воскресенье, 28 ноября 2021
$

Что будет с третейскими судами после вступления в силу нового закона "Об арбитраже"

Управляющий партнер CLC Наталья Шатихина о том, что будет с третейскими судами после вступления в силу нового закона "Об арбитраже".

В сентябре этого года вступит в силу федеральный закон "Об арбитраже". Принятие и обсуждение перспектив этого закона обошлось без яростных баталий в бизнес–среде. Да и интерес в целом можно назвать вялым: на фоне рецессии, при драматичных событиях на рынке валюты, осеннем "листопаде" банков и других приметах нашего времени события эти кажутся малозначительными. Система третейских судов до сих пор давала мало поводов для пристального внимания. Ни для кого не секрет, что по сравнению с западными судами, особенно с учетом невнятной практики по взысканию с проигравшей стороны расходов на представителей, наша экономическая юстиция относительно быстра и дешева. Доверия к судебному способу разрешения споров и так в России немного, что уж говорить о коммерческих судах. И получалось, что только скорость рассмотрения дел играла на руку молодой системе коммерческого правосудия.
Постепенно картина стала выглядеть следующим неутешительным образом. В стране достаточно активно функционировали третейские суды при крупнейших компаниях, СРО, профсоюзах. Множились карманные суды, лишь дополнительно дискредитировавшие систему в целом. Особняком стояли Международный коммерческий арбитраж и суды при ТПП регионов. Эти, надо сказать, были крайне недешевы и не сказать, что так уж быстры.
Никакие косметические меры вроде аккредитации в арбитражных судах эффекта не имели. И окончательность решений третейских судов стала совсем призрачной. Решения третейских судов "опрокидывались" в арбитражных едва ли не чаще, чем "засиливались". Реформа третейской системы совпала с объединением судов. Но для нас — и здесь я уже говорю не как судья одного весьма представительного третейского суда и председатель другого — вопрос окрашен совсем в иные цвета. Всем понятно, что с существующей вакханалией нужно было что–то делать, но не выплеснули ли мы с водой и ребенка?
Новый закон делает все, чтобы остался минимум третейских судов. Это достигается требованием присутствия в списках арбитров судей в отставке (не секрет, что в обеих столицах их стало много после ликвидации Высшего арбитражного суда РФ). Но остается открытым вопрос с регионами. Не везде есть из кого выбрать. Да и хотелось бы пояснений, как все это соотнесется с законом о статусе судей, сильно ограничивающим сферы деятельности для судей в отставке.
Если на всю страну останется пара десятков третейских судов, существует риск того, что коммерческий арбитраж сгинет в России как жанр либо из–за их перегруженности, либо из–за их управляемости сверху. Третейские суды были и остаются важным звеном в балансе юридических сил. Как бы то ни было, именно они создают известный стимул рассматривать дела быстрее, разгружают судебную систему и вносят определенный фактор неожиданности в судебной монополии. По сути, именно они во многом могли бы стать эффективными бизнес–омбудсменами. В любом случае гадать нам осталось полгода.