Анастасия Жигач anastasia.zhigach@dp.ru Все статьи автора
25 января 2016, 12:23 440

Как застрявший лифт может помочь выбрать профессию инженера

Фото: Валентин Беликов

Владимир Анчук, начальник строительства ГК "Кивеннапа", стал инженером случайно. На выбор профессии, определивший ход его жизни, повлиял застрявший между этажами лифт.

Профессию инженера он выбрал после трехчасовой беседы с незнакомым человеком. "Виной всему стало мое хобби: я увлекаюсь рыбной ловлей. Однажды, когда я учился еще в 10–м классе, я возвращался с рыбалки и застрял в лифте с одним из жильцов дома, он оказался подполковником. Комизм был в том, что я жил на 14–м этаже, а он — на втором. Пока мы ждали, когда лифт поедет, а на это ушло несколько часов, мы с военным разговорились: оказалось, он тоже рыбак. Конечно, он спросил меня, куда я собираюсь поступать. Я был тогда на перепутье: не понимал, чего хочу от жизни и какой вуз мне выбрать", — вспоминает Владимир.

Энергичный энергетик

Энергичный энергетик

473
Анастасия Жигач
Энергичный энергетик

Энергичный энергетик

473
Анастасия Жигач

Подполковник, оказалось, занимал должность в Санкт–Петербургском инженерно–техническом университете (ВИТУ) и, естественно, предложил поступать туда.

Первые шаги строителя

Школьник послушал совета, тем более что уверенности придавала фраза, оброненная в лифте: "Я, если что, помогу тебе поступить". Помощь старшего, правда, не понадобилась: Владимир и сам сдал вступительные экзамены, увлекся учебой и в итоге получил специальность инженера–строителя. В 21 год молодой человек уже занимался ремонтом и реконструкцией здания Мариинского театра.

"Это был капитальный ремонт бутафорского цеха и основной сцены. Я был очень активным прорабом, и меня почти все знали: однажды на меня накричал Валерий Гергиев, — смеется Владимир. — Это было мое первое боевое крещение: опыта вначале не хватало, и я, бывало такое, ошибался. Я принял работы на середине объекта: до меня уже были прорабы, которые успели наворотить дел. Так что мне приходилось много переделывать и принимать нестандартные технические решения".

На эту стройку Владимир попал по знакомству: о вакансии в строительной фирме "ИРОН" он узнал через друзей матери и, успешно пройдя собеседование, окунулся в новый для себя мир. В этой компании он проработал 2 года, а затем Владимира пригласили в ГК "Жилстройинвест". За 5 лет работы в этой строительной компании он прошел путь от замначальника отдела коммерческой службы до генерального директора одной из "дочек". Потом — недолго — был свой бизнес по отделке помещений, открытый вместе с одноклассниками (он до сих пор работает как ООО "Нисман", но уже без Владимира), работа в "Лентопливосервисе" и учеба по программе MBA в Санкт–Петербургском международном институте менеджмента. Во время учебы он познакомился с будущим генеральным директором группы компаний "Кивеннапа" Максимом Красненко (в мае 2015 года его сменил Владимир Лихачев), которой на тот момент не существовало: была только идея.

"Я начал путь в "Кивеннапе" заместителем главного инженера. В 2008 году у компании был один земельный участок и два каркасных дома. Продажи индивидуального жилья шли медленно, надо было думать, какой продукт предложить рынку — что–то, чего еще нет на рынке. Тогда родилась идея блокированных домов с маленьким земельным участком, аналог одноэтажной Америки в России, — вспоминает Владимир. — Мы начали формировать предложение: надо было проектировать фундамент, кровлю, находить новые решения, делать акцент не на дешевизне, а на экономической рациональности. Мне, как инженеру, было интересно: как только я закончил с типовыми конструкциями жилья, я переключился на инженерные сети, пытался найти свои новые подходы в инженерии".

Больше глубины

Как инженер может помочь стартапам привлечь внимание инвесторов

Как инженер может помочь стартапам привлечь внимание инвесторов

537
Анастасия Жигач

Через год Владимир был повышен до главного инженера, а в 2015 году стал начальником строительства.

Сейчас в его подчинении 500 человек, поэтому сам Владимир в детальной разработке проектов почти не участвует: занимается контролем и управлением проектами. "Связь с профессией не утрачена, я занимаюсь, конечно, не только контролем. Недавно, например, пришла ко мне молодая проектировщица и попросила, чтобы мы вместе с ней посмотрели спецификации проекта. Так что я работаю во всех основных строительных программах, которые позволяют мне сделать первичные выводы по проекту, и, если вы меня спросите, когда я открывал их последний раз, я скажу — вчера или сегодня", — объясняет Владимир.

На вопрос о том, что дало ему инженерное образование, он отвечает с большой охотой: "Строительная механика, сопротивление материалов, теплотехника. Я применяю основную массу знаний, которые получил в университете в последние годы при специализации. Они нужны мне в повседневной жизни: я знаю, как делаются расчеты, и я всегда могу проверить их, я компетентен". И тут же сетует на качество современного инженерного образования: "Мы последние, кто рисовал все руками. Брали ватманы, кульманы, рейсшины, тушь, карандаши и чертили. Я осознавал, что я делаю руками. Сейчас это все делается только в специальных программах — и чертежи, и расчеты. Конечно, когда мы пришли на работу, попали в начало века активного использования технологий. Так что умею работать и там и там".

По его словам, молодые инженеры не всегда задумываются над физикой процесса. Они привыкли доверять компьютеру и смотрят на проекты не так, как представители старой школы: "Поколения рожденных при СССР получали очень хорошее техническое образование. Они понимали глубину работы конструкции. Нынешние проектировщики и инженеры больше знают программы. Приходит ко мне молодой инженер с каким–то решением, и я спрашиваю: а как, почему здесь такое сечение? Мне говорят: потому что мне программа выдала. Я спрашиваю: а понимаешь ли ты, почему она тебе его выдала? В строительстве все на здравом смысле. Сечение той или иной конструкции выбирается исключительно из здравого смысла: она должна выдержать нагрузку. Эмпирии или зубрежки нет".

Кто будет править миром

Вместе со своими подчиненными Владимир построил около 300 домов. Он признается: получает одинаковое удовлетворение и в те моменты, когда принимает ключевые решения для развития проектов, и тогда, когда непосредственно видит плоды своего труда.

"Я получаю большое удовлетворение от того, что понимаю саму технологию принятия решений. Знаю, что вокруг меня соберется довольно большой состав умудренных опытом мужчин старше меня, а решения всегда остаются за мной, и мне за них не стыдно. Я вижу, как я самореализуюсь, особенно когда проезжаю мимо объектов, которые я выполнил и стройкой которых я сам непосредственно руководил. Особенно когда я вижу, как оттуда выходят люди", — признается Владимир. Себе дом он еще не построил: пока не хватает времени. "Хочу шале: деревянный дом, клееный брус с внутренней стенкой из кедра. Это будет потрясающий запах… Я люблю вокруг себя живое, не люблю камень", — говорит он и уточняет: проектировать свой дом он не хочет, чертить ничего не будет. "Вот когда выстрою собственный бизнес, продам его и начну жить на дивиденды, обеспечу всех родственников, отращу бороду, сяду и буду чертить все, что душе угодно", — мечтательно задумывается Владимир. Инженер всегда остается инженером.

У него любопытное мнение насчет собственной профессии. Он уверен, что посреди мира, где модно быть фотографом, дизайнером и блогером, инженер — это тот, кто, когда наступит апокалипсис, сможет построить дом, провести электричество и спасти человечество.

"Инженер — это не маркетолог: он больше других приближен к земле и, если что, сможет вытянуть этот мир. Инженеры будут править миром: они понимают, как все устроено. Скорее всего, именно к этому мы и придем. Как бы мы ни оцифровались, куда бы мы ни уехали, хоть в виртуальную реальность, учитель, пекарь и строитель все время существования человека будут занимать главенствующую роль".

Новости партнеров
Реклама