Михаил Шевчук news@dp.ru Все статьи автора
22 января 2016, 01:35 2072

Зачем власти возвращают врагов народа

Фото: Сергей Вдовин/Интерпресс

Кремль фактически легализовал термин "враг народа", открыто поддержав главу Чечни Рамзана Кадырова в перепалке с несистемной оппозицией. Что это значит для России — рассуждает редактор "ДП" Михаил Шевчук.

На минувшей неделе самой громкой историей стал диалог Рамзана Кадырова с "врагами народа". Кремль в нем встал на сторону главы Чечни, фактически согласившись с тем, что "нелегальных" политиков можно обзывать и угрожать им собачьей травлей. А сам президент — по другому, правда, поводу — помянул Лаврентия Берию.

Чеченский лидер Рамзан Кадыров вообще–то давно известен своим радикальным отношением к непарламентской оппозиции. Но на сей раз он и сам выпустил целую серию заявлений, включая даже программную статью в "Известиях" под названием "Шакалы будут наказаны по закону Российской Федерации". Кадыров не стеснялся в выражениях, называя оппозиционеров западными лакеями и трусливыми псинами, а глава Госсовета Чечни Магомед Даудов, во время чеченских войн известный под позывным Лорд, и вовсе намекнул, что у его овчарки Тарзана давно "чешутся зубы" на "собак иностранных мастей" — "еле сдерживаем".

Поднялось возмущение, вызвавшее новую волну провокационных заявлений. Либеральная общественность и соратники Кадырова обменялись флешмобами, выясняя, позор ли России Рамзан Кадыров или все–таки гордость. Наблюдатели просто потерялись в догадках, то ли он напоминает Кремлю, что финансирование Чечни нельзя сокращать даже в лютый кризис, то ли наоборот, Кремль использует его для полоскания оппозиции.

Самое главное в том, что Кремль не посмел одернуть Рамзана Кадырова. Вот Герману Грефу, назвавшему Россию страной–дауншифтером, указали на место. А Кадырову нет. Пресс–секретарь Путина Дмитрий Песков предложил сделать вид, что ничего не случилось. Я, говорит, прочитал высказывание и вот что скажу: речь–то идет именно о несистемной оппозиции. А это у нас кто? Это у нас те, "кто находится вне легитимного политического поля страны, это те, кто в своей деятельности не остается в рамках закона и готовы его нарушать,в том числе и во вред стране". Вот и все, и "не нужно нагнетать".

Ну то есть прав Кадыров–то. Действительно вредители. Подумаешь, шакалами и врагами народа назвали. Так ведь так и есть! Это не опровергнуто, наоборот, поддержано, и термин "враг народа", можно сказать, легализован. Современное политическое устройство России предполагает, что легализоваться в нем можно только с одобрения верховной власти. То есть когда Песков говорит о легитимном поле, надо понимать, что он имеет в виду тех, кто там уже находится, подразумевая, что список закрыт.

Далее, термины "система" или "легитимное поле", строго говоря, больше теоретические. Нет такого закона, который бы гласил, что в России существует система, состоящая из таких–то конкретных партий и политиков, и все остальное, внесистемное и потому подлежащее хоть травле овчарками, хоть ввержению в психбольницы. Это уже получается парафраз статьи о руководящей и направляющей силе.

В широком смысле политическим полем являются в принципе все движения — одни находятся в парламентах, другие пытаются туда попасть, сменив первые. Поскольку сам механизм смены власти легитимен, так как прописан в Конституции, легитимны не только представители власти, но и претенденты на нее. И каждый гражданин как избиратель тоже является частью этого поля.

Дмитрий Песков назвал вещи своими именами. Его шеф, наслушавшись, видимо, за эти дни сентенций о врагах народа, на заседании Всероссийского форума предпринимателей сослался на Лаврентия Берию: сталинский наркомвнудел, по мнению Путина, был единственным, кто умел хорошо работать, проверяя анонимки.

Ну что ж, Берия придет — порядок наведет. Так, что ли, получается?

Новости партнеров
Реклама