Дмитрий Прокофьев, экономист Все статьи автора
27 ноября 2015, 17:09 837

Какая стратегия территориального развития России самая разумная

Фото: Метцель Михаил/ТАСС

Экономист Дмитрий Прокофьев перечисляет сценарии будущего России.

Уходящий год можно в известной степени годом несбывшихся прогнозов. Ни один из сценариев, предсказывавших взрывной рост российской промышленности, освобожденной от конкуренции с импортом, не оправдался, не сбылись и предсказания о крахе мировой экономики, спровоцированном падением нефтяных цен. С другой стороны, не произошло развала российской банковской системы, чего многие опасались год назад, а правительство избежало популистских соблазнов вроде включения печатного станка. Но остается неясным, что будет дальше, кому верить и на что рассчитывать.

Почему отказ от нефти в пользу производства не гарантирует России экономического роста

Почему отказ от нефти в пользу производства не гарантирует России экономического роста

754
Дмитрий Прокофьев, журналист

Искать ответы на эти вопросы можно самостоятельно, прочитав новую книгу "Крутые горки XXI века. Постмодернизация и проблемы России" российского экономиста Дмитрия Травина, опубликованную издательством Европейского университета.

Эта книга является логическим завершением трилогии, посвященной истории модернизации, но, в отличие от предыдущих книг цикла, обращена не столько в прошлое, сколько в будущее.

Разумеется, в книге не содержится прямых ответов в стиле многочисленных псевдоэкономических "проектов будущего". "Крутые горки" можно сравнить с набором ключей, позволяющих приоткрыть дверь грядущего и представить себе варианты развития — страны, региона, города или самого себя.

Сценарии эти нельзя назвать оптимистическими или пессимистическими. К ним лучше всего приложимо понятие "объективность". Экономист может выявить тренд, нарисовать путь, по которому можно пойти, но уверенно решить, куда двинется общество, ученый не может.

Основы современной экономической теории предполагают, что ключевой движущей силой хозяйственного развития, тем рычагом, который сдвигает Землю, является повседневный выбор миллиардов людей, самостоятельно принимающих решения о том, что им покупать, что читать, что смотреть по телевизору, куда ехать. Волны человеческих желаний раскачивают Землю все сильнее.

Автор ярко описывает, как в условиях современной глобальной экономики каждый, кто может предложить доступный и привлекательный продукт для миллионов, может проснуться богатым человеком. Но такая удача выпадает не всем. Глобальный мир означает глобальную конкуренцию, и хотя потребности людей вроде бы и не знают границ, зато времени на потребление и на осмысленный выбор у человека остается все меньше. Отсюда спрос на стандартные товары, простые для понимания идеи, стремление к поиску универсального набора критериев для оценки качества…

Выбор предполагает ответственность за его последствия, а принимать эту ответственность на себя общество не очень–то и желает. В этой связи очень интересно познакомиться с главой, посвященной так называемому фундаментализму. Дмитрий Травин подчеркивает, что современный фундаментализм (любой окраски) хочет владеть и наслаждаться всеми плодами модернизации, отказываясь при этом пользоваться ее инструментами, такими так свобода, частная собственность, конкуренция. Именно в этом автор видит его слабое место, которое неизбежно приведет его к историческому поражению.

Состояние экономики признали угрозой в стратегии нацбезопасности России

Состояние экономики признали угрозой в стратегии нацбезопасности России

1134

Кроме сценариев будущего книга содержит множество точных зарисовок современного экономического положения России, имеющих, к слову, совершенно прикладное значение. Рассуждая о формировании на территории Европы мегарегионов, основой которых служат крупные города, автор отмечает, что наиболее разумной стратегией территориального развития России могло бы стать формирование глобального региона экономической активности между Москвой и Петербургом — городами, где сосредоточена седьмая часть населения страны. Но выбор сделан в пользу других приоритетов, в то время, как мегарегион Петербург (с Ленобластью), Южная Финляндия (с Хельсинки) и Эстония (с Таллином) потихоньку продолжает свое экономическое формирование вопреки формальным границам.

В справедливости такого наблюдения может убедиться каждый, кто взглянет на карту ночной освещенности Европы. Он увидит цепочки огней, связывающих Северную столицу с эстонскими и финскими соседями, и почти непроглядную темноту между Петербургом и Москвой — там, где, по идее, могло бы биться экономическое сердце модернизированной России.

Будущего мы не знаем и знать не можем, завершает свою книгу автор "Крутых горок". Но мы имеем шанс сделать Россию настоящей страной ХХI века — это зависит от нашего выбора.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама