Дмитрий Прокофьев, экономист Все статьи автора
20 ноября 2015, 13:50 1097

Почему происходят теракты

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Экономист Дмитрий Прокофьев объясняет, почему некоторые люди совершают теракты.

Четверть века назад русский писатель и философ Игорь Ефимов опубликовал миниатюру под названием… "Парижский террорист". В этой истории французский юноша нанимает кинооператора для довольно нелепой работы — снять, кадр за кадром, хронику дня этого молодого человека, смонтировать фильм и предложить телеканалам. Выручку — пополам, предлагает наниматель. Никто не купит такую ерунду, возражает кинооператор. Не купят, значит, я потеряю деньги, отвечает юноша, но не все ли вам равно, вашу работу я оплачиваю в любом случае. Сделка заключена, начинаются съемки, день незнакомца не представляет ничего интересного… до той минуты, когда молодой человек, выхватив пистолет, расстреливает члена Парижского городского суда, вышедшего из автомобиля. И спокойно поднимает руки вверх. У оператора хватило сообразительности не ждать приезда полиции, поэтому момент ареста не был заснят. Но и того, что было на пленке, оказалось довольно… Ходят слухи, что сумма, уплаченная телестудией за получасовой фильм, превысила сумму, уплаченную журналом "Лайф" за 20–секундную ленту об убийстве президента Кеннеди.

Кто виноват в "слабости" рубля

Кто виноват в "слабости" рубля

625
Дмитрий Прокофьев, экономист
Кто виноват в "слабости" рубля

Кто виноват в "слабости" рубля

625
Дмитрий Прокофьев, экономист

Но дальше начинается самое интересное. "Парижский террорист" не прояснил своих мотивов. Сказал на допросе, что в его поступке не было ничего личного, просто он возражает против несправедливого устройства общественного гнета. И все. Остальные могут интерпретировать его кровавый жест как хотят.

Можно восхититься прозорливостью писателя, очень точно угадавшего ключевую характеристику терроризма грядущего века — презрение к жизни и стремление к максимальной публичности злодеяний. Сейчас "парижскому террористу" не надо нанимать оператора — его работу выполнят миллионы владельцев смартфонов и пользователей социальных сетей, которые тут же растиражируют любой "кровавый жест" десятками миллионов постов, роликов и комментариев. Но ключевые строки эссе — рассказ об интерпретации "кровавого жеста".

Интерпретаций оказывается довольно много, от психоза и религиозных исканий до международного заговора спецслужб и борьбы за независимость последних французских колоний. Находятся и те, кто говорит об уязвимости демократического общества и призывает "закрутить гайки". Нет, все нужно объяснять простыми человеческими причудами, горько комментирует писатель, в каждой стране могут родиться люди с причудой убивать, и способ утолять свою причуду они находят. "Где модно убивать за веру, идут в отряды святых мучеников, где модно убивать за эксплуатацию — идут в "красные бригады", а где модно убивать за деньги — идут в бандиты". И если такие люди не найдут себе применения, им не останется иного выхода, как захватить верховную власть в стране и взять монополию убийств в свои руки, мрачно заключает философ.

Ужас заключается в том, что статистика вполне подтверждает этот вывод. Свободы демократического общества вовсе не развязывают руки убийцам. 78% погибших от рук террористов приходится всего на пять стран: Ирак, Афганистан, Сирия, Нигерия, Пакистан, вполне авторитарных. В то время как в Европе, обеих Америках и Австралии происходит около 2,1% от общего числа терактов в мире. Примечательно, что многолетние исследования не выявляют статистической зависимости между уровнем образования людей или их экономическим достатком и склонностью к участию в "кровавых жестах". Более того, террористы, не говоря уже об организаторах террористических атак, оказываются в среднем даже более образованны, чем их соотечественники. Ни лидеры русской "Народной воли", ни захватчики самолетов 11 сентября не были безграмотными бедняками. С другой стороны, самый высокий подушевой ВВП в Европе сочетается с самым низким уровнем уголовной преступности, кровавый террор здесь — именно чудовищное нарушение нормы, а не правило, как в странах, где насилие считается эффективным способом решения экономических проблем.

Экономическая наука не дает однозначного ответа на вопрос о том, как справиться с террором (хотя теории Гэри Беккера об экономической природе преступности применимы к деятельности террористов). Однако экономика знает другое: люди с "причудой убивать", даже если им удавалось дорваться до власти, никогда не могли построить эффективного общества и терпели поражение — от тех, кого они так безгранично презирали.

Новости партнеров
Реклама