Михаил Шевчук Все статьи автора
15 мая 2015, 13:46 3587

Павел Астахов продолжает защищать ранние браки

К скандалу с браком пожилого чеченского полицейского и вчерашней школьницы с огоньком подключился детский омбудсмен Павел Астахов. Сначала он, выгораживая традиции, умудрился назвать кавказских женщин "сморщенными", затем извинился и начал защищать ранние браки, замахнувшись на Вильяма нашего Шекспира.

Вторая серия чеченского брачного скандала оказалась не хуже первой. Сначала возмущение блогосферы обрушивалось на главу Ножай-Юртовского РОВД Нажида Гучигова, который при живой супруге решил взять в жены юную Хеду (вскоре оказавшуюся Луизой) Гойлабиеву из села Байтарки, и главу Чечни Рамзана Кадырова, который заявил, что все нормально и все согласны. Акцент при этом делался именно на добровольное согласие, как будто всех волновало только это, а не многоженство.

Чью карьеру хамство может погубить, а кому только поможет

Чью карьеру хамство может погубить, а кому только поможет

573
Анна Потсар, доцент ВШЭ

Но внимание переключил на себя уполномоченный по правам ребенка и большой поклонник Рамзана Кадырова Павел Астахов, который вообще за словом в карман не лезет. Он тоже сделал вид, что все дело в раннем браке: "На Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами, - заявил Павел Астахов. - Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50. А вообще Конституция запрещает вмешиваться в личные дела граждан".

Соцсети, как и следовало ожидать, забурлили от шуток на тему "Почему у вас новая юная жена? Старая сморщилась". Павлу Астахову посоветовали задуматься, не потому ли на Кавказе в 27 женщины выглядят на 50, что выходят замуж в 16, рожают по пять-семь детей и постоянно заняты ручным трудом. Остолбенели от такого поразительно дурацкого заявления даже дамы-политики: "На себя пускай посмотрит! Неужели это женщины слышали? Кошмар", - сказала, например, сенатор Екатерина Лахова. Конечно, ведь даже если ты без ума от Рамзана Кадырова, за словами следить надо. В общем, от критики Павла Астахова уже самого сморщило так, что на следующий день ему пришлось расшаркиваться: "Женщины любого возраста прекрасны и восхитительны. Господь Бог создал Женщин, чтобы мы могли их любить, защищать, беречь, воспевать... Любил, люблю, буду любить и уважать! Приношу свои извинения за допущенную ошибку!"

Но от главного Павел Астахов не отступился. "Беспокоиться надо не о ранних браках, которые предусмотрены Семейным кодексом, разрешены Конституцией и федеральным законом, а о ранней половой жизни подростков, - напустился он на критиков. - Каждый случай индивидуален. Закон их разрешает и при этом не позволяет вмешиваться в личную жизнь граждан. Каждая семья в состоянии этот вопрос решить самостоятельно, без цензоров". И сослался на Ромео и Джульетту, которые "мечтали пожениться, а не об интимных отношениях", подчеркнул детский омбудсмен.

Из двух высказываний получается следующее: во-первых, если женщина рано стареет, то нормально взять новую молодую жену. Ничего аморального и незаконного в этом нет (может быть, Павлу Астахову стоило бы сходить в Третьяковскую галерею и посмотреть на известную картину Василия Пукирева "Неравный брак", которая, возможно, навела бы его на размышления). Во-вторых, женщины на Кавказе рано созревают и рано стареют, но это просто такая биологическая национальная особенность. Никаких социальных причин Павел Астахов, судя по всему, не видит и совершенно не хочет понимать, почему у "нас" и у "них" разные мерки, почему на Кавказе так, а в Ницце, допустим, не так. До революции в России тоже большинство браков заключалось в 15-17 лет, женщины рожали по полтора десятка детей (детская смертность при этом, правда, была запредельной, да и условия жизни в таких огромных семьях оставляли желать лучшего), а еще браки заключались зачастую без согласия самих молодоженов, по воле родителей. Что касается эмансипации несовершеннолетних, то и здесь можно вспомнить дореволюционный опыт, когда в 12 лет детей уже отправляли трудиться на фабрики. Наверное, нужно с уважением относиться и к этим традициям.

Шекспировские Ромео и Джульетта, на которых решил сослаться Павел Астахов, действительно стремились тайно обвенчаться - чтобы их враждующие родители уже не смогли их разлучить. И им было даже меньше 14 лет, хотя отец, как известно, соглашался выдать Джульетту замуж только в 16, то есть вряд ли такая свадьба могла бы состояться явно и при полном одобрении герцога Вероны. Если даже оставить в стороне то, что Павел Астахов игнорирует вопрос законности женитьбы при невыясненной судьбе первой жены, все равно ссылки на средневековые обычаи в наше время смотрятся диковато (если, конечно, речь не идет о Кавказе). Если продолжать ставить в пример Шекспира, то можно дойти, например, до оправдания кровной мести, дуэлей со смертельным исходом или, например, поедания христианского мяса евреями по образцу Шейлока: "Просрочен вексель. Жид законно может Потребовать фунт мяса у купца"...

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама