Игорь Шнуренко news@dp.ru Все статьи автора
2 марта 2014, 12:00 1213

"Выходной Петербург". Олимпиада победившего социализма

Фото: РИА "Новости"

По результатам Олимпиады в Сочи dp.ru составил собственный рейтинг, рассчитав количество добытых медалей на душу населения. Как оказалось, лидерами по этому показателю являются страны, проповедующие социализм с человеческим лицом.

Как только завершилась Олимпиада, аналитики бросились изучать итоги и публиковать различные рейтинги. Например, агентство Bloomberg подвело итоги макроэкономического медального зачета, поделив число медалей, полученных той или иной страной, на каждые $100 млрд ВВП. По идее, этот метод позволяет оценить экономическую эффективность спорта — или спортивную эффективность экономики. Так вот, в этом состязании на первом месте оказалась Словения, где этот показатель равен 14 (страна получила восемь медалей), на втором — Латвия, чье число условных медалей равно 11, на третьем — Норвегия с показателем 9,5. У России этот показатель равен всего 1,33, у Китая — микроскопические 0,07.

Конечно, этот подход можно воспринимать как не более чем курьез: аккуратность статистики и сами принципы подсчета ВВП могут так же сильно отличаться от страны к стране. Кроме того, в такой схеме все очень сильно зависит от случайных флуктуаций. Положим, Гаити выигрывает одну медаль — например, потому, что какой–нибудь известный норвежский или швейцарский горнолыжник по каким–то причинам согласился бы выступить под флагом этой страны. В сочетании с крайне низким уровнем ВВП Гаити сразу с большим отрывом оказалась бы на первом месте! Но значит ли это, что все страны должны бросаться перенимать гаитянскую систему подготовки спортсменов?!

Победители и проигравшие

На мой взгляд, главное в подобных анализах — это не рейтинги и показатели, а размышления и выводы.

Ведь что получается. Казалось бы, в спортивных соревнованиях такого уровня выигрывать медали должны молодые волки и волчицы, прежде всего из стран, где выживает сильнейший и каждый сам за себя. Очевидное преимущество перед системой дикого капитализма с его естественным отбором и певцами этого отбора, такими как американская писательница петербургского происхождения Айн Рэнд и ее современный московский эпигон Юлия Латынина!

Но увы, из условных стран "дикого капитализма", при всех оговорках, в десятку сильнейших на Олимпиаде вошли лишь одни Соединенные Штаты. Но "образцовые" США с населением 315 млн человек плетутся за "социалистической" Канадой, где живет в 10 раз меньше людей. Экономика Канады структурно похожа на штатовскую, но есть одно отличие — социальные гарантии европейского уровня.

Среди лидеров мы видим такие страны, как Германия, Голландия, Норвегия, Швейцария. Именно эти государства упрекают в социалистических подходах к экономике и в патернализме. Например, в Норвегии живет всего 5 млн человек, но эта страна получила 26 медалей, в том числе 11 золотых — на два золота больше, чем США. Что сказал бы Bloomberg по поводу страны, где производство электроэнергии, почты, железные дороги, торговля лекарствами и многое другое целиком находится в собственности государства, а нефтянка и газовый сектор принадлежат ему на 80%? В Норвегии — о ужас! — всего–то четыре миллиардера, и это при том, что экспорт нефти и газа сравним с российским. И эти четыре норвежских миллиардера ведут себя тише воды ниже травы, стараются по максимуму делиться, чтобы не дай бог не быть раскулаченными, допустим, за неуплату налогов.

Один их самых богатых норвежцев Олаф Тон завещал все свое состояние на медицину, другой попытался в обход закона получить лицензию на управление судном — и тут же попал за это в тюрьму… У нас в одной Москве таких ребят, по данным Forbes, больше, чем где бы то ни было, они дают жару всему миру, от Куршевеля до Камбоджи, и что бы они ни сделали, в России они неподсудны.

Мне могут возразить, что не имеет отношения к спорту, тем более к спорту высоких достижений, тот факт, что в Норвегии минимальный отпуск 5 недель, а больничные оплачиваются в размере 100% от зарплаты, при этом на несколько дней справки от врача не надо, работнику верят на слово. Но, может быть, уверенность в завтрашнем дне влияет на здоровье и возможность досуга — особенно при социалистическом бесплатном здравоохранении высокого уровня? Что сказала бы Айн Рэнд о стране, где невозможно уволить работника только потому, что так захотел работодатель? Как высмеяла бы она государство, где родитель может взять 10 дополнительных дней к отпуску на уход за каждым ребенком? Но именно эта страна выигрывает у тех государств, где отпуск 2 недели и сотрудника можно выставить в два счета.

Спортсмены вместо охранников

Маленькие Нидерланды не оставили соперникам никаких шансов в скоростном беге на коньках — при том что в этой стране иждивенцев, свирепой политкорректности и всяческих меньшинств нет бездомных. Вот так — совсем–совсем нет, у кого нет жилья, тому его дает государство. С жиру бесятся? Наверное — оттого и каждый пятый взрослый там состоит в спортклубе. Нет большого разрыва в доходах — нет и такого насилия, как в России. Оттого спортсменов почти как в России охранников.

Или взять немцев с их безумным налогообложением, когда богатые вынуждены отдавать чуть ли не все свои доходы государству. Почему экономический локомотив Европы именно эта страна, а не, например, Россия, где богатые плачут много, но не платят практически ничего? Немцы — чемпионы неэффективных проектов, таких как искусственное сохранение рабочих мест в отраслях, испытывающих проблемы, субсидирование этих отраслей, госгарантии сбыта и тому подобное? Что заставляет этих лоботрясов и иждивенцев брать один пьедестал почета за другим?

Не только деньги

В последнее время в России часто высказывается мнение, что все дело в финансировании спорта и если вкладывать достаточно денег, то и результаты будут хорошие. Достаточно купить за большие деньги лучших тренеров, а если надо, то и спортсменов, оплатить им любые необходимые расходы, и результат не замедлит явиться. В случае с сочинской Олимпиадой этот подход, возможно, и сработал — за ценой ради успеха здесь никто не стоял.

Но насколько эффективны эти вложения и, самое главное, как закрепить успех, ведь гастролеры, как правило, рано или поздно уедут? Не скатится ли тогда команда опять ниже плинтуса, как это было на предыдущих олимпиадах? Возьмем для сравнения сборную Белоруссии, которая добилась впечатляющих результатов весьма скромными средствами, заняв место сразу за сопоставимой по населению Швейцарией и превзойдя богатые и спортивными традициями, и деньгами Францию и Австрию.

Международный опыт, да и результаты самой сочинской Олимпиады, доказывают, что одними деньгами проблему не решить и государство в деле развития спорта куда эффективнее частного сектора. К примеру, США и Норвегия вкладывают в спорт примерно одинаковые доли ВВП — 7,5 – 8%, но результаты у этих стран совершенно разные: пятимиллионная Норвегия в Сочи уверенно и легко обогнала 315–миллионные США.

Кстати, Россия вкладывает в спорт около 4% ВВП — если, конечно, не считать игр в Сочи.

Две системы

В мире сегодня существуют две основные модели финансирования спорта — американская, которая характерна для США, Великобритании, некоторых других стран, и континентально–европейская, к которой все больше тяготеют некоторые развивающиеся страны.

Для англо–американской модели характерна не слишком большая прямая поддержка спорта из бюджета страны, что компенсируется наличием больших налоговых льгот для частного сектора, инвестирующего в физкультурно–спортивное движение. Велика также роль местных общин, местных и региональных властей.

Кроме того, сами в себя активно инвестируют и спортсмены. Например, в США учебно–тренировочные сборы, транспорт, экипировку спортсмен оплачивает сам, до тех пор пока не обращает на себя внимание больших людей.

Очень велика и роль спонсоров: в США и Англии почти все расходы на транспорт и проживание сборных команд на Олимпийских играх обеспечиваются именно за их счет. В этих странах работает модель эндаумента — пожертвования на спорт, которое считается благотворительностью и вычитается из сумм, подлежащих налогообложению. Этот путь уже много лет настойчиво предлагается и нам, в частности, по Федеральному закону от 30.12.2006 № 275–ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций".

Мы видим, что в России спонсоры, как правило, поддерживают спортивные клубы или команды зрелищных видов спорта. При согласовании смет на проведение крупных соревнований в России Министерство спорта просит представлять финансово–экономические обоснования с учетом всех источников финансирования, включая внебюджетные, в первую очередь спонсорские, деньги. Но результат перехода на эту модель в футболе и хоккее скорее отрицательный. Конечно, теоретически на каждый вид спорта можно поставить по олигарху и поставить перед ними, если надо, добровольно–принудительно задачу скупки человеческих ресурсов. Но миллиардер Михаил Прохоров уже много лет во главе российского биатлона, но все равно почти все медали по этому виду спорта из Сочи увезли бедные, по российским меркам, белорусы да социальные иждивенцы норвеги.

При второй модели финансирования спорта преобладают средства из госбюджета. Эта модель характерна для стран, где построена очень дорогая и также оплачиваемая за счет налогов и дивидендов госпредприятий инфраструктура массового спорта, где есть бесплатная высокого уровня медицина, без которой немыслимы спортивные достижения, где есть бесплатное и при этом качественное образование.

Почему страны с социал–демократической ориентацией часто выигрывают олимпиады? Дело в том, что социал–демократии не просто перераспределяют доходы богатых в пользу бедных, обеспечивая социальный мир. Социал–демократическое устройство предполагает также значительные государственные расходы на общественные блага: публичные школы, бесплатные больницы, недорогой общественный транспорт и т. д. Этими благами в самых успешных примерах социальной демократии (в скандинавских странах) пользуются как обычные люди, так и богатые граждане. Поскольку, например, общественное школьное образование Финляндии или Норвегии очень хорошее, частных школ просто мало, так как в них мало смысла. Гордость за свою страну, производимое успешным государством, — это тоже общественное благо. Социальная демократия может спланировать и вложиться в национальные спортивные победы, рассчитывая на благодарность граждан. С другой стороны, чиновники такого государства, как США, хотя и располагают большими средствами, склонны считать, что они обязаны производить лишь необходимый минимум общественных благ (прежде всего, безопасность и медицинская помощь престарелым). Большие социальные проекты чужды их менталитету.
Эдуард Понарин
профессор Высшей школы экономики в Петербурге
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама