Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
22 февраля 2014, 12:00 1038

"Выходной Петербург". Властелины колец

Фото: ИТАР-ТАСС

Мы рассчитываем, что люди, принимающие решения, опираются на действительную информацию о событиях и отдают себе отчет в истинном положении вещей. Дмитрий Прокофьев утверждает что люди, облеченные властью, первые готовы верить лжи и заблуждениям.

Помните, в чем заключалась причина невидимости обладателя кольца всевластья? Того самого, из "Властелина колец". Действующий хозяин кольца мог перемещаться из реального мира в призрачный, в мир иллюзий и фантомов, в мир, в котором все могло быть совсем не так, как в реальности.

Мудрый Толкиен очень точно уловил самую суть природы власти: истинный повелитель должен хозяйничать не только в мире людей, но и в мире страхов, заблуждений и фантазий. Примерно в те же годы, когда был опубликован "Властелин колец", философ Жак Бержье бросил хлесткую фразу: "Нацизм — это магия плюс танковые дивизии". Джордж Оруэлл в романе "1984" еще лучше выразил магическую суть абсолютной власти лозунгом: "Незнание — сила!".

Все это важно для нас, поскольку мы рассчитываем, что люди, принимающие решения, опираются на действительную информацию о действительных событиях и отдают себе отчет в истинном положении вещей. Но кто знает, так ли это на самом деле?

Довольно широко распространено убеждение, будто окружающее нас информационное поле — это не более чем театральная декорация с актерами, но на самом деле все совсем не так, и нам остается только догадываться, что происходит наяву. О том, куда могут завести такие размышления, рассказал Станислав Лем в сатирическом памфлете "Группенфюрер Луи ХVI". В этом рассказе группа бывших эсэсовцев перебирается в Южную Америку, прихватив с собой легендарные сокровища рейха, которые им доверено охранять. И по воле своего командира они устраивают в глубине аргентинской территории фантастическое государство, называемое Паризией и разыгрывают роли аристократов при дворе французского монарха, которым и провозглашает себя группенфюрер СС. Денег поначалу хватает на то, чтобы устроить бывшим охранникам концлагерей райскую жизнь баронов и маркизов. Но мало–помалу фантазеры из дивизии "Мертвая голова" начинают принимать происходящее с ними всерьез, да настолько, что устраивают уже не игрушечный, а настоящий заговор с целью завладения сокровищами короны. В итоге группенфюрер Луи убит ближайшими приближенными, его сундук с сокровищами вскрыт и… оказывается пустым. А у ворот крепости Паризия стоят аргентинские полицейские, приглашая участников ролевой игры вернуться в реальный мир.

Вопрос: почему люди, облеченные властью, готовы верить лжи и заблуждениям, тонуть в миражах, вместо того чтобы оценить ситуацию объективно?

Еще Плутарх удивлялся римским императорам, предпочитавшим верить даже не собственным глазам и ушам, а советам колдунов и гадателей. Можно, конечно, предположить, что такие недостатки владык — не более чем продолжение их достоинств и способность уверовать в собственную фантазию, заразив этой верой других, есть необходимое свойство харизматического лидера. Но наличие у руководителя массива объективной информации, полученной из децентрализованных источников, должно помогать ему контролировать персонал и создавать для него правильные стимулы — это написано в учебнике по корпоративному управлению. И объективная картина мира нужна не только начальникам!

Треть века назад академик Сахаров писал в Политбюро ЦК КПСС: "…Ограничения свободы информации приводят к тому, что не только затруднен контроль за руководителями, но и руководители промежуточного уровня лишены прав и информации и превращаются в пассивных исполнителей… Руководители высших органов получают слишком неполную, приглаженную информацию и тоже лишены возможности эффективно использовать имеющиеся у них полномочия".

Возможно предположить, что эффект от формирования фантасмагорической картины мира в головах подданных дает власти серьезное тактическое преимущество. Завороженные непрерывным реалити–шоу со спецэффектами граждане покорно делают то, что им предписано свыше, как статисты большого спектакля. Что, казалось бы, может быть лучше? Но с этим выводом не согласятся неврологи из Бременского университета, доказавшие, что действиями человека в виртуальном пространстве и в реальном мире управляют разные участки мозга. И нет никакой гарантии, что человек, исправно восхищающийся телевизионной картинкой деяний власти, пошевелит хоть пальцем, чтобы прийти властям на помощь в критической ситуации. И восторженное возбуждение, появляющееся во время компьютерной игры, проходит быстро и почти не оставляет следа.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама