Ирина Панкратова Все статьи автора
5 февраля 2014, 15:46 1781

Антикварный скандал

Фото: dp.ru

Известный петербургский искусствовед Елена Баснер с 31 января находится в СИЗО по подозрению в обмане известного коллекционера Андрея Васильева. Музейщики и антиквары Петербурга только об этом и говорят, привлекая к обсуждению и общественность. Dp.ru поинтересовался у профессионального сообщества, в чем причины такого внезапного интереса к теме поддельных картин.

В 2009 году Андрей Васильев приобрел за $250 тыс. картину "В ресторане", якобы кисти художника Бориса Григорьева. Подлинность картины утвердила именно Елена Баснер своей подписью. Подозрения по поводу правильности ее заключения возникли еще в 2010 году, когда Васильев решил похвастаться своим приобретением и выставил "В ресторане" в крупной московской галерее. В 2011 году эксперты "Русского музея" тоже сообщили ему, что это, скорее всего, лишь копия подлинника. Дело по данному вопросу было возбуждено в июле 2012 года. Но почему-то именно сейчас история с Баснер получила общественный резонанс.

На скандал уже отреагировал директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он заявил, что следователи действуют некорректно, а заключение Баснер в СИЗО — это оскорбление для всех интеллигентных людей. Так же и директор "Русского музея" Владимир Гусев через свою пресс-службу напомнил, что Баснер никак не связана с музеем, так что музей за ее действия ответственности не несет. В собрании музея с 1985 года находится произведение Григорьева "Парижское кафе", подлинность которого не вызывает сомнений.

Истории с поддельными картинами, проданными за огромные деньги, — не редкость на антикварном рынке. Так, совсем недавно картина "Одалиска", якобы написанная Борисом Кустодиевым и купленная фондом "Аврора" на торгах аукционного дома Christie's за 1,68 млн евро, была признана не принадлежащей кисти этого художника. Суд признал, что "Аврора" имеет право расторгнуть сделку и получить деньги обратно.

Оценку скандальной картины "В ресторане" Елена Баснер давала как частное лицо. Но до 2003 года она работала в "Русском музее" и участвовала в экспертизах, в связи с чем историю и связывают с музеем. Как пояснили dp.ru в "Русском музее", переоценки картин, в изучении которых Баснер участвовала во время своей работы до 2003 года, пока не планируется. "Еще не вынесено никаких решений. Но, в зависимости от заключения суда, к этому вопросу могут вернуться", — уточнили в "Русском музее".

Марина Штагер, арт-директор галереи Lazarev Gallery, считает ажиотаж вокруг ситуации с Еленой Баснер шумихой, которую журналисты подняли почему-то именно сейчас. "Экспертное заключение любой организации субъективно. Каждый коллекционер, покупая антикварную картину, сознательно играет в рулетку. Даже музейный эксперт может ошибиться. Взгляните на ситуацию с другой стороны: продавец получил прибыль, и почему он сам тогда не под стражей?" — отмечает она.

Все эксперты антикварного рынка в беседе с корреспондентом Dp.ru отмечают также, что ни одна экспертиза не может быть точной на 100%. Если картина хоть раз покидала мастерскую, о ее подлинности уже сложно говорить с полной уверенностью.

Владельцы антикварных мастерских, в основном, готовы комментировать ситуацию с Баснер только анонимно. Они объясняют это тем, что Андрей Васильев — самый влиятельный коллекционер Петербурга, и "злить его не хочется". Профессиональное сообщество сходится во мнении, что судиться он будет до последнего.

"Любой коллекционер всегда заинтересован в том, чтобы экспертиза была положительной, потому что Репин стоит миллионы, а "не Репин" — 100 рублей. "Русский музей" отличается тем, что старается быть предельно осторожным в оценках, а в экспертизе участвует целый совет экспертов, поэтому заключения часто бывают отрицательными. Многих коллекционеров это не устраивает. Довести подобное дело до заключения в СИЗО непросто. Обычно никто даже не обращается в суд, потому что доказать злой умысел в подобной ситуации крайне трудно", — сказал Dp.ru сотрудник одного из крупных антикварных салонов в центре Петербурга.

"В антикварном рынке больше рисков приобрести подделку, по сравнению с современным искусством, ведь после смерти художника установить подлинность его картины с точностью до 100% практически невозможно", — отмечает Марина Штагер. Она поясняет, что по этой причине сейчас многие коллекционеры предпочитают вкладывать нерискованные 2-15 тыс. евро в молодых перспективных художников или инвестируют в произведения таких художников, как Олег Целков, чьи картины 1960-х годов уходят по 250 тыс. фунтов на Sotheby’s. То есть, их цена подтверждена аукционами, и у самого Целкова можно уточнить подлинность его работы. Ведь художник знает каждую свою картину как своего ребенка. Для сравнения, "В ресторане", якобы кисти Бориса Григорьева, коллекционер Андрей Васильев в 2009 году купил за $250 тыс.

Ситуация с Еленой Баснер сделает коллекционеров более подозрительными, полагают владельцы антикварных магазинов. "Люди будут проверять два раза", — считает Наталья Глущенко, директор ООО "Коллекционер". В антикварном салоне "Восток-Запад" dp.ru рассказали, что пока не заметили подозрительности со стороны своих клиентов. Однако на рынке с начала 2013 года наблюдают плавное падение спроса, но связывать это с какими-то конкретными факторами не берутся.

В то же время Наталья Глущенко, директор ООО "Коллекционер", отмечает падение спроса только в области антикварного изобразительного искусства.

"На картину либо должна быть низкая цена по сравнению с ее качеством, либо это должно быть ликвидное произведение, которое можно быстро реализовать. Возможно, рынок антикварной живописи просто уже достиг потолка", — полагает Глущенко. По ее наблюдениям, сейчас растет интерес к декоративно-прикладному искусству, например, к фарфору и мебели, — к тому, что можно поставить у себя дома и использовать. Так же растет интерес коллекционеров к нумизматике.

В целом оживление рынка ожидается в конце февраля и начале марта, когда в Петербурге будет проходить выставка "Антикварный базар" с более чем 200 участниками, торгующими антиквариатом.

Новости партнеров
Реклама