Игорь Шнуренко, журналист Все статьи автора
27 декабря 2013, 01:03 62

"Выходной Петербург". Новая итальянская Сибириада

Обозреватель dp.ru побывал на премьере оперы Умберто Джордано "Сибирь"

Опера в Петербурге переживает пору консолидации с прицелом на недружественные поглощения, и в такую пору вдвойне приятно, что музыка живет где хочет, не только в театрах–монополистах.

На сцене Театра оперы и балета Петербургской консерватории прошла премьера оперы итальянского композитора Умберто Джордано "Сибирь". Постановка была подготовлена силами консерваторий Петербурга и Милана — собственно, именно профессору последней Марко Паче и пришла в голову идея возродить оперу. Ее премьера прошла в миланском Ла Скала в 1903 году. Тогда на главную партию композитор пригласил Федора Шаляпина, но тот приехать не смог. Постановку увидел Габриэль Форе, возглавлявший в тот период Парижскую оперу, и, впечатленный, перенес ее к себе, где она шла около 10 лет.

Русская тема 100 лет назад была очень модной в Европе, и тот же композитор Джордано, женатый, кстати, на русской, отдал ей должное. Современник Верди, Пуччини и Масканьи, незадолго до "Сибири" он написал другую оперу, где действие также открывается в Петербурге. Его известная уже в России "Федора" — это история несчастной любви, где героиня — княгиня Федора умирает, поцеловав отравленный византийский крест. Кстати, на миланской премьере той оперы блистал молодой Карузо.

Лейтмотивом оперы проходит песня "Дубинушка", которая, правда, в итальянском исполнении из бунтарской становится сентиментально–мрачноватой. В массовых сценах из сибирской жизни звучат также украинские напевы в стиле чуть замедленной "Ты ж мене пидманула".

Впрочем, "Сибирь" — это не клюква о медведях и водке, а вполне себе заслуживающая внимания музыкальная драма, навеянная великой русской литературой, прежде всего Достоевским и Толстым с его "Воскресеньем". Зритель может найти здесь многие музыкальные приемы веристов, свойственные такими произведениям, как "Тоска", "Богема" или даже "Паяцы", но в том, что касается сюжета, Россия есть Россия, и некоторая безысходность героев чувствуется с самого начала.

Джордано в своем творчестве был не чужд темы проституции — а кто из видных европейских, да и русских художников его эпохи ее обошел? Одной из своих самых главных работ композитор считал оперу Mala vita ("Дурная жизнь"), где главный герой клянется перевоспитать проститутку, если сам излечится от туберкулеза.

Главная героиня "Сибири" жрица любви Стефана — не Катюша Маслова и никого не убивает. В живом и выразительном исполнении студентки миланской консерватории Элизы Бальбо куртизанка прекрасно чувствует себя в своей роли. Кстати, Бальбо обладает замечательным сопрано, так что это имя стоит взять на заметку. У Стефаны прекрасно получается вести двойную, если не тройную жизнь, играя то с князем, то с лейтенантом, то с сутенером Глебовым. Последний — фигура зловещая и комичная одновременно, он сошел скорее с подмостков итальянской комедии дель арте, нежели со страниц русских классиков. Шутки, прибаутки и анекдоты доведут и его до Сибири, где, впрочем, паяц не пропадет. В исполнении Деметрио Колачи злодей вполне симпатичен — хотя, конечно, периодически спохватывается и начинает строить козни.

Жестокий романс сюжета, конечно, лишь повод насладиться замечательной и неизвестной у нас партитурой, где есть все, что полагается: и бельканто с мелодичными песнями и эффектными ариями, и великолепные музыкальные ансамбли, и экзотические русские аккорды, и вполне традиционные гармонии. Стоит отметить солистов филармонии Михаила Трояна, Вадима Щанкина, а также прекрасный хор.

В 2014 году совместный проект будет представлен в Милане. Стоит надеяться, что сотрудничество двух консерваторий будет продолжено.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама