Игорь Шнуренко, журналист Все статьи автора
27 сентября 2013, 11:57 1357

"Деловой Петербург". Триумфатор

Фото: Свистунова Валентина

Журналист dp.ru Игорь Шнуренко - о том, чем могут обернуться оглушительные победы российской власти.

Если бы сейчас жил итальянский художник Андреа Мантенья, он бы написал живописный сериал о триумфах Владимира Путина, подобно тому как он изобразил девять трехметровых холстов с триумфами Гая Юлия Цезаря.

Одной из этих работ была бы монументальная картина "Валдайский форум", на которой Путин был бы изображен на берегу озера, в лавровом венке триумфатора, в окружении муз, консулов, народных трибунов и поверженных врагов, ползающих под ногами и добивающихся милости. Как на полотнах Мантеньи, перед нами в человеческий рост прошли бы ликторы, трубачи, знаменосцы, рабы, кони, слоны, стерхи, амурские тигры.

Вот Ксения Собчак , просящая микрофон, чтобы подобострастно обратиться к великому человеку, вот Володя Рыжков, смущенно протирающий очки…

На другой работе, "Дорога в Дамаск", Мантенья изобразил бы Путина и Обаму на фоне ближневосточных гор: скудная растительность, отряды сражающихся друг с другом пустынных разбойников и российский президент–миротворец в шлеме и красном плаще, попирающий ногой сирийское химическое оружие. Путин пожимает руку Обаме, который стоит рядом, чуть ниже, в доспехах Дарта Вейдера из фильма "Звездные войны". Мавр хитровато косится в сторону, но ничего сделать не может: на его бластере лежит рука русского.

Да и не на картине, а в реальной жизни Путин, и переигравший внутреннюю оппозицию, и добившийся редкого для России внешнеполитического успеха, явно чувствует себя победителем. В Валдае он благодушно шутил, переговариваясь с политическими противниками, и даже дал понять, что не против выдвинуться на энный президентский срок — совсем как Цезарь, который стал фактическим монархом, оставаясь формально в рамках конституционных норм. Кто может бросить вызов Путину внутри страны? Оппозиционные политики, которые на слуху, и не пытаются по ключевым вопросам представлять интересы большинства населения. Власть в целом успешно убедила публику, что оппозиционеры выражают точку зрения дам в норковых шубках, миллиардеров с поместьями на Лазурке, сексуальных меньшинств и осквернителей святынь. Ну да, в Москве таких вместе с обслугой, может быть, живет 27%, но в масштабах России их дело безнадежно.

Следуя логике абсолютизма, Путин теперь занимается потенциальными очагами возможной фронды. Судя по той легкости, с которой ему удалось разгромить Академию наук, римский принцип "разделяй и властвуй" по–прежнему работает прекрасно. Системные либералы склоняются к поддержке "реформы" науки, справедливо чувствуя возможность поживиться. В стране, в сущности, остается одна потенциальная институция, способная бросить вызов автократии: православная церковь. Можно вспомнить пример Польши 1979 года, где на поле под Краковом папа бросил вызов диктатуре. Однако власти умело разводят церковь и оппозицию, то и дело подбрасывая все новые темы для конфронтации и, как в деле Pussy Riot, изображая себя ревнителями духовных ценностей.

Во внешней политике Путин также имеет основания торжествовать. На обложке журнала "Тайм" снова его портрет и надпись: "Америка слаба и занимается пустым трепом, Россия богата и поднимается, а ее лидеру все равно, что о нем думают". Путин спас Обаму от унизительного поражения в конгрессе по сирийскому вопросу, и даже обычно враждебные к Путину западные СМИ признают правоту российского лидера в вопросе американской исключительности. Ответ Маккейна Путину в газете "Правда" мир воспринял скорее как анекдот и истолковал его не в пользу американцев.

Однако долговечен ли этот триумф? Ведь ставка Путина на всевозможные саммиты, на то, что существующий мировой порядок можно заморозить "терками в верхах", не оправдывается. Сколько ни встречались с Януковичем, а Украина вот–вот сбежит из Таможенного союза, ведь в этой стране общественное мнение много значит, а с ним российские власти не работают, и оно явно прозападное. Пример того, что российские олигархи сделали с белорусской калийной промышленностью, служит предостережением и для Украины: смотрите, что происходит, когда перед русскими не выставляют барьера. Этот пример куда убедительнее словесных увещеваний российских чиновников.

Да и успехом с Сирией, если разобраться, Россия обязана прежде всего катастрофическому для правящей в Британии партии голосованию в палате общин. Это голосование — также отражение общественного мнения, а не итог "терки в верхах".

Внутри России все так же неоднозначно. Да, несистемная оппозиция, которая на глазах становится частью системы, не способна объединить и повести за собой население. Но у этого населения, если честно, все больше причин для недовольства властями — и кто знает, не увидим ли мы вскоре новых политиков, которые заговорят на темы, жизненно важные для большинства?

Кроме того, у Цезаря есть ближний круг, и кто–то из этого ближнего круга может иметь планы, о которых написан роман Торнтона Уайлдера "Мартовские иды". От последнего триумфа Юлия Цезаря до мартовских ид прошло меньше года.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама