Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
29 сентября 2013, 11:00 5541

"Выходной Петербург". Пенсия и жизнь

Россиянам фактически повысили пенсионный возраст, и сделали это так ловко и аккуратно, что они этого почти и не заметили. Все помнят конец 1980-х и пенсию, сопоставимую с хорошей зарплатой, а между тем так было далеко не всегда.

Как там было у классика? Люди пьют чай, а в это время решаются их судьбы. Примерно как в уходящем сентябре, когда россиянам фактически повысили пенсионный возраст и сделали это так ловко и аккуратно, что они почти и не заметили.

Пенсионный возраст, который власти клялись не повышать, был установлен еще в 1932–м, и дожить до него было трудно. В те годы средняя продолжительность жизни советского мужчины составляла 47 лет. Да и сама пенсия, за исключением привилегированных категорий, в лучшем случае не превышала четверти от зарплаты рабочего. Колхозникам пенсий не полагалось вовсе, получать их они начали только 30 лет спустя. Об этом как–то все забыли, зато запомнили краткий период на рубеже 1980–х, когда человек, доживший до 60, что само по себе было большой удачей, мог рассчитывать на пенсию, сопоставимую с зарплатой служащего.

Но в новой России быстро выяснилось, что на пенсию прожить весьма затруднительно, и дальше почему–то становилось не лучше. То есть пенсии повышались и индексировались, а вот покупательная способность денег не росла, и большинство пенсионеров сводили концы с концами только благодаря тому, что продолжали работать или имели подсобное хозяйство. При этом пенсионеры оставались самым благодарным электоратом действующей власти. Был, правда, краткий период в середине 1990–х, когда пенсионеры выбирали губернаторов–коммунистов, но, после того как все убедились, что развитого социализма в отдельно взятой области построить не получается, стали голосовать за того, на кого указывал телевизор.

Тем временем правительство думало, как бы заставить граждан самим копить себе на старость. В 2002 году, когда была запущена пенсионная реформа, предполагалось, что накопительная часть будет увеличиваться, а страховая — снижаться. Солидарную часть, из которой начисляется базовая часть пенсии, предполагалось оставить для тех, кто пенсию не заработал и должен был довольствоваться казенным минимумом.

Нельзя сказать, чтобы государство не призывало россиян к пенсионной самостоятельности. Появилось множество негосударственных пенсионных фондов, готовых помочь трудящемуся в борьбе с грядущей нищетой, но граждане довольно осторожно переводили туда накопительную часть пенсии. Возможно, потому что на словах государство говорило о нерушимости прав частной собственности, а делами доказывало свою готовность и способность стереть любого собственника в порошок. Будущие пенсионеры понимали, что в случае действительно серьезных экономических потрясений со своими деньгами они могут попрощаться в любом случае, а если нефть не подешевеет, то совсем с голоду умереть им не дадут. Государство не возражало против такой позиции, но тем временем дыра в Пенсионном фонде продолжала увеличиваться. А его дефицит компенсировался бюджетными вливаниями, да так, что министр экономического развития Алексей Улюкаев, будучи заместителем главы Центробанка, говорил, что Пенсионный фонд есть "не более чем транзитный счет из федерального бюджета на счет пенсионера".

И вот настал момент, когда власти захотели воспользоваться деньгами будущих пенсионеров, считая их своими собственными. Правительство решило сэкономить 102 млрд рублей в 2014 году, 116 млрд в 2015–м и 133 млрд в 2016–м на изменении схемы выбора накопительной пенсии (так называемые молчуны, доверившие заботу о пенсионных накоплениях государству, вместо 2% не получат ничего). Конечно, им обещано, что их деньги не пропадут, а будут инвестироваться. В стадионы или горнолыжные трассы, например. Или в какой–нибудь мост в океане. Куда у нас инвестирует государство в последние годы? Так что есть смысл прислушаться к словам Алексея Кудрина: "Молчуны в старости не сведут концы с концами".

Ничего страшного, как бы возражает ему вице–премьер Ольга Голодец, "с точки зрения стабильности в плане обеспечения социальных обязательств мы уверены… наши прогнозы сделаны до 2050 года". И хвалит пенсионную реформу, которая "очень сильно мотивирует людей работать сверх пенсионного возраста".

Что и требовалось доказать. Девять из 10 россиян против повышения пенсионного возраста? Да как хотите, говорит им государство, согласно новой формуле расчета пенсий, принятой правительством, теперь можно рассчитывать на нищенскую пенсию в 60 лет и более или менее приемлемую в 68.

Решайте как хотите. Тем более что власти уверены в стабильности аж до 2050 года.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама