Financial Times: казаки снова на коне, чтобы помочь России заполнить идеологический вакуум

Автор фото: Global look press

Последние пять лет, пока его ровесники проводили свое свободное время в торговых центрах или кино, Тимофей Шевченко жил так, как его предки-воины 19 века.

По выходным 23-летний молодой человек и его товарищи маршируют по главному бульвару Красноярска в традиционном казацком платье, ботинках и с саблями. Летом в сельской местности они упражняются в езде на неоседланном коне (стиль езды их предков) и осваивают стрелковое оружие, от снайперских винтовок до современного автомата Калашникова, пишет корреспондент Financial Times.
“Мое сердце, моя душа, все тянется к этому”, — поделился Тимофей Шевченко. Теперь, благодаря губернатору Краснодарского края и требованиям по усилению безопасности перед Олимпиадой-2014 в Сочи, это стало его постоянной работой.
Прославленные такими российскими писателями, как Александр Пушкин, и подавленные Советами казаки вновь приступили к военной службе в Краснодаре — преуспевающей южной области России. Их возрождение совпало с расцветом русского национализма и ксенофобии, произошедшем на фоне увеличения числа мигрантов из соседних мусульманских республик.
В прошлом году губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, который и сам является потомком казаков, поручил тысяче казаков патрулирование города и стал платить за это. Теперь, когда область готовится к зимней Олимпиаде-2014, их роль возросла: казаки помогают перегруженным работой полицейским.
На казачью программу в Краснодар было выделено 659 млн рублей ($20 млн) из годового бюджета города. Это меньше, чем 1% всего бюджета, но в 65 раз больше, чем ассигнования на детские сады. Деньги пошли на обучение казаков и выплату им зарплат. Теперь казаки ходят по улицам парами или тройками вместе с местным полицейским. Срок обучения казаков составляет 72 часа. Они не могут арестовывать людей, но могут иметь при себе два вида оружия: пневматический пистолет и кнут.
“Нужно защищать себя. Чтобы предоставить нашим детям возможность ходить в школы, в которых будут обучать казацким традициям, где они будут заниматься казацкими видами спорта и изучать казацкую культуру, нужны деньги. Поэтому сейчас нам нужно жить так, как жили наши предки, и просить денег у государства. Мы вернулись к историческому прецеденту", — считает заместитель атамана Константин Перенижко.
Сегодня казаки патрулируют городские улицы в традиционной одежде 19 столетия, как во времена имперской России, когда они служили царю. Возрождение казаков началось как раз в тот момент, когда Владимир Путин, будучи избранным на третий президентский срок, начал возвращать страну к историческим ценностям. При этом усиливается и националистическая риторика.
Краснодар — единственное место в России, где казакам за службу платит само правительство, и обстановка здесь особенно накаленная из-за растущих трений между этническими русскими и мигрантами с Кавказа. Строительство объектов для Олимпиады идет в регионе полным ходом. К участию в работах привлекли жителей соседних областей и Дагестана, Ингушетии, Узбекистана и Таджикистана. По данным миграционной службы, только в прошлом году число мигрантов увеличилось на 700 тыс. человек. Всего к Краснодарском крае живут 5,2 млн человек.
Некоторые полагают, что казацкие патрули будут упразднены после Олимпиады или смены губернатора. Но другие полагают, что культура казаков с ее акцентом на российский национализм может заполнить постсоветский идеологический вакуум. “В Америке есть ковбои. Здесь у нас — казаки”, — усмехнулся заместитель атамана.