Все статьи автора
29 октября 2010, 00:00 254

Многоуважаемый стул

ХIII международный фестиваль старинной музыки завершался концертом прямо-таки ослепительным: в Капелле выступил французский контратенор Филипп Жарусски. Живьем его замечательный голос (с диапазоном в две октавы) оказался мягче и богаче, чем в записях. А еще необычайная музыкальность (вернее, хочется сказать: музыкантский ум), мастерство -- певец с дивной легкостью скользил по виртуозным фиоритурам, выразительная внешность и сценическое обаяние -- все вместе превратило вечер в праздник, в подарок, каких за сезон выпадает от силы два-три. Воодушевленная публика стоя требовала бисов, Жарусски щедро их пел, и, как писывали в старину, зала сотрясалась от новых и новых оваций.

Скрип

И лишь одно обстоятельство мешало чувствовать себя вполне счастливым. Стул.

В партере Капеллы, как известно, стоят венские стулья, скрип которых многим­ памятен еще с детства. Стулья придумал Леонтий Бенуа, в 1889-м перестроивший здания Придворной капеллы и создавший зал изумительной красоты с превосходной акустикой. Архитектор явно имел в виду, что сидеть на этих стульях станут разве что невесомые барышни с затянутой в рюмочку талией. Но барышни исторически рассосались, их место заняли люди совсем другой комплекции -- судя по тому, что спинка моего стула, стоило на нее опереться, опасно прогибалась и грозила того и гляди сломаться вовсе. Из спинки впередистоящего стула тоже торчал наполовину вывалившийся шуруп… Зал отреставрировали 5 лет назад. И знаменитый кессонированный потолок засиял обновленными красками, и темно-серый мрамор, и позолота, и охристо-персиковые овалы медальонов по стенам радуют свежестью. А вот аутентичные стулья ветшают. Их регулярно чинят (даже специальная фирма для того заведена), но ремонта хватает до первого детского утренника: молодые слушатели на месте не сидят, вертятся, расшатывая мебель.

Капелла в последние годы интересно развивается, пробует новые форматы, в перспективе собирается стать местом «комплексного культурного обслуживания»: гость в один присест посмотрит выставку, послушает концерт, поест, купит книгу или диск и т.д. И этот самый гость, заплатив за недешевый билет, имеет право на комфорт. Казалось бы, самый естественный выход -- поставить в зале современные эргономичные кресла, чтоб и сидеть удобно, и убрать легко, трансформировав пространство, например, для бала.

Не тут-то было! В Капелле всё-всё-всё, включая стулья Бенуа, находится под защитой недреманного ока комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры городской администрации. И в разрешении заменить стулья КГИОП отказал.

Тараканы и годзиллы

В нашем богоспасаемом Санкт-Петербурге можно снести квартал на Невском. А потом в муляжные фасады всадить стеклянный пузырь -- как в ужастиках какой-нибудь космический таракан поселяется внутри человека и распирает его изнутри. Можно изуродовать Владимирскую площадь чудовищным зданием-годзиллой. Можно взгромоздить биржу на Васильевском, «Петровский форт» на берегу Невки, строить отель на Мойке (так, что та же Капелла чуть не рухнула), можно вообще наворотить что угодно. И всякий раз председатель комитета Вера Дементьева заверяет, что все законно, согласовано и во благо.

А стулья поменять нельзя.

Потому что когда речь идет о тихом государственном учреждении культуры, никакому крупному бизнесу не интересном, -- о, тут КГИОП неукоснительно стоит на страже исторических ценностей.

В этом месте по какой-то необъяснимой, но навязчивой ассоциации вспоминается булгаковская секретарь редакции Лапшенникова «со скошенными к носу от постоянного вранья глазами».

Впрочем, возникни в постсоветском Петербурге своя Батурина, только производящая не пластиковые, а театральные кресла, еще неизвестно, как дело бы обернулось.

Дмитрий Циликин, журналист

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама