Лондонский франчайзинг поселился в Зимней галерее

В городе, где редко выдается такое жаркое, как в этом году, лето, по справедливости есть Зимний дворец, Зимняя канавка, Зимний стадион и Зимняя галерея. Директор галереи Альберт Саральп рассказывает о современном арт-процессе и ждет в гости Юрия Темиркано

<BR><BR>В городе, где редко выдается такое жаркое, как в этом году, лето, по справедливости есть Зимний дворец, Зимняя канавка, Зимний стадион и Зимняя галерея. Директор галереи Альберт Саральп рассказывает о современном арт-процессе и ждет в гости Юрия Темирканова, которому очень нравятся полотна Бербера.<BR><BR>-- Компания London Contemporary Art, частью которой является "Зимняя галерея", давно известна в Европе и мире. У нас есть отделения в Америке, в Европе, Москве, Санкт-Петербурге, Гонконге, Австралии, Новой Зеландии. LCA работает с живыми и знаменитыми художниками.<BR>-- То есть работы "почивших в бозе" художников в этой галерее не продаются?<BR>-- Когда-то она работала и с Дали и с Пикассо, но эти проекты закончились. Теперь, чтобы не возникало проблем с атрибуцией -- вы отлично понимаете, что антиквариат всегда окружен подделками, криминалом, мы работаем только с ныне здравствующими мастерами высочайшего мирового уровня. Это знаменитые художники Америки, Англии, Европы, России.<BR>-- Как подбираются картины для продажи в сети галерей London Contemporary Art?<BR>-- Этим занимается специальная комиссия. Раз в полгода в Лондон приезжают искусствоведы разных направлений, которые не работают в компании, что особенно важно. Это специалисты из разных областей искусства, возможно, относящиеся друг к другу с некоторым напряжением, как принято в этой узкой арт-среде, но их тайное голосование дает совершенно объективную картину.<BR>-- Кого из русских художников вы представляете?<BR>-- Шемякин, Эрнст Неизвестный, Купер, Хамдамов, Плавинский -- они состоялись и известны на Западе. Часто художники Москвы и Петербурга, продав случайно на Западе свою работу за две-три тысячи долларов, считают, что они уже достаточно известны. К сожалению, это не так. Их нет ни в Метрополитен-музее, ни в других известных музеях мира. В этом виноват, может быть не сам художник, а полная незаинтересованность государства процессом. Когда-то страна была интегрирована в мировой арт-рынок и Кандинский, Шагал, Малевич были известны всему миру. Русские художники диктовали, шокировали, потрясали.<BR>На Западе если ты, художник, написал картину и продал ее -- ты молодец. Если не можешь -- иди занимайся другим делом. С этим столкнулись сегодня российские художники и впали в ужас -- мы никому не нужны!<BR>-- Какова специализация LCA?<BR>-- Компания специализируется на тиражной графике. Сегодня 70 процентов мирового арт-рынка -- это ограниченная тиражная графика.<BR>-- Авторские копии?<BR>-- Изначально неверное выражение -- авторских копий не бывает. Копию делает другой человек, а автор имеет право повторить свою работу. Здесь выставлены и оригиналы и тиражные вещи, сделанные автором ограниченным тиражом, который никогда не бывает выше пятисот экземпляров.<BR>-- Как часто обновляется экспозиция?<BR>-- Экспозиция обновляется практически каждые полтора месяца. До конца августа будет работать выставка произведений знаменитого английского художника Роя Ферчалда. Он работает в технике сериографии, пока малоизвестной в России. Это традиционная шелкография плюс ручная доводка. Одну работу, включающую восемьдесят пять экземпляров тиража, Ферчалд делает примерно год. Все они непохожи друг на друга -- тема одна, образ один, но гамма красок совершенно разная. Каждый экземпляр тиража имеет свой номер.<BR>-- С повышением номера цена меняется?<BR>-- Нет, весь авторский тираж стоит одинаково. В офортах, литографиях после десятого отпечатка клише снашивается, и матрица уничтожается. Кстати, вот ответ на вопрос, почему сегодня в России нет арт-рынка. Если здесь художник выпускает офорт, то он делает не десять, а тысячи оттисков! А на Западе, если условиями оговорено изготовление десяти оттисков, то за печать одиннадцатого художник сядет в тюрьму на семь лет, как за подделку. Нашим художникам это смешно.<BR>-- Все цены сети галерей LCA одинаковы?<BR>-- Они сформированы долгими сложными путями. Мы считаем, что картина стоит не cтолько, за сколько ее продали на SOTBI (аукционная цена часто ни о чем не говорит), а столько, за сколько ее может продать купивший ее человек. Продать работу Бербера, самого известного мусульманского художника в мире, которая у нас стоит 12 тысяч долларов, не сложно на аукционе за 50 тысяч. Но в данный момент она стоит именно двенадцать тысяч -- и мы это гарантируем.<BR>-- Каким образом?<BR>-- В любой момент наша галерея готова принять обратно купленное у нас произведение искусство и возвратить владельцу все деньги. А если покупатель согласится немного подождать, то получит еще и процент. Так во всем мире работают серьезные галереи. Цены на работы постоянно растут -- это бизнес.<BR>-- А есть ли определенный коэффициент роста стоимости работ?<BR>-- На все картины по-разному. На Рустама Хамдамова, например, за последние три года цены возросли на четыреста процентов.<BR>Сегодняшний покупатель не хочет, чтобы его обманывали, он не хочет идти в подвал, или на чердак искать неизвестного художника. Что бы ни говорили профессора-искусствоведы, картину каждый выбирает только принципу "нравится-не нравится" и это единственно правильный путь. Когда человек выбрал, галерея обязана дать гарантии, что он выбрал подлинную работу серьезного художника, предоставить документы и каталоги. А система гарантирует рост капиталовложений в произведения искусства в среднем на 20% в год.<BR>-- Можно ли поручиться за представленных у вас художников, что их имена останутся в истории?<BR>-- А можно поручиться, что "Мерседес" навсегда останется лучшей автомобильной компанией?