Итальянец Греппи заставил петербуржцев есть макароны

"Аккуратную" прическу иногда поэтически называют "взрыв на макаронной фабрике". Примерно такую же картину представлял и российский макаронный бизнес в начале ХХ века.

<BR><BR>"Аккуратную" прическу иногда поэтически называют "взрыв на макаронной фабрике". Примерно такую же картину представлял и российский макаронный бизнес в начале ХХ века.<BR><BR>На местном рынке действовало множество мелких производителей, которые "сражались" не только друг с другом, но и с качеством своей продукции.<BR><BR><B>Греппи без Граппы</B><BR>К сожалению, точную дату проникновения макарон на российский рынок установить сложно. Такие известные историки торговли и промыслов прошлых веков, как Богданов, Рубан и Георги, в своих произведениях даже не упоминают о производстве и потреблении макарон, из чего можно заключить, что этот продукт был им неизвестен. Из некоторых косвенных данных следует, что изготовление в России макарон в фабричных условиях началось в первые годы XIX века. При этом можно утверждать, что российские макароны не могли ни в коей мере конкурировать с изделиями иностранного приготовления.<BR>Примерно в 1800 году в Петербурге возникла первая в России небольшая макаронная фабрика. Ее построил предприниматель Греппи -- итальянец по происхождению, приехавший в Северную Пальмиру в надежде на быстрое обогащение за счет продажи недорогого, но вкусного и сытного продукта. Он посчитал, что должен получить прибыль не меньшую, чем в Италии. Однако Греппи не смог учесть русский характер и особенности жизни и быта россиян.<BR>Как ни велико было желание этого делового и весьма предприимчивого иностранца развить производство и торговлю этим продуктом в российской столице, итальянский бизнесмен был вынужден из-за непредвиденных и непонятных ему обстоятельств уже в самом начале своей деятельности разочароваться в макаронном проекте. Как говорят исторические документы, "ему пришлось покориться всевозможным нелепым препятствиям, которыми всегда была так богата история создания всякого нового промышленного начинания в России".<BR>К тому же российские потребители с высоким уровнем дохода, привыкшие к определенной высококалорийной пище, вначале приняли новый продукт чуть ли не в штыки. Считается, что они с презрением относились к макаронным изделиям, а людей, их употреблявших, называли "макаронниками" и "итальяшками". Все это сильно подрывало авторитет внедряемых изделий.<BR><BR><B>Макаронная феерия</B><BR>Но Греппи проявил настойчивость. Поначалу ему удавалось продавать каких-нибудь 5 пудов макарон в год, что, естественно, приносило только убытки. Но он упрямо расширял производство и торговлю, и через некоторое время объемы продаж исчислялись уже десятками пудов. В конце концов Грeппи сумел так организовать производство и торговлю, что макароны стали играть заметную роль на российском торгово-промышленном рынке.<BR>По сведениям некоторых петербургских фабрикантов, Греппи в 60-х годах XIX века передал свое дело сыну, а сам по каким-то личным обстоятельствам уехал в Италию, где и умер в 1869 году.<BR>Сын Греппи в отличие от отца не обладал необходимой настойчивостью. Он вел дело недолго и продал фабрику некоему купцу Большакову, от которого в конце XIX века производство перешло к Федорову, сумевшему существенно расширить бизнес и заработать в торгово-промышленных кругах авторитет. Наряду с Федоровым во второй половине XIX века макаронным бизнесом занялись сразу несколько предпринимателей. В частности, в Петербурге собственные фабрики построили предприниматели Точнолатти, Хохольков и Лапин. В Москве макаронное предприятие открыл купец Монахов. Эти предприниматели, учитывая горький опыт Греппи, с самого начала стали анализировать и учитывать вкусы потребителей в отношении видов макаронных изделий. Кроме того, новые фабрики во многом превосходили производство Греппи.<BR>В 1870 году в Петербурге действовало уже шесть макаронных предприятий. Лидерами считались фабрики Хохолькова и Федорова, умевшие изготавливать до 60 пудов макарон в сутки. Макароны на петербургских фабриках изготавливались из пшеничной (манной) крупы. При этом на российских фабриках применялся исключительно ручной труд.<BR>Наряду с отечественными изделиями в торговле имелись так называемые "заграничные" макароны, для изготовления которых использовались месильные машины и некоторые другие приспособления. Механизация процесса изготовления способствовала повышению качества привозимых из-за границы макаронных изделий. В 1889 году один из основоположников экспериментальной гигиены профессор Алексей Петрович Доброславин провел сравнительный анализ качества макарон отечественных и заграничных изготовителей. В результате выяснилось, что выпускаемые в России макароны имели больший процент азотистых соединений, чем заграничные. Историки утверждают, что на основе этих исследований "макаронный" профессор выдал ценные рекомендации по повышению качества продукта.<BR><BR><B>Малый бизнес</B><BR>Макаронные изделия делились по сортам, что определяло их стоимость. Вообще же все изделия изготавливались белыми или с желтым оттенком. Последний был связан с добавкой к тесту красителя шафрана или яичного желтка. Кроме того, макаронные изделия имели самые различные формы, каждая из которых получала от торговцев свое название: "соломка", "бигуди", "звездочка" и др. Многие из видов сохранились и по нынешний день.<BR>Со временем макаронное производство в России расширялось, хотя и не стремительными темпами. Так, к началу XX века в России насчитывалось 40-50 фабрик. Все они не отличались большими денежными оборотами. У наиболее крупных петербургских фабрик он составлял 70.000 руб. в год. Большинство же производств имело оборот в среднем по 25.000 руб.<BR>