Все статьи автора
4 декабря 1998, 00:00 167

Кабачок "У Магдалины": от социализма до наших дней

Досужие разговоры о том, что частная инициатива в старозаветное докапиталистическое время на одной шестой части суши была обязательно-наказуемой и вообще практически невозможной - не более чем миф.



Досужие разговоры о том, что частная инициатива в старозаветное докапиталистическое время на одной шестой части суши была обязательно-наказуемой и вообще практически невозможной - не более чем миф.
При определенном умении можно все. Не самым безнадежным доказательством данного тезиса служит кабачок "У Магдалины", организованный врачом-отоларингологом и хирургом Львом Черкасским... 25 лет назад, то бишь в самое что ни на есть благополучно-кондовое социалистическое время.
Заведение с весьма сомнительным названием "кабачок" (правда, в первые годы оно было неофициальным) с тех пор бесперебойно функционирует, ведя активную концертно-застольную деятельность.
Вполне вероятно, в пределах Северной столицы найдется немного площадок, через которые прошло более 500 (пятисот!!!) артистов. Здесь успели выступить Эдита Пьеха, Эдуард Хиль, Александр Розенбаум, Михаил Боярский, Марина Капуро, Константин Райкин, Семен Альтов, Максим Леонидов, Михаил Светин, Алиса Фрейндлих, Давид Голощекин, Михаил Жванецкий, Илья Олейников и Юрий Стоянов и т.д., и т.д., и т.д. "Честно говоря, трудно припомнить, кто у нас еще не выступал", - замечает президент клуба-кабачка "У Магдалины" Лев Черкасский.

История
В заведении "У Магдалины" все поставлено на серьезную основу: сводчатый зал с небольшой сценой и столиками, за которыми "кабачковые" завсегдатаи плодотворно совмещают "приятное с полезным", гардеробная, специальная комната отдыха и т.д.
Свое же игривое название кабачок получил по названию учреждения, в полуподвале которого он и находится, - Больницы Святой Марии Магдалины.
"Правда, в 70-е больница носила имя Крупской, но это роли не играло. В этих подвалах когда-то хранилась всякая рухлядь. И вот, воспользовавшись тем, что по вечерам в нашей больнице в то время работал санитаром студент Репинского института Геннадий Манашеров, мы сделали проект и в течение 3 лет "построили" кабачок. Потом он постепенно расширялся и к нему присоединялись соседние помещения - например, в водомерной комнате, в которой вообще не было пола, мы сделали небольшой спортзал. В конце концов нам удалось создать клуб, в котором есть все - от кафе до библиотеки", - констатирует Лев Черкасский.

Профессионал
За долгие годы работы с российскими деятелями искусства и культуры Лев Черкасский профессионально освоил функции менеджера, продюсера и промоутера и безошибочно находит с артистами общий язык.
"Когда-то нас финансировал Дом медработника - он платил артистам 15-20, максимум 70 рублей за выступление. И вот после концерта у нас традиционно проходило небольшое застолье. Артистов мы, естественно, также приглашали за стол. Здесь мы с ними и "сдруживались". И очень часто после 2-3 рюмок коньяка - а со многими мы пили и на брудершафт - артисты "располаживались" к нашему клубу и говорили: "Давай договариваться, зови нас отдельно - всегда придем и выступим в порядке дружеской помощи". И после этого, когда нужно было кого-то пригласить, я просто звонил и говорил: "Помнишь, Олег, мы с тобой на брудершафт пили..." - рассказывает Лев Черкасский.
В результате плодотворной переговорной работы с культурной частью программы у кабачка трудностей никогда не возникало.
"Теперь мы не можем платить артистам больших денег и многие вообще выступают у нас бесплатно. Но мы стараемся сделать так, чтобы человеку было максимально приятно приходить в кабачок: исполняем специальную "величальную" песню, в которой перечисляются его заслуги, подносим чарку. Бывает, кто-то не пьет, и, например, Александру Розенбауму мы поднесли лимонад, а Игорю Владимирову мы не нашли ничего лучшего, как наполнить его стопку детским сладким кефиром", - раскрывает секреты работы Лев Черкасский.

Система
Как прирожденного менеджера Льва Черкасского больше всего интересует не конечный результат, а непосредственно процесс - чтобы все крутилось и работало.
"Для меня важно, чтобы артист, с которым я договорился, пришел, чтобы народ на его концерт собрался, чтобы звукоаппаратура была подготовлена, оператор и видеоинженер были на месте и т.д. Что будет потом - меня интересует меньше всего: это уже вторично. И если во время вечера произошли какие-то накладки, то для меня уже и концерт - не концерт", - признается Лев Черкасский.

Издержки производства
Наиболее странным в длинной биографии заведения "У Магдалины" является факт его процветания в годы предвкушения победы коммунизма.
"Никаких кабачков, никаких подобного рода заведений в советское время, конечно, не положено было иметь. Только красный уголок: казенные дела, политзанятия, портреты Ленина, Крупской и прочие знамена. И по поводу кабачка было много возражений, но мы все это потихонечку обходили. Как-то мы устроили вечер памяти Высоцкого (самого Высоцкого в свое время я не позвал в клуб по материальным соображениям - его концерт стоил 300 рублей и для нас это было многовато), об этом узнали наверху, и секретарь по идеологической работе сообщил мне о недовольстве райкома. Я не сдержался: "Чихать я хотел на их рекомендации". После чего меня незамедлительно вызвали "на ковер", сообщив примерно следующее: "Еще раз так чихнешь, мы твой кабачок вообще закроем". Ради дела пришлось смириться-повиниться. Но крупного криминала в нашей деятельности не было, и мы продолжали работать", - вспоминает об особенностях продюсерской деятельности прошлой эпохи Лев Черкасский.

Новости партнеров
Реклама