Государство набивает шишки на собственности

Государство остается крупнейшим собственником. Однако извлекать из своего имущества доход пока не получается. Хотя попытки взять быка за рога предпринимаются постоянно. Здесь - и передача федерального имущества под контроль региональных властей, отмена ль

<BR><BR>Государство остается крупнейшим собственником. Однако извлекать из своего имущества доход пока не получается. Хотя попытки взять быка за рога предпринимаются постоянно. Здесь - и передача федерального имущества под контроль региональных властей, отмена льгот по дивидендам. Ну очень хочется государству получать доход, а выходит редко. Подсластить пилюлю может только то, что плохо удается справляться с этой функцией и чиновникам в цивилизованной Европе. Совместить интересы государства и бизнеса, как правило, не получается. С другой стороны, есть стратегические интересы страны, соответствующие производства, которые просто не могут существовать без поддержки. В этом случае на первое место выходит вопрос кадров. Собственностью должны управлять профессионалы, заинтересованные в том, чтобы собственность давала доход и росла курсовая стоимость акций. <BR><BR><B>Собственностью необходимо управлять</B><BR>Анатолий Биличенко, генеральный директор АО "Морской порт Санкт-Петербург"<BR><BR>Позицию государства можно сформулировать так: хочется обладать правом иметь, а об обязательствах не вспоминать.<BR>Пока присутствие государства в числе собственников порта никак не помогло предприятию привлечь инвесторов. Мы говорим не только о помощи, но и хотя бы о том, чтобы не мешали. <BR>Тема большая. Четыре года порт не может отдать государству его имущество. Мы говорим - заберите, это ваше, у нас нет ресурсов его содержать. Государство тянет время под всевозможными предлогами. За последний год движение произошло, но многое еще осталось. Есть объекты гражданской обороны, объекты, связанные с чрезвычайными ситуациями, система оповещения, мини-порт в Усть-Луге, который связан с программами, разработанными еще в бытность Советского Союза. Там лежат запасы, предназначавшиеся для перевозки десанта на Кубу. Но, когда мы эти вопросы ставим, никто не обращает внимания. Зато количество проверяющих комиссий увеличилось раз в пять. <BR>Также висит на предприятии социальная сфера. Полтора года порт не может сдать городу общежития. Мы же их даром отдаем, только возьмите. <BR>Или еще один из моментов "содействия" государства. Мы налоги платим день в день и копейка в копейку. Возникает вопрос - куда деваются налоги, особенно внебюджетные, платежи в Фонд медицинского страхования и так далее. Куда уходят эти деньги? Потому что если бы мы все эти деньги взяли и отдали своему коллективу, пенсионерам, то у нас все бы ездили на "мерседесах". <BR>Но речь идет даже не об этом, а о прямых долгах: уважаемое государство, отдавай. Нам пограничники должны, прокуратура должна, учебные заведения должны и так далее. Сегодня идут разговоры о том, что надо повысить эффективность работы порта, повысить его конкурентоспособность, разрабатываются большие программы. Но нам не надо глобальных программ, сделайте маленькие шаги. Должны 10 млрд рублей - отдайте. Обеспечьте содержание государственных организаций как положено. Куда-то же налоги уходят. Вот мы сделали эксперимент - взяли и отключили прокуратуру. На второй день нас пригласили туда и дали перечень вопросов, с которыми придут проверять. К сожалению, сегодня такие реалии. <BR>Правительство, с одной стороны, говорит, что собирается помогать порту, а с другой - подписывает постановление: 10% сборов, которые собирает Морская администрации порта, перечислять в централизованный фонд. Потом, может быть, оттуда что-нибудь вернется. Кто пришлет? Ничего не вернется!<BR>Сегодня в порт пришли акционеры, которые понимают, что это собственность, которой надо надлежащим образом управлять. <BR><BR><B>Представитель должен понимать предприятие</B><BR>Дмитрий Зубер, генеральный директор акционерного общества "ВНИТИ"<BR><BR>Мы приватизировались в 1994 году. 51% акций, закрепленный за государством, давал нам право иметь представителя государства в управлении акционерным обществом. Его полномочия оформлены юридически только в 1997 году. <BR>У меня отрицательное отношение к назначению стороннего человека на это место. Кому-то поручают представлять интерес государства по 51%-ному пакету акций. Что он сделает? Как можно дирижировать промышленными гигантами со стороны? Поэтому 4 года мы жили без представителя государства. Мы отказывались от кандидатур, которых нам пытались навязать без согласования с Министерством оборонной промышленности. Мы боролись за конкретного человека, который знает "оборонку" и наше предприятие: что мы из себя представляем и для чего существуем, какие у нас возможности и способности. Только в этом случае назначение представителя имеет смысл и может оказать реальную помощь фирме. Раньше Госкомимущество категорически было против нашей кандидатуры. Только в августе прошлого года назначение Владимира Шабарова было юридически оформлено. Появился компетентный человек, который заинтересован в том, чтобы предприятие выжило, чтобы оно работало. <BR>Также мы рассчитываем, что он сумеет нас защитить перед великими мира сего. На настоящий момент мы отстояли наше предприятие. Мы - не нахлебники у государства, благодаря своим высоким технологиям, постоянному поиску и освоению новых направлений деятельности.<BR> Мы настаиваем на том, чтобы не продавали пакет акций, находящийся у государства. Это никак не мешает нашей нормальной деятельности в рыночной экономике. В противном случае фирма будет принадлежать кучке предпринимателей, которые получат возможность уничтожить оборонное предприятие. <BR><B>Материал подготовила Алла Кущева</B>