Отказ "Газпрома" от выплаты дивидендов всколыхнул фондовый рынок

Автор фото: "ДП"

Решение акционеров "Газпрома" не выплачивать дивиденды перевернуло отношение инвесторов к публичным компаниям, контролируемым государством, с ног на голову. Частный бизнес тоже не желает делиться прибылью с миноритариями.

Решение акционеров "Газпрома" пойти против рекомендации совета директоров, который за месяц до годового собрания предложил направить на дивиденды рекордный объём прибыли в 1,2 трлн рублей, всколыхнуло фондовый рынок. Инвестиционные аналитики, которые до этого настойчиво рекомендовали покупать акции газового монополиста, не менее активно стали искать причины, почему произошла такая неожиданность.

Можно потом переиграть

Самым честным из ведомств оказался ЦБ РФ. Он ещё в марте публично заявил, что не предоставит финансовую помощь тем банкам, которые не откажутся в 2022 году от выплат дивидендов и бонусов руководящему составу. В итоге инвесторы наиболее известных кредитных организаций, чьи ценные бумаги можно приобрести на фондовом рынке (ВТБ, банк "Санкт–Петербург", Сбербанк и т. п.), восприняли информацию как должное и были готовы к тому, что дивидендов по итогам тучного 2021 года им не видать. Как ранее отчитывался регулятор, чистая прибыль российских кредитных организаций в минувшем году составила рекордные 2,4 трлн рублей, почти вполовину больше показателя 2020 года.
Впрочем, некоторых инвесторов взволновала информация, что совет директоров банка "Санкт–Петербург", вопреки рекомендации ЦБ РФ, внезапно рекомендовал выплатить дивиденды. Специфика российского рынка такова, что на нём много частных инвесторов, не сильно разбирающихся в нюансах: речь шла о закреплённых в уставе дивидендах по привилегированным акциям, которые установлены в размере 11 копеек на одну бумагу (ежегодные затраты банка на это не превышают 2,2 млн рублей).
Неформальный запрет регулятора понятен: банки понесли убытки после падения фондового рынка в феврале и готовились работать с дефолтами своих заёмщиков. В этой ситуации направление прибыли акционерам, вместо того чтобы создать дополнительную кубышку, могло оказаться недальновидным.
Другие сектора экономики, особенно зависимые от иностранных рынков сбыта, ждали рекомендаций от своих кураторов и внимательно смотрели за конкурентами. И похоже, готовы были действовать по примеру банковского сообщества. К маю об отказе в выплатах заявили более 17 крупнейших эмитентов, часть из них тактично сообщила о переносе принятия решений. Среди них петербургские "Полиметалл", X5 Group, "Группа ЛСР", а также Globaltrans, "Акрон", "Магнит", НЛМК, "Русагро", "Северсталь" и другие.
Опыт ковидного 2020 года показал инвесторам, что заявление о переносе не означает полного отказа: выше- упомянутый банк "Санкт–Петербург" весной 2020–го отказался от выплат, а уже в октябре того же года на внеочередном собрании акционеров принял решение направить на дивиденды более 1,5 млрд рублей. Так что, если ситуация как–то изменится в лучшую сторону, некоторые компании могут передумать и начислить дивиденды, утвердив их на внеочередных собраниях акционеров.

Опять виноваты нерезиденты

В стандартной ситуации решение не платить акционерам объясняется экономическими причинами. В текущих условиях эмитенты, скорее всего, отказываются из–за того, что нет возможности платить акционерам–нерезидентам из недружественных стран (платежи на счета таких лиц затруднены).
"Причиной отказа публичной компании от дивидендов при условии, что эмитент имеет утверждённую акционерами дивидендную политику и успешную историю выплат в прошлом, является убыток или просто отсутствие денежных средств для выплат, — поясняет Наталья Мильчакова, ведущий аналитик “Фридом Финанс”. — В кризисные периоды даже крупные корпорации получают меньше прибыли или несут убытки, и это является вполне обоснованным поводом отказаться от дивидендов или сократить их, чтобы оставшуюся прибыль направить на развитие производства или антикризисную программу".
По мнению аналитика, если компания не выпускала привилегированных акций, а только обыкновенные, то законодательство даёт право совету директоров эмитента самостоятельно решать, рекомендовать акционерам дивиденды или нет. "Многие крупные корпорации заранее прописывают в дивидендной политике минимальную долю чистой прибыли, направляемую на выплаты. Некоторые даже указывают условия, при которых менеджмент и совет директоров будут рекомендовать акционерам отказаться от выплат", — говорит Мильчакова.
Как в конце мая сообщал Алексей Моисеев, заместитель министра финансов РФ, подход к выплате госкомпаниями дивидендов в размере 50% от прибыли сохраняется, по ряду организаций готовы соответствующие директивы. Он не уточнял конкретные названия, заявление было сделано за пару дней до совета директоров "Газпрома", который рекомендовал направить 1,2 трлн рублей акционерам.
"Дивидендный фактор был одним из катализаторов роста российского рынка акций в течение последних 5 лет. В целом отказ “Газпрома” от выплат не был сюрпризом, учитывая глобальную ситуацию, — рассуждает Андрей Русецкий, управляющий директор по инвестициям УК ПСБ. — От него пришло бы на рынок порядка 200–300 млрд рублей в виде дивидендов, что могло поддержать ликвидность".
По мнению эксперта, на примере "Газпрома" можно чётко увидеть важность дивидендов: в период с 2012 по 2019 год монополист их не осуществлял и торговался в диапазоне 130–170 рублей за акцию, а после объявления выплат дивидендов в размере 50% от прибыли осенью 2021 года котировки достигли 400 рублей.

Не все одинаково публичны

Не всегда объёмы выплат акционерам очевидны. По публичным компаниям, чьи ценные бумаги обращаются на бирже, информация становится доступна буквально день в день. И делать выводы, что большинство эмитентов столкнулись с трудностями и отказались от дивидендов, преждевременно. Большинство компаний в стране не выходят на биржу и не обладают сторонними инвесторами. Поэтому прибыль они распределяют среди своих собственников, в том числе так делают и ООО.
Из–за разрешения правительства до конца года не раскрывать пояснения к бухотчётности выявить наиболее пострадавшие отрасли или тех, кто вопреки экономической ситуации продолжает выплачивать часть прибыли, невозможно. Косвенно можно сравнить две цифры: по данным ФНС РФ, на 1 апреля 2022 года в городе было собрано 178 млрд рублей налога на прибыль, тогда как год назад — всего лишь 78 млрд.
Для петербургского бюджета год будет сложным. После рекордных выплат дивидендов от компаний, долями в которых владеет город, 1,4 млрд рублей по итогам 2020–го, в 2021–м госкомпании заработали существенно меньше. С другой стороны, как ранее заявлял Алексей Корабельников, вице–губернатор Петербурга, бюджет сумел получить сверхдоходы от размещения временно свободных средств на депозитах в коммерческих банках более 8 млрд рублей.
Ожидаемая дивидендная доходность публичных компаний была одной из основ инвестиционного кейса российского фондового рынка. Рекордные цены на сырьё позволили российским компаниям значительно нарастить продажи и свободный денежный поток, из которого производятся акционерные выплаты. В таких условиях дивидендная доходность обещала быть двузначной по многим компаниям и секторам. Тогда дивиденды, по сути, становились защитой от инфляции для инвесторов. В итоге менеджмент ряда компаний принял решение отложить или вовсе не выплачивать дивиденды. И причины для этого решения были разные. Для кого–то приоритетом является сохранение денежных средств внутри компании, которые будут инвестированы в развитие бизнеса, для других — способ отложить деньги до "худших времён", что отражает высокий уровень неопределённости в разных индустриях. Тем не менее на российском рынке всё равно остаются дивидендные истории, к которым можно присмотреться. К ним относятся компании нефтегазового сектора, в том числе "Лукойл". Он может вернуться к рассмотрению возобновления дивидендных выплат до конца года. Также можно проанализировать компании, ориентированные на внутренний рынок. К ним традиционно относятся ретейлеры. Этот сегмент в меньшей степени страдает от санкционного давления, в отличие от экспортёров.
Юлия Мельникова
аналитик УК "Альфа–Капитал"
Отказ от дивидендов для российских компаний симптоматичен. Сказывается фактор исторически высокой доходности рынка. А во–вторых, возросла доля частных инвесторов. Для них выплаты — один из определяющих факторов в принятии инвестрешений. Основными причинами отказа стали ограничения на движение капитала — нерезиденты не могут получить дивиденды, а также стремление укрепить финансовое положение, усилить ликвидную позицию. Инвесторы стали обращать внимание на тех эмитентов, которые продолжили выплачивать дивиденды. Это преимущественно электроэнергетические компании, телекомы, нефтегаз.
Дмитрий Пучкарёв
эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций"
Основное последствие для рынка после решения "Газпрома" не платить дивиденды — снижение доверия к компаниям, где ключевым акционером является государство. Падение рынка акций за неделю почти на 10% — это наверняка не худшее из последствий этого решения. От дивидендов в 2022 году отказываются многие, но случай, когда акционеры голосуют против рекомендации совета директоров, по всей видимости, первый. Теперь под подозрением другие госкомпании.
Виталий Исаков
директор по инвестициям УК "Открытие"

В контексте: тонкости дивидендной политики

Александр Пирожков
Говорят, что когда на рынке встречаются человек с деньгами и человек с опытом, то человек с опытом уходит с деньгами, а человек, у которого были деньги, уходит с опытом. Нынешний год даст инвесторам столько опыта, сколько они не получили бы и за десять обычных спокойных лет. Ну не бесплатно, конечно.
Казалось бы, все ж знали, что рекомендация совета директоров по дивидендам — не окончательное решение. Она так и называется — рекомендация. А в повестке годового общего собрания акционеров обычно значится вопрос для голосования, утвердить данную рекомендацию или нет. Тут ведь ёжику понятно, что именно после подсчёта голосов по данному вопросу решение о дивидендах становится окончательным.
Ан нет, оказалось, что это ясно не всем. Поскольку раньше такого не было почти никогда, чтобы собрание шло поперёк рекомендаций совета, то инвесторы на бирже начинали совершать сделки с теми или иными акциями сразу, как только наблюдательный орган выдвигал свою рекомендацию по выплатам. Исходя, само собой, из предположения, что дивиденд такой и будет, какой посоветовал совет директоров. Ну а как иначе, если в совете обычно заседают представители основных акционеров — что же они, страдают раздвоением личности, чтобы в одном месте голосовать за, а в другом против по одному и тому же вопросу?
Теперь, после истории с "Газпромом", все понимают, когда пора рассчитывать на раздел прибыли, а когда ещё нет. Вот и в ТГК–1, кстати, подконтрольной "Газпрому", ситуация повторилась в точности, хоть и в гораздо меньшем масштабе.
Некоторые аналитики объясняют, что всё ж было очевидно: мол, у "Газпрома" полно акционеров из недружественных стран, зачем же государство, владеющее контролем в концерне, будет распределять среди них рекордную прибыль? Гораздо правильнее политически забрать у него ту же часть прибыли, около 1,3 трлн рублей, через дополнительную надбавку к НДПИ. А что при этом в числе пострадавших окажутся российские частные инвесторы — об этом чиновники решили не думать.
Частных инвесторов в стране уже более 20 млн. И кстати, в конце мая акции "Газпрома" в их портфелях занимали 36,5%. Теперь, конечно, сильно меньше, хотя бы из–за того, что они подешевели почти на 40%.
А на будущее инвесторам стоит запомнить: надо изучать структуру акционеров тщательнее. Вот собрание акционеров "Роснефти", тоже подконтрольной государству, в один день с "Газпромом" приняло прямо противоположное решение: заплатить. А почему? Потому что в составе собственников там "правильный" нерезидент из дружественной страны — катарский фонд QIA, не поделиться прибылью с которым было бы политически неправильно.