Михаил Шевчук Все статьи автора
16 марта 2016, 15:34 1098

Адаптация и эволюция российской экономики

Российская экономика, говорят в Минэкономразвития, сумела адаптироваться к новым условиям и демонстрирует уверенное колебание около нуля. Адаптация — важнейший механизм эволюции, о важности которой нам говорили столько времени, так что это можно считать логичным итогом. Главное, чтобы адаптация не привела к вытеснению на периферию.

Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев заявил, что страна адаптировалась к низким ценам на нефть и режиму санкций. "Российская экономика в нынешних условиях показала высокую степень адаптивности, — заявил министр, выступая в Госдуме. — Мы смогли сократить издержки, смогли сориентироваться на серьезные приоритеты, добиться использования тех факторов, которые прежде не использовались".

Почему раздача дешевых кредитов не поможет российской экономике

Почему раздача дешевых кредитов не поможет российской экономике

4105
Александр Пирожков ap@dp.ru

Девальвация крайне незначительная, инфляция не только не выросла, но уменьшается, ключевая ставка снизилась и для реальной экономики последствия оказались самыми незначительными, перечислил Алексей Улюкаев. "Низшая точка кризиса", по его словам, пройдена в июле прошлого года, и теперь Россия вот уже 8 месяцев балансирует в районе нулевого экономического роста.

Итак, мы сумели адаптироваться. А ведь адаптация — ключевой принцип эволюции. Все нулевые годы с подачи заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова нам твердили: России нужна не революция, а эволюция. И вот эта эволюция наконец происходит, как и предписано по науке, под воздействием внешних условий. И обсуждающаяся в правительстве идея реформировать структуру госуправления, чтобы перевести ее с принципа исполнения президентских поручений на принцип реализации проектов, о чем пишут "Ведомости", — конечно, тоже проявление этой самой эволюции.

Адаптация — это, как известно, приспособление, принцип естественного отбора, обеспечивающий выживание. Меняются условия, меняется и организм. Отращивает зубы, отбрасывает хвост, если холодно, обрастает шерстью, если жарко, лысеет. Бактерии адаптируются к антибиотикам, животные вырабатывают новые рефлексы. Вот и наша экономика сейчас проходит этот дарвиновский процесс.

Тут, правда, надо будет еще посмотреть, какой именно адаптивный механизм избрала в итоге российская экономика. Может быть, она просто приобретет другую окраску, делающую ее менее заметной в глобальном мире. Или, наоборот, предостерегающую, крикливо-яркую — есть такие животные, которые вреда причинить не способны, но отпугивают хищников ярким раскрасом. Научится выделять пахучую жидкость (хотя нефть мы и так вроде добываем), чтобы отстреливаться. Или мимикрирует. Некоторые хищные насекомые, например, в целях охоты прикидываются растениями, а в мире экономики похожим образом можно подманивать инвесторов. Мимикрировать можно и коллективно, то есть сбиваться в кучу, чтобы всем вместе изобразить одно, но большое и страшное животное.

От эволюции экономики зависит и эволюция человека, которому тоже нужно адаптироваться. Вот официальная статистика говорит, что россияне в целом и петербуржцы в частности сильно сократили рацион, стали покупать меньше мяса, фруктов, круп, макарон, яиц и всего остального. Вывод — адаптируемся, как эскимосы к холоду. Желудки постепенно сокращаются, и человек будущего, может быть, вообще не будет есть за ненадобностью.

Не стоит забывать, однако, что эволюционный процесс — штука с неизвестным результатом. Одни и те же виды в одной нише существовать не могут, и адаптируются в том числе те, кого выживают из привычной среды обитания более удачливые сородичи. К холоду приходиться привыкать тем, кого вытеснили в холодные края. Это означает, что в теплых краях им уже не жить. То есть адаптация в этом случае означает отказ от конкуренции и согласие жить в ограниченных, менее комфортных условиях. И бывает так, что такой адаптировавшийся, но вытесненный на периферию вид шансы на развитие теряет.

Впрочем, политическая и экономическая эволюция занимает гораздо меньше времени, чем биологическая. Вон как у нас быстро приспосабливаются. Так что остается надежда на то, что через несколько лет мы, может быть, адаптируемся еще в каком-нибудь направлении.

Россияне начали осознавать экономический коллапс

Россияне начали осознавать экономический коллапс

522
Александр Сологуб, редактор
Новости партнеров
Реклама