Александр Сологуб (alexander.sologub@dp.ru) Все статьи автора
3 апреля 2013, 10:39 891

"Деловой Петербург". Георгий Семененко: В поисках перспективных активов

Георгий Семененко, совладелец и глава одного из крупнейших в России машиностроительных холдингов, ОАО "Кировский завод", рассказал "ДП", зачем холдинг скупает германские заводы, поведал о планах развития компании и поделился мыслями о кипрском кризисе и его последствиях.

Что представляют собой приобретенные предприятия? С какой целью вы их купили?

Георгий Семененко: "Ощущаю поддержку властей"

Георгий Семененко: "Ощущаю поддержку властей"

3035
Александр Сологуб, Виталина Калинина

— В декабре 2012 года мы купили Monforts Werkzeugmaschinen GmbH & Co — немецкое станкостроительное предприятие со 120–летней историей, численностью персонала около 150 человек и выручкой более 30 млн евро. В России на таком заводе работала бы 1 тыс. человек.

В 2008 году выручка Monforts составляла 50 млн евро. Но 2 года спустя завод, сбыт которого на 85–90% ориентирован на внутренний немецкий рынок, оказался в состоянии банкротства — из–за кризиса спрос упал и выручка сократилась до 12 млн евро.

Наше знакомство с этим предприятием началось в 2008 году с покупки восьми станков. В 2009 году мы узнали про процедуру банкротства и стали присматриваться к заводу более пристально. Сначала получили на очень выгодных условиях дилерство, а когда поняли, что инвестиции безрисковые, вошли в капитал.

Сильная сторона Monforts (это, собственно, и подтолкнуло нас к сделке) — наличие серьезного ноу–хау: это единственная в мире компания, которая производит станки с гидростатической колонной.

Проще говоря, это мощные, высокоточные и универсальные обрабатывающие центры, на которых можно как обдирать некачественную заготовку, так и делать суперфинишную обработку закаленных деталей, аналогичную шлифовке. Станки Monforts предназначены для изготовления и обработки тел вращения: фланцев, роторов турбин, валов, полуосей и т. д.

Вы купили завод за долги, во сколько обошлась покупка?

— Эксперты оценивали сделку в 30 млн евро, скажу лишь, что мы заплатили меньшую цену. В перспективе 3 лет она покажется копейками по сравнению с той стоимостью, которую будет иметь эта компания, если выйдет на заданные показатели. Главная задача — открыть для Monforts как российский, так и широкий международный рынок. Задача вполне выполнимая: у Кировского завода есть станкостроительное направление бизнеса, мы инициировали создание в Северо–Западном регионе станкоинструментального кластера, и Monforts — хороший актив для его развития.

Семененко сохранил власть над Кировским заводом

Семененко сохранил власть над Кировским заводом

3682
Татьяна Климова

Мы понимаем наш отечественный рынок, который сейчас активно развивается. В первую очередь современные станки нужны для оборонной и аэрокосмической промышленности. Сейчас набирает хороший ход госпрограмма перевооружения армии и флота, по которой выделяются значительные средства. Следовательно, все предприятия, которые в последние 20 лет в лучшем случае были законсервированы, а в худшем распродавались, сейчас начнут покупать станки, оборудование, технологии. Спрос на них в России будет расти на десятки процентов ежегодно. Мы сделали для себя соответствующие выводы и начали наращивать компетенции в этом направлении.

Есть уже контракты на станки?

— Станкостроительное оборудование — это товар длительного операционного цикла, от подготовки к тендеру до поставки оборудования может пройти много месяцев и даже лет. Первым серьезным успехом стала поставка трех станков Monforts на БелАЗ. В рамках данного контракта мы поставляем не только оборудование, но и технологию, оснастку, инструмент. Это, с одной стороны, дает нам дополнительную прибыль, а с другой — заказчик получает не просто железо россыпью, а законченное решение. Результатом нашей работы является сданная заказчику деталь. По некоторым деталям рост производительности составил до 3 раз! Такой результат, безусловно, оправдывает затраты.

Сейчас мы участвуем в нескольких тендерах на предприятиях аэрокосмической отрасли России. Думаю, что по итогам 2013 года мы покажем неплохие результаты. Будем стараться поднять выручку Monforts до 40 млн евро.

Только за счет продаж в России?

— Не только. Мы рассчитываем увеличить продажи по всей Европе, начать бизнес в Южной Америке и Китае. Важно понимать особенность небольших немецких предприятий.

Так, если в России малый бизнес — это, как правило, ларек или парикмахерская, то в Германии это семейный машиностроительный бизнес, причем высокотехнологичный. В этом кроются как его преимущества — мобильность, низкие затраты — так и недостатки: консервативность, боязнь внешних рынков и, как следствие, низкая диверсификация продаж. Поэтому, когда наступает кризис или приходят китайцы с аналогичным, но более дешевым товаром, такие предприятия теряют устойчивость: фундаментальные конкурентные преимущества остаются, а подстроиться под изменившиеся реалии не получается.

Какие ставки на автобусный завод Goppel Bus GmbH?

— Это хорошая покупка по нескольким показателям. Во–первых, мы выкупаем предприятие из банкротства с хорошим дисконтом. Во–вторых, компания Goppel Bus GmbH вложила большие деньги в разработку целого модельного ряда городских автобусов длиной от 9 до 40 м, то есть сегодня завод способен производить полную продуктовую линейку.

Не получится ли так, что своими инвестициями вы только продлите агонию неконкурентоспособных компаний?

— Это возможно только в результате необдуманных действий. Заключению сделки всегда предшествует тщательный анализ ситуации, выявление слабых мест и определение путей для их устранения.

Goppel имеет хорошее техническое оснащение, но надо серьезно увеличивать сбыт. Чем мы сегодня активно и занимаемся как в Германии, так и за ее пределами. И конечно же мы будем осваивать рынки Петербурга и Москвы, поскольку по пассажирским низкопольным автобусам их емкость очень велика. Ранее предприятие производило до 100 автобусов в год, мы можем довести выпуск до 200, но наши перспективные планы на российском рынке значительно выше. Мы уверены, что сможем нарастить продажи до точки безубыточности и выше. Изучив это предприятие, мы обнаружили, что функция продаж у них не развита. Простые вещи: они, например, не возвращались к одному и тому же клиенту. Мы обзвонили бывших клиентов, и большинство из них сказали, что автобус очень хороший, но предложений от завода им лет пять не поступало.

Не окажутся германские автобусы слишком дорогими для нашего рынка?

— Мы сможем предложить конкурентную цену, организовав производство на Кировском заводе, скопировав технологию немецкой "дочки". Благодаря этому сэкономим на логистике и заработной плате. Есть над чем поработать также в плане удешевления по материалам, например, для несущих конструкций можно использовать детали из нержавейки вместо оцинкованных и т. п.

Технологии Goppel имеют очень хорошую особенность — для сборки кузовов автобусов применяются модульные конструкции, которые не требуют стапелей и кондукторов. И эти конструкции можно менять в зависимости от потребностей клиентов. Сейчас автобусы Goppel — это изделия очень высокого качества, которые могут удовлетворить запросы самых взыскательных клиентов. Если клиенту нужен продукт по более умеренной цене, то мы подберем соответствующую комплектацию, а если это небогатый регион, то тогда под кузов можно поставить не агрегаты ведущих мировых производителей MAN и ZF, а более дешевые.

Какие инвестиции потребуются для организации производства?

— Технология сварки и сборки корпуса неприхотливая.

Организация производства требует инвестиций, размер которых нам по силам. Наладим выпуск в течение года.

Есть ли предварительные договоренности с кем–то о покупке автобусов?

— Мы, разумеется, уже проинформировали профильные комитеты петербургского правительства, которые проявили заинтересованность в изучении этой продукции. В ближайшее время поставим по одному автобусу в Петербург и Москву и передадим их в тестовую эксплуатацию.

Во сколько вам обошелся Goppel?

— Мы не дорого заплатили за доступ к технологиям и продукции высочайшего уровня. Только разработка линейки автобусов стоит несколько десятков миллионов евро, а мы значительно дешевле купили целое предприятие с имуществом и незавершенкой.

А самое главное — мы купили время: разработка аналогичной техники с нуля заняла бы примерно 3 года.

К каким еще заводам прицениваетесь за пределами России?

— Еще год назад, когда нас никто не знал, мы стаптывали ноги в поисках перспективных активов в Европе. Теперь же нам каждую неделю приходит по несколько предложений, и у нас есть из чего выбирать.

В настоящее время мы рассматриваем еще две потенциально интересные для нас компании в Германии в станкоинструментальной отрасли, которые по объему производства сопоставимы с Monforts. Но называть их до принятия окончательного решения было бы преждевременно.

Откуда деньги?

— Мы тратим на развитие всю прибыль, не выплачивая в течение многих лет дивиденды, и ведем активную политику заимствований. Плюс к этому мы продаем невостребованные или непрофильные активы.

Как эти покупки повлияют на консолидированную отчетность группы?

— Выручка Monforts в этом году планируется на уровне 40 млн евро, EBITDA (прибыль до вычета налогов, процентов и амортизации. — Ред.) — не меньше 3 млн евро. По Goppel четких планов нет. Сейчас активная пора тендеров в Германии. Много будет зависеть от того, какие заказы там нам удастся получить. И мы конечно же хотим дождаться результатов тестовой эксплуатации автобусов в России.

Кроме покупок в каких направлениях диверсифицируете бизнес?

— Сегодня мы активно занимаемся локализацией производства комплектующих для международных компаний, ведущих свой бизнес в России, в частности, для концерна Siemens, получившего большой контракт от РЖД на поставку электропоездов. Если нас выберут в качестве поставщика комплектующих, то мы сможем до 2020 года произвести для них продукции на сотни миллионов евро. Мы уже изготовили корпус статора электродвигателя для электропоезда "Ласточка". Он будет доставлен на предприятие "Сименс Электропривод" в Петербурге, там сделают обмотку, смонтируют статор, и готовый электродвигатель отправят в Екатеринбург на "Синару", где силовой агрегат будет установлен на локомотив.

Как повлиял на Кировский завод кипрский кризис?

— Ни Кировский завод, ни я лично от этого кризиса не пострадали. Хотя эта история аукнется еще в таких масштабах, которые мы сейчас себе даже представить не можем. Все бизнесмены уведут оттуда деньги. За этим последуют, очевидно, существенные изменения в финансовой системе не только Кипра, но и всего Евросоюза.

Прогнозы пересмотрели в связи с обострением экономического кризиса?

— О прогнозах на 2013 год можно будет говорить в июне. Сейчас слишком большая волатильность.

Какой ожидаете прирост в 2013 году?

— Предварительно ставим цель не менее 20%, точнее прогнозировать что–либо до начала сезона продаж сельскохозяйственной техники сложно: слишком велика вероятность ошибки.

Думаю, через пару месяцев все станет понятно.

 
 

Биография

Георгий Семененко

> Родился в Петербурге в 1982 году.
> В 2000 году начал трудиться на металлургическом заводе "Петро-сталь".
> В 2002 году избран директором ЗАО "ИК "Петросталь–инвест".
> В 2004 году окончил Петербургский госуниверситет экономики и финансов по специальности "менеджмент".
> В 2005 году возглавил Кировский завод после трагической гибели отца Петра Семененко, руководившего предприятием с 1987 года.

 
 

 
 

О компании

Финансовые результаты ОАО "Кировский завод"

> Консолидированная выручка за 2012 год составила 15,8 млрд рублей, что на 12,9% выше уровня 2011 года (14 млрд рублей) и на 21% ниже запланированного уровня — 20 млрд рублей.
> 273 млн рублей составил чистый убыток Кировского завода. В 2011 году предприятие заработало 66 млн рублей чистой прибыли.
> Более 70% доходов холдингу приносят ПТЗ и "Петросталь".

 
 

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама