Уважаемый читатель,
в этом месяце Вы исчерпали лимит статей, доступных без регистрации.

Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, зарегистрируйтесь:

Уже есть аккаунт в социальных сетях? Войдите через:

Сразу после регистрации Вы сможете
перейти к чтению статьи.

Уже зарегистрированы? Войти

Уважаемый читатель,
Вы выбрали опцию "Заплатить 500 рублей и продолжить чтение в течение 30 дней". Вы можете:
Уважаемый читатель,
В этом месяце Вы уже просмотрели 13 материалов, доступных без подписки. Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, оформите подписку.
Ирина Панкратова Все статьи автора
15 января 2016, 00:07

Сколько денег уходит на успешный захват бизнеса

Антитеррористические учения в школе №655 Приморского района.
Фото: Коньков Сергей

В кризис растет число корпоративных конфликтов, и зачастую одна из сторон решается на использование черных схем решения вопросов. "ДП" опросил предпринимателей и составил прайс на услуги, связанные с захватом бизнеса.

Число корпоративных конфликтов растет с каждым годом. Экономический кризис подталкивает предпринимателей идти на крайние меры и использовать черные схемы с финансовым урегулированием вопросов. "ДП" поговорил с бизнесменами и их посредниками в этих процессах. На условиях анонимности они рассказали о расценках, действующих на городском рынке.

В Кремле проконтролируют бизнес-климат в ручном режиме

В Кремле проконтролируют бизнес-климат в ручном режиме

539
Михаил Шевчук

Мелкие неприятности

Самое простое — создать конкуренту или партнеру, у которого хочется отнять долю, мелкие неприятности в виде постоянных проверок. Найти повод для них — дело 10 минут. Как говорит предприниматель Дмитрий Потапенко, прославившийся разгромной речью на Московском экономическом форуме, в России бизнес контролируют 36 органов, которые руководствуются 600 подзаконными актами. Таким образом, представляется обширный выбор, что именно проверять.

Стоимость начала проверки — от $10 тыс. Именно эта валюта по давно сложившейся традиции принята для расчетов. Даже старожилы рынка не смогли припомнить, когда и почему так повелось. Поговаривают, что некоторые ведомства ведут расчеты только в евро, а чиновники городского уровня принимают исключительно вексели от одного конкретного крупного российского банка.

Злые языки считают, что проверка в крупной организации с белой бухгалтерией стоит не менее $50 тыс. Дальнейшее формирование цены зависит от того, какими будут результаты проверки: на какое время остановят работу организации, какие убытки она понесет, будут ли проводиться повторные проверки и так далее.

На этом этапе собственнику дают понять, что дальше будет только хуже. При этом фактически у него есть только два варианта. Первый: привлечь свой административный ресурс либо отыскать деньги на ответные удары. Второй: отдать долю по той цене, которую предлагают. Как правило, она в разы ниже рыночной. Впрочем, всегда есть третий вариант: молиться и уповать на счастливый исход.

Небольшие проблемы

Часто несговорчивый предприниматель обращается с иском в суд, и тогда его недавним обидчикам приходится держать ответ перед Фемидой. И снова нести убытки. Полагают, что стоимость победы в первой инстанции может составлять от 10 тыс. евро, во второй — от 25 тыс. евро.  

Как вести корпоративную войну против недобросовестного партнера по бизнесу

Как вести корпоративную войну против недобросовестного партнера по бизнесу

608
Александр Белов

При этом гарантия победы на обоих этапах не дается. Как рассказывают знакомые с процессом игроки рынка, при первом рассмотрении прилагаются все усилия. Раскошелившийся обвиняемый и сам это замечает. Но доводы обвинителя бывают настолько железобетонными, что других вариантов не остается. Например, сложно закрыть глаза на явно поддельную подпись или факты, подтвержденные видеозаписью. Тем не менее в случае победы обвинителя возвращать деньги второй стороне не принято. Так что, если она все еще настроена на победу, ей придется заплатить вторую сумму.  

Бывает, что обе стороны начинают судиться только с привлечением самых обычных адвокатов, в результате дело доходит до кассации. Здесь для рейдерского захвата приходится привлечь так называемого адвоката-посредника. Как правило, это бывшие сотрудники правоохранительных органов с юридическим образованием. По всей видимости, через них клиент направляет не менее 50 тыс. евро, зато получает гарантию результата. Но, как видим, две инстанции без гарантии обходятся дешевле, чем одна кассация с гарантией, — вот такие логичные рыночные расценки.

Большие проблемы

Но самый верный способ избавиться от конкурента диктует уголовное право. По версии опрашиваемых, открытие уголовного дела на уровне района может стоить 500 тыс. рублей, на уровне города — 1 млн рублей, на самом высоком контроле дело окажется за 3 млн рублей. Но здесь речь идет только о возбуждении дела. Предполагают, что все дальнейшие действия обсуждаются и оплачиваются отдельно и полностью зависят от ситуации. Зачастую обе стороны начинают торг за исход разбирательства и итоговая цифра формируется в процессе этого торга. При наличии административного ресурса возможны скидки.

Также, например, в ситуацию может вмешаться и пресловутое общественное мнение, — журналисты, специализированные фонды защиты, общественники, активисты. В особо вопиющих случаях даже начинаются одиночные пикеты. С одной стороны, все эти вещи малозначительны. Когда большие люди договариваются о больших деньгах, общественное мнение им совершенно безразлично. С другой стороны, у них возникает беспокойство: а вдруг информация дойдет до вышестоящих федеральных структур, а это ведь уже совсем другие расценки и расходы.

В таком случае приходится тратиться на собственную информационную кампанию, чтобы было на что ссылаться в общении с федералами. Одна публикация в региональных информагентствах, которые публикуют "джинсу", стоит от 100 тыс. рублей. При этом можно заплатить вдвое меньше, если позволить изданию работать на свое усмотрение, то есть покупать только сам факт вброса информации. Да и брать тут нужно скорее количеством, чем качеством: чтобы несколько правдивых публикаций в независимых СМИ терялись на фоне всех проплаченных.

В итоге упорный предприниматель начинает изрядно сожалеть, что не сдался после первых мелких трудностей. К тому же на сожаления у него оказывается достаточно времени, ведь на время следствия его помещают в СИЗО. Скорее всего, на этом этапе происходит добровольное переоформление доли собственника.

Укрепить позиции

Получить контроль над бизнесом — полдела, в ней еще нужно укрепить свои позиции и взять под контроль все ее доходы, а также, конечно, увеличить их. Ведь именно с этой целью и производится рейдерский захват. А быстрое увеличение доходов требует очередных расходов.

Самый очевидный способ увеличить доходы — добраться до госзаказа и расширить свой коммерческий бизнес за счет денег из бюджета. Есть мнение, что для этого понадобится внести определенный процент от стоимости будущих работ, и это даст почти 100% гарантию победы. Расценки стандартные: дорожные работы — 12% от цены контракта, строительство — 15%, работы на госмонополии — от 25%, работы на водопроводе и канализации — 10%, теплосети — 5%. Себестоимость любых работ при этом на 30-40% ниже заявленной цены, так что никто не остается обиженным (кроме налогоплательщиков, конечно). 

Деньги переводятся через векселя, приобретенные в одном из крупнейших банков страны. Для передачи векселей создается условное проектное агентство, которое идет на субподряд к компании, по факту работы не делает, но оплату за работы получает и затем переводит деньги на обналичку на третье юрлицо или в офшоры. Для таких схем требуются номинальные компании с номинальными гендректорами. Их работа стоит 15 тыс. рублей в месяц, но если директору придется куда-то ходить и что-то обсуждать, то стоимость растет, поскольку для этого понадобится человек хотя бы с высшим образованием.

При этом правоохранительные органы похоже могут легко обнаружить нелегальную обналичку, поэтому возможно лучше сразу отвести 0,5-0,7% от оборота для них. Если не сделать этого сразу, то позже якобы придется отдать им 1% от всей обналиченной суммы, которую они обнаружат за все время, а это может быть, например, 1 млрд рублей, так что выйдет довольно накладно.

На все расценки влияет инфляция, так что они постепенно растут. Особенно повезло ведомствам, которые ввели рассчеты в иностранной валюте. По одной из версий, они сделали это как раз в надежде на подобную инфляцию.  

Если у кого-то возникают обоснованные сомнения в указанных цифрах, предлагаем относиться к этому материалу как к художественному произведению.

Топ-5 корпоративных конфликтов 2015 года

(по версии адвоката Александра Зимина, который специализируется на корпоративных спорах)

1. "Синявинская птицефабрика"

Под самый конец года в острую стадию перешел конфликт вокруг одной из крупнейших российских птицефабрик, расположенных в Ленинградской области. Первое место в рейтинге заслужено в первую очередь благодаря классическому характеру конфликта, который включил в себя и правоохранительные органы, и обыски, и борьбу через СМИ, и все остальные обязательные атрибуты подобных историй. Основное развитие истории будет происходить в 2016 году.

2. Сеть "Дети"

Крупнейшая на Северо-Западе сеть детских магазинов оказалась на пороге банкротства, причем с долгами, в значительной степени превышающими активы. Основные кредиторы — банки. Были созданы все предпосылки для возникновения самого распространенного в последнее время корпоративного конфликта, и, казалось бы, в игру вот-вот войдут правоохранительные органы, но ситуацию, похоже, удалось решить на стадии переговоров. Собственники теряют контроль над сетью, банки пытаются пристроить доставшиеся им активы и бизнес.

3. "Фаэтон"

Пожалуй, корпоративный конфликт вокруг АЗС, принадлежащих различным структурам ГК "Фаэтон", является одним из самых крупных и длительных в Санкт-Петербурге. Длится тяжба уже годы, на кону имущество на миллиарды, и было в этой истории практически все — и многочисленные обыски, и уголовные дела, и конфликты с арбитражными управляющими, и пиар-акции, и многое другое. В этом году конфликт практически исчерпал себя и напомнил нам о своем существовании лишь отголоскам — попытками города снести ряд заправок, принадлежащих сети. По всей видимости, история практически закончена, и этот год стал последним, когда она попадает в подобные рейтинги.

4. St. PeterLine

Мало кто заметил, но крупнейший в России паромный оператор также оказался в разгаре корпоративного конфликта. При этом большинство юридических решений проходило за границей — на Кипре, но спорили между собой российские предприниматели, имеющие отношение к компании.

5. Zimaлето

Некоторые конфликты длятся считаные дни, но все равно привлекают внимание. В данной ситуации внимание прессы было очень высоким, и это не удивительно, ведь речь шла о собственниках известных в городе ресторанов ZL Restaurant Group, которые вдруг были задержаны правоохранительными органами, правда, через день уже отпущены. По словам СМИ, конфликт возник из-за нежелания собственников группы отдавать долг крупному инвестору. За день их мнение, видимо, кардинально поменялось, и они смогли выйти на свободу без какого-то продолжения истории.

А также другие конфликты:

- практически ушла с рынка стройкорпорация "Элис", а ее враждующие совладельцы Вадим Штерцер и Андрей Брындиков делят остатки активов;

- совладельцы холодильного склада "ИС-Лэнд" Сергей Проскурин, Александр Власов и Роман Евдокимов в борьбе за этот актив чуть было не довели склад до разморозки (вместе с хранившимися на нем 4,5 тыс. тонн мяса группы "Мираторг");

- Альфа-Банк, санирующий с 2014 года Балтийский банк, приступил к борьбе за активы бывшего совладельца кредитной организации Андрея Исаева, бенефициара девелоперского холдинга "Петербургское агентство недвижимости";

- между партнерами по холдингу O2 Development Виктором Осокиным и Андреем Кошкиным разгорелся конфликт из-за земли под жилым комплексом "Моя стихия" на Парнасе;

- петербургский бизнесмен Виктор Гордейчук, объединивший в 2014 году свою сеть "Техношок" с "Техносилой", заявил, что не получил обещанной 30%-ной доли в объединенной компании от партнеров.

Другие статьи по темам

Показать комментарии
Комментарии:
To:
Новости партнеров
Реклама
ПожарКультура и ИскусствоКультураФинляндияАфишаОтдых. Спорт. ТуризмРестораны и клубыПулковоПамятникКрушение Боинга под ДонецкомДолжникиВкладыЖилая недвижимостьХоккейРетейлТест-драйвОбыскРесторанный бизнесРейтинг миллиардеров ДПГостиницы и отелиАвторская колонкаБизнесГосзаказыАгропромБанкиИнтервьюОтставки и назначенияОборонная промышленностьФраншизаАвтомобильный обзорТорговляБастрыкин АлександрФутболInstagramСвое делоКиноБанк "Санкт-Петербург"Дмитрий РогозинМинобороныКредитыСтрахованиеСтроительствоЛесообработкаВыборы-2016МаркетингПотребительский рынокПроизводствоБанкротствоNEXTРеклама (Промо)ДоходыУголовное делоГостиничный бизнесМалый бизнесБлоги "ДП"Следственный комитетФинансыФутбольный клуб ЗЕНИТНовости компанийКто с кем судитсяДолевое строительствоТоргиЭкономикаНалогиНедвижимостьНалоговые льготыРепутацияФитнесЛенСпецСмуЭкономическая политикаГрозный обзорНаружная рекламаBrand voiceРеконструкцияСудебные делаТранспортЛенобластьАэрофлотПоляков КириллПромышленностьСудИскМодаПолитикаАвиацияЛига ЕвропыБанковский секторЗаренков ВячеславПетроградский районДеловой тестТранспортСудебные спорыНовости СПбСпортКрупный бизнесМинимальные зарплатыМиллиардерыТуризмДеловая средаТеатр Все теги
Основные рубрики ежедневной газеты "Деловой Петербург"
Бизнес-новости дня: Санкт-Петербург и Ленобласть, комментарии экспертов, заявления городских политиков, прогнозы развития событий. Финансовые новости (экономика, биржи, банки, ипотека, новости трейдинга, котировки валют, котировки акций). Рынок недвижимости в Спб, новости коммерческой недвижимости и строительства в Петербурге. Промышленный Санкт-Петербург, малый бизнес и предпринимательство в Спб, компании Петербурга, импорт, экспорт, экономическое развитие Петербурга и Ленобласти. Сделки, арбитражные споры, слияния, банкротства в Санкт-Петербурге и Ленобласти. Политика в мире: конфликты, кризисы, переговоры, саммиты, международная дипломатия. Политика в России. Городские новости. Дороги Санкт-Петербурга. Интервью с петербуржцами, репортажи, события. Семинары и конференции для деловых людей.