воскресенье, 28 ноября 2021
$

"Деловой Петербург". Петербургские предприятия получили только половину средств по гособоронзаказу

Автор фото: Свистунова Валентина

Петербургские оборонщики получили только половину необходимых для исполнения гособоронзаказа средств, хотя за нарушение условий контракта им грозит уголовная ответственность.

Объем российского гособоронзаказа (ГОЗ) на 2013 год вырос в 1,5 раза по сравнению с прошлым годом, до 1,3 трлн рублей. Причем в нашем городе, по оценкам Ассоциации промышленных предприятий Петербурга, рост превысил 60%, общая сумма контрактов местных оборонных предприятий достигла 177 млрд рублей.
При всем этом системные экономические проблемы оборонно–промышленного комплекса (ОПК) страны остаются не решенными. В частности, механизм ценообразования и финансирования исполнителей ГОЗ по–прежнему хромает: еще не все контракты заключены, а по заключенным договорам авансы получены не полностью (около 40% из обещанных 80%), что затрудняет выполнение обязательств в срок. Между тем с 1 января 2013 года вступил в силу федеральный закон "О гособоронзаказе", предусматривающий уголовную ответственность за несвоевременное исполнение госконтракта.
В итоге некоторые промышленники оказались в щекотливой ситуации. С одной стороны, Минобороны грозит им уголовной ответственностью за срыв контракта, а с другой — не дает необходимых для выполнения госзаказа средств.

Контракты есть, а денег нет

В начале этой недели директор департамента Минобороны РФ по обеспечению ГОЗ Андрей Вернигора заявил, что по гособоронзаказу на 2013 год заключено около 72% контрактов. Завершить контрактацию на этот год Минобороны планирует к июлю.
Однако заключить контракт для промышленников — это полдела, нужно еще получить по нему авансовый платеж (80% суммы контракта на год), а с этим есть проблемы: на бумаге, по суммам контракта, объемы финансирования растут, а реально промышленники денег не получают. "Ситуация намного хуже, чем в прошлом году: гособоронзаказ по Петербургу профинансирован в среднем на 52%. Как прикажете изготавливать военную технику без денег?" — возмущается президент Ассоциации промышленных предприятий Валерий Радченко.
Причем недофинансирование идет в основном по субконтрактам, несмотря на то что договоры подписаны своевременно (некоторые — еще в конце прошлого года), однако полноценного финансирования по ним нет, заявляют многие опрошенные "ДП" промышленники. Исключение составляют разве что кораблестроители — они все как один заявили, что в отличие от прошлого года проблем с финансированием не имеют.
Также не возникает финансовых трудностей у компаний, заключивших контракты в прошлом году, например у Кировского завода, который изготавливает шасси для зенитно–ракетного комплекса С300.

Непредвиденные убытки

Для решения финансовой проблемы с 2011 года Министерство обороны начало подписывать с предприятиями ОПК контракты, предусматривающие помимо полного бюджетного еще и смешанное финансирование, то есть с привлечением банковских кредитов под государственные гарантии.
Однако гарантии покрывают примерно 20% потребности в средствах, отмечают промышленники, то есть на всех не хватает не только денег, но и гарантий, которые позволили бы головным исполнителям без труда получить банковское финансирование и рассчитаться с субконтрактниками.
К тому же получение гарантий — дело очень долгое и хлопотное. "Мы начали процедуру оформления кредита в начале прошлого года, а средства получили осенью — весь процесс занял примерно 9 месяцев. Можно получить кредит быстрей. Банки предлагают оборонным предприятиям кредиты до получения госгарантий, но под более высокие проценты, чем по госгарантиям", — говорит Владимир Дорофеев, генеральный директор ОАО "Санкт–Петербургское морское бюро машиностроения "Малахит" (занимается разработкой многоцелевых атомных подводных лодок с крылатыми ракетами "Ясень").
Субподрядчики, в свою очередь, вследствие недофинансирования вынуждены брать кредиты в банках на общих основаниях — под 12–16% годовых, чтобы исполнить обязательства в срок и не угодить в тюрьму.
Процентные платежи по кредитам, комиссии — это, как правило, прямые потери исполнителей субконтрактов, их невозможно включить в себестоимость, причем потери эти достаточно крупные.
"Мне ни разу не удалось включить платежи по кредитам в себестоимость, госбюджет не предусматривает таких расходов, а между тем совокупные расходы по кредиту могут достигать 3% от общей стоимости контракта", — говорит первый вице–президент Союза промышленников и предпринимателей Петербурга Сергей Бодрунов (прежде он возглавлял ОАО "Объединенный авиаприборостроительный консорциум" и ОАО "Корпорация "Аэрокосмическое оборудование").

В тисках затрат и цен

Правительство РФ так и не подписало постановление о субсидировании процентной ставки по кредитам, отмечает Валерий Радченко, то есть предприятиям придется полностью погашать проценты из прибыли, а она стремится к нулю из–за роста цен на электроэнергию, воду, газ и т. п.
"Платежи по земельному налогу в этом году чуть было не выросли в 1,8 раза. Я лично ходил к губернатору и доказывал, что это чрезмерно высокое повышение налоговой нагрузки. В итоге удалось договориться о постепенном повышении ставки налога", — говорит Валерий Радченко.
При этом промышленники отмечают наметившиеся позитивные тенденции во взаимоотношениях с государством. В частности, они единогласно одобряют инициативу нового министра обороны Сергея Шойгу о снятии с министерства функции ценообразования: министр хочет просто заказывать у промышленников танки, самолеты и ракеты и не вникать в тонкости вычисления стоимости их изготовления. Президент Владимир Путин поддержал министра обороны, возможно, функции по расчету цен возьмет на себя агентство "Рособоронпоставка".
Другая инициатива правительства, реализации которой очень ждут промышленники, — это заключение контрактов жизненного цикла, в соответствии с которыми производители будут обслуживать изготовленную ими технику на протяжении всего срока службы. На данный момент изготовитель, как правило, не ремонтирует собственные изделия, так как контракты на ремонт распределяются по конкурсу в соответствии с 94–ФЗ, то есть договор заключается с фирмой, предложившей минимальную цену.
Подписание контракта по ГОЗ затягивается из–за сложной процедуры согласования цен, надеемся подписать документы до майских праздников. В ноябре прошлого года мы получили статус единственного исполнителя ГОЗ, что позволяет нам получать контракты без конкурса и заключать их на 3 года. Но при этом складывается парадоксальная ситуация: без конкурса мы можем получать контракты на изготовление новой техники, а контракты на обслуживание наших двигателей можем получить только по конкурсу. Поддерживаю инициативу правительства по заключению контрактов жизненного цикла, которые позволят нам обслуживать изделия на протяжении всего срока эксплуатации.
Павел Плавник
председатель совета директоров ОАО "Звезда"
По субконтрактам документы давно подписаны (некоторые — еще в прошлом году), но в полном объеме финансирования нет. По одному контракту мы получили 31% средств, а по другому — 54%. Как только головные организации получают деньги, они пропорционально перечисляют их нам. Приходится брать в долг у банков. Включать проценты по кредитам в себестоимость по субконтрактам мы не имеем права. Платежи по кредитам — достаточно существенные расходы, мы занимаем крупные суммы, так как наши комплектаторы — это в основном монополисты, они диктуют условия оплаты. В лучшем случае удается договориться о 50%–ной предоплате до запуска в производство, но, как правило, поставщики требуют 100%.
Наталья Рождественская
заместитель генерального директора по экономическим вопросам завода им. М.И. Калинина
Вопросы финансирования ГОЗ в кораблестроении по головным исполнителям сняты. Сейчас ГОЗ по головным исполнителям финансируется преимущественно за счет банковских кредитов, привлекаемых под гарантии правительства РФ. Бюджетное финансирование идет по единичным заказам. Уверен, да и жизнь показывает, что такое решение правительства РФ — перейти от бюджетного финансирования по линии Минобороны к финансированию с привлечением заемных средств — было правильным. Проблема здесь может быть только одна — в недостаточной активности руководителей и финансистов головных исполнителей ГОЗ, которые, возможно, недостаточно активно собирают нужные бумаги и недостаточно активно бегают по инстанциям.
Андрей Фомичев
заместитель генерального директора ОАО "Концерн "Моринформсистема–Агат"