Евгений Петров Все статьи автора
17 сентября 2019, 00:03 6371

Перемена мест. Иногородние банки выходят в Петербург на фоне сокращения сети местных игроков

Фото: Сергей Коньков

За лето петербургские банки закрыли 16 своих отделений, то есть 5%. Тренд сказался и на иногородних игроках — у них больше не работают 11 отделений, или 1,2%. Пустующая ниша оказалась моментально занята: банки из других регионов за этот же период открыли 15 новых офисов. Помимо московских игроков свое присутствие в Петербурге заметно нарастили финансовые организации из Курганской области и Краснодарского края.

По данным Банка России, на середину сентября текущего года в Петербурге зарегистрировано 1164 банковских подразделения: головные офисы, филиалы, дополнительные, кредитно–кассовые, оперофисы и оперкассы. От присвоенного регулятором статуса зависит функционал подразделения: если головной офис может совершать любые банковские операции, разрешенные лицензией, — от кредитования или работы с драгметаллами до услуг сейфинга, то оперкасса может совершать операции только с наличными, например валютно–обменные или денежные переводы.

Как сломать проблемный тренд. В Петербурге резко вырос объем просроченной ипотеки на строящееся жилье

Как сломать проблемный тренд. В Петербурге резко вырос объем просроченной ипотеки на строящееся жилье

5610
Евгений Петров

Главная причина сокращения петербургскими банками сети своих отделений — снижение объемов бизнеса из–за усиливающейся конкуренции с более сильными иногородними игроками. Содержание офисов требует расходов на аренду помещений и выплату зарплаты персоналу, а при снижении количества клиентов отделения перестают быть рентабельными.

Сами же банкиры в беседах с "ДП" объясняют закрытие офисов повсеместным развитием цифровизации. Большинство стандартных услуг в массовом порядке переводится в онлайн, отсюда отпадает необходимость содержать стационарные офисы, так как клиенты перестают физически посещать отделения.

Появление в городе трех новых игроков говорит о том, что петербургский бизнес и жители города готовы сотрудничать не с местными, а с иногородними банками. И вовсе не обязательно при этом им быть с московской пропиской.

У 24 оставшихся на рынке петербургских банков в городе зарегистрировано 245 офисов. У иногородних банков количество работающих отделений почти в 4 раза больше — 919 офисов. Согласно данным Банка России, минувшим летом местные банки закрыли 16 отделений (5%), четыре из которых пришлось на кредитные учреждения с отозванными лицензиями — банк «Прайм Финанс» (лишился лицензии в июне текущего года) и НКО «21 век» (лицензия отозвана в июле). По пять офисов закрыли банк «Санкт–Петербург» и банк ВТБ, одну оперкассу — банк «Викинг», полноценное отделение — банк «СИАБ».

Ходоки из регионов

У иногородних игроков темп сокращения банковских отделений в Петербурге заметно ниже — за 3 месяца он составил всего 1,2%. Екатеринбургский УБРиР закрыл летом два допофиса, сократив собственную розничную сеть до семи отделений, два отделения также закрыл московский банк «ФК «Открытие» (сеть сократилась до 45 отделений). По одному отделению закрыли костромской Совкомбанк (его сеть насчитывает 21 офис), банк «Восточный» из Амурской области (23 отделения), московские «Юнистрим» (26 офисов), Связь– банк (до пяти отделений), Эксперт–банк (до четырех отделений), Транскапиталбанк (до двух отделений), банк «Финсервис» (осталось одно отделение).

Интимный вопрос. АСВ раскрыло персональные данные заемщиков обанкротившегося Татфондбанка

Интимный вопрос. АСВ раскрыло персональные данные заемщиков обанкротившегося Татфондбанка

6157
Евгений Петров

Всего иногородние банкиры без учета лишившегося лицензии Кемсоцинбанка (Кемерово) закрыли в городе 11 отделений. Ни один из местных банков не решился на расширение собственной сети офисов, в то время как иногородние банкиры свое фактическое присутствие в городе усиливают, открыв только за лето 15 новых отделений. Райффайзенбанк расширил сеть до 20 офисов, открыв отделение на юго– востоке, сразу три офиса появилось у Почта–банка, сеть которого на начало сентября достигла 14 офисов. Банк из Курганской области «Кетовский» открыл свое шестое отделение в городе, московские Геобанк и Фора–банк довели сеть офисов до 12 и трех соответственно. Впервые в Петербурге открыли свои отделения Новый московский банк, ФФин банк и Внешфинбанк из Краснодара.

Нюансы реестров

Данные Центробанка из реестра внутренних структурных подразделений (ВСП) банков (1164 против 1175 на конец мая текущего года) могут содержать неточности: некоторые банки по одному фактическому адресу регистрируют сразу и кредитно–кассовый, и операционный офисы. Это делается для соответствия требованиям ЦБ по разрешенным видам операций и, вероятно, для разделения потоков клиентов на физических и юридических лиц. Из–за изменений в статусах ВСП банка может меняться и количество, отображаемое в реестре Банка России.

Так, по данным ЦБ РФ, у Альфа–Банка в городе работает 71 подразделение, тогда как на сайте у него указано всего 30 офисов. Как сообщили «ДП» в пресс–службе банка «Санкт–Петербург», фактически закрыто только одно отделение в связи с открытием офиса в соседней локации с более выгодной арендной платой. «Также банк переформатировал пять офисов, объединив их в два без фактического закрытия по адресам», — подчеркнули в банке. Тем не менее, даже если реальное количество банковских офисов меньше, чем говорит ЦБ, концентрация мест оказания банковских услуг в Петербурге выше, чем в Москве: 4,9 офиса на 100 тыс. жителей против 4,6 в столице.

Прочная аренда

Закрыть банковский офис гораздо проще, чем открыть: достаточно уведомить Банк России и разослать клиентам, чьи счета открыты непосредственно в данном отделении, письма–уведомления. Банки давно отказались приобретать недвижимость в собственность (помимо налога на имущество это и дополнительные риски, если клиентские потоки изменят свое направление). Кредитные учреждения предпочитают брать помещения в аренду: в конъюнктуре рынка ставку можно снизить, а при сокращении персонала — оперативно переехать в здание поблизости с меньшей площадью.

Клиенты не ориентируются на банковскую незыблемость и привыкли, что в одном и том же доме с определенной периодичностью могут меняться банковские вывески. Особенно это касается пунктов обмена валюты: большинство клиентов даже не задумываются, под лицензией какого конкретно банка будет проведена операция. Перед открытием офиса банку нужно спрогнозировать, сумеет ли вывеска обеспечить постоянный приток клиентов, чтобы окупить затраты на ремонт и изготовление этой самой вывески. Отсюда и примеры, когда в одном здании работают сразу несколько банков–конкурентов: первопроходец сумел привлечь клиентский поток, чем и пользуются второ– и третьепроходцы.

Опрошенные «ДП» банки полагают, что даже в среднесрочной перспективе банковские сети вряд ли будут сокращаться в заметных для глаз объемах: спрос на офисы растет одновременно с ростом количества банковских клиентов. И перевод услуг в дистанционные каналы не сможет ускорить сокращение офисов: проходить первичную идентификацию или сдавать биометрические данные все еще где–то необходимо.

«Меняется способ обслуживания клиентов, большинство услуг можно получить без посещения банковских офисов, поэтому кредитные организации оптимизируют количество отделений, исходя из оценки эффективности их работы, — говорит Галина Ванчикова, президент — председатель правления банка «СИАБ». — Если отделение приносит прибыль и его доходность покрывает расходы, то точку продаж будут держать. В нашем случае основные клиенты — представители малого и среднего бизнеса, для которых территориальная привязка к отделению не является ключевым фактором».

«Наблюдается интенсивный рост дистанционных услуг, за год доля юрлиц, привлеченных на открытие расчетного счета через интернет, выросла на 30%, до 65%, — поясняет Александр Казанский, директор дивизиона «Центр» УБРиР. — С другой стороны, нет снижения нагрузки на операционистов в такой степени, чтобы она привела к сокращению офисов. Главным критерием существования офиса остается его самоокупаемость».

В контексте

За 5 лет количество банков в стране сократилось в 2 раза. Число жителей страны, наоборот, возросло. Повсеместная цифровизация не виновата, что избранные банки не справляются с потоком клиентов, хотя и постоянно сбоят, а другие банкиры надеются только на уравниловку регулятора.

Осталось чуть–чуть подождать до полноценного запуска анонсированного Банком России так называемого маркетплейса — единой интернет–площадки, на которой банки будут предлагать свои услуги. Чем больше на ней окажется участников, тем единообразнее будут ставки по вкладам или кредитам. Вряд ли хозяин площадки разрешит разнообразие цифр на своем поле. А иными способами отечественные банки конкурировать друг с другом не научились.

Но цель маркетплейса не в создании конкуренции ставок. Он призван дать всем банкам единые условия для продвижения. Без содержания ненужных офисов с их очередями, некомпетентными операционистами, отсутствием кондиционеров и старой мебелью. Кредиты и депозиты можно будет оформлять прямо в интернете, предварительно, впрочем, сдав свои биометрические данные.

Вторая волна цифровизации, которой озаботился регулятор, — удешевление для конечного потребителя денежных переводов. Идея была ликвидировать архаичные системы и уравнять стоимость переводов во всех банках единым тарифом. Вскоре, как только система быстрых переводов (СБП) заработает на полную мощь, как обещали ее создатели, через нее можно будет и зарплату получать, и в магазинах по QR–коду расплачиваться, и брать наличные из кассы магазина. Как говорится, все для потребителя. И не беда, что на сегодня в СБП работает от силы 5% действующих банков, часть из которых, вопреки первоначальным инструкциям, начинает повышать тарифы. Как и любой пилотный продукт, дитя получилось не без огрехов.

Банкиры активно сокращают расходы на содержание инфраструктуры и персонала, прикрываясь цифровизацией. Тогда как оплатить создание собственных уникальных цифровых сервисов они не в состоянии.

У любых нововведений всегда есть свои сторонники и оппозиционеры. Давно ли мы стояли в очередях к терминалам, чтобы за драконовский процент пополнить баланс мобильного телефона? Но с тех пор темпы развития цифровых услуг как–то замедлились: доступны лишь банальные операции вроде открыть–закрыть вклад, внести квартплату. А по мере выбывания банков с рынка снижается уровень профессионализма рядовых банковских клерков: любая нестандартная операция вводит их в полный ступор, они бегут за консультациями к старшим товарищам. И проблема традиционно решается в ручном режиме. Вопреки цифровизации.

В текущем году мы закрыли одно отделение банка в Колпино. Открытие новых отделений в городе или области не планируется. Решение вызвано нашей долгосрочной стратегией по переводу основных банковских услуг в дистанционные каналы обслуживания. Большинство операций уже проходит в онлайн–режиме и не требует избыточного количества точек продаж. Мы за цифровизацию и развитие дистанционных каналов обслуживания клиентов. При этом важно понимать, что банковские клиенты различаются своими поведенческими моделями. Кто–то привык решать финансовые вопросы дистанционно и, что называется, на бегу. Однако существенная часть людей по–прежнему ценит возможность личного общения с банковскими сотрудниками, которое предоставить в дистанционном режиме невозможно.
Светлана Кулагина
директор региональной дирекции банка «ТКБ»
Закрывать офисы мы не собираемся, но и специального плана развития филиальной сети в Петербурге не планируется. Банк сформировал оптимальную и эффективную по всем показателям сеть присутствия. Однако если мы получим интересное предложение по локации, то банк будет рассматривать вопрос об открытии новой точки. Количество дистанционных услуг постоянно расширяется. Уже сейчас без визита в банк можно совершать практически все операции. В интересах безопасности первичную идентификацию мы проводим при личном визите либо в офисе банка, либо в удобном для клиента месте — на работе или любом другом.
Марина Гориславская
вице–президент банка «Санкт–Петербург»
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама