Анастасия Жигач Все статьи автора
19 июня 2019, 10:22 346

Цифровая трансформация. Компания виртуального контента Junk Reality вышла на оборот 37 млн рублей в год

Андрей Волков (слева) и Николай Николенко, основатели компании Junk Reality, верят, что в скором будущем цифровизация заставит компании пересмотреть свои продукты и стратегии развития.
Андрей Волков (слева) и Николай Николенко, основатели компании Junk Reality, верят, что в скором будущем цифровизация заставит компании пересмотреть свои продукты и стратегии развития.
Фото: Сергей Ермохин

Андрей Волков и Николай Николенко, основатели фабрики визуального контента Junk Reality, могут перенести в виртуальную и дополненную реальность практически любой объект. Оборот компании за прошлый год составил 37 млн рублей. Среди клиентов — Mercedes, "Ростех", Four Seasons и Эрмитаж.

Компания Junk Reality была основана в 2016 году предпринимателями Николаем Николенко и Андреем Волковым. Сейчас их заказчики — известные компании из разных секторов рынка России и за рубежом, в том числе представители IT и медицинского бизнеса, недвижимости и ретейла.

Бизнес на пуантах. Артист балета Леонид Кисиль открыл собственную студию и вышел в плюс уже в первый месяц

Бизнес на пуантах. Артист балета Леонид Кисиль открыл собственную студию и вышел в плюс уже в первый месяц

1071
Анастасия Жигач

Среди услуг компании — создание дополненной и виртуальной реальности, интерактивных презентаций, фото и видео 360°, лазерное сканирование и оцифровка пространств. Иными словами, формирование цифрового контента с использованием технологий VR (виртуальная реальность и AR (дополненная реальность) для самых разных задач. "Мы осваиваем нишу цифровой трансформации, но для нас это не просто модные слова, а реальность, — подчеркивает Андрей Волков. — Мы создаем не ограниченную копию, а натурального двойника, с которым можно свободно взаимодействовать в другой реальности".

Стартовый капитал составил 12 млн рублей. Оборот за 2018 год — 37 млн рублей. Оценка компании в этом же году составила по итогам независимой экспертизы 100 млн рублей. В команде Junk Reality 40 человек: программисты, веб–разработчики, фотографы, видеооператоры, копирайтеры, 3d–моделеры и так далее.

Специалисты компании уже осуществили лазерное сканирование острова Новая Голландия, создали виртуальные выставки художника Василия Ложкина, разрабатывали цифровые продукты для Porshe, "Ростеха", "Теремка", Four Seasons.

Девелоперы оценили

"Идея бизнеса появилась в 2015 году. Я стал подыскивать финансового директора и сильного экономиста через общих знакомых, и мне порекомендовали Андрея, с которым мы уже были заочно знакомы", — вспоминает Николай Николенко.

Junk Reality — их первый совместный бизнес, однако ранее у каждого уже был предпринимательский опыт. До того как обратиться к виртуальной реальности, Николай занимался строительством, дизайном и архитектурой, Андрей — продажами, пищевой промышленностью и девелоперской деятельностью.

Свадебный переполох. Сокурсницы института культуры создали агентство по организации необычных торжеств

Свадебный переполох. Сокурсницы института культуры создали агентство по организации необычных торжеств

895
Анастасия Жигач

"Меня впечатлило, какие возможности дает виртуальная реальность при прототипировании и презентации несуществующих объектов", — вспоминает Николай, как пришла к нему идея нового проекта. Строительный бизнес быстро оценил новую услугу. Сейчас основные заказчики услуг Junk Reality как раз строители. Большим спросом у них пользуется создание специализированных приложений с дополненной реальностью. Средний чек очень зависит от продукта: для приложения с дополненной реальностью он составляет 500 тыс. рублей, средний чек лазерного тура — 90 тыс., цифрового офиса продаж для девелоперской компании — 6 млн рублей.

Первый клиент пришел к Junk Reality через знакомых и заказал виртуальный тур для повышения продаж его продукта. Теперь спрос на эту услугу растет с каждым годом. "У нас есть хороший пример заказчика — спортивного клуба, который заказал создание лазерного тура. В итоге мы видим рост конверсии посетителей сайта в постоянных клиентов: тур помогает людям выбрать клуб, а клубу — повысить эффективность работы, снизить издержки бизнеса и рутину для call–центра", — объясняет Николенко.

Мировая статистика подтверждает ощутимый бизнес–эффект от VR и AR. Так, например, виртуальная коллекция экспонатов самого большого в мире Музея декоративно–прикладного искусства Виктории и Альберта в Великобритании служит, по словам его директора, наиболее эффективным генератором офлайнового потока посетителей и дает музею больше, чем реклама и традиционные PR–инструменты.

Звонки и внедрения

Свои услуги компания продвигает с помощью партнерского маркетинга и холодных звонков, а контекстная реклама в этой нише работает менее эффективно: не каждый потенциальный заказчик понимает, какую выгоду его бизнесу может принести цифровизация. Значительная часть клиентов приходит по рекомендациям.

"Лазерные туры мы, например, продвигаем таким образом: делаем бесплатное сканирование объекта и интегрируем его на сайт к клиенту, замеряя метрики. Дальше клиент видит увеличение трафика и продаж и начинает вести с нами предметный разговор", — объясняет Волков. По его словам, конверсия в продажи увеличивается на 30–50%. Для сравнения: эффект от съемки 360° измеряется снижением возврата товаров на 70–90% и повышением конверсии в продажах на 50%.

Часто приходится разъяснять потенциальным клиентам, какие именно задачи может решать дополненная и виртуальная реальность. Например, управлять ожиданиями клиента, автоматизировать продажи, упрощать контроль этапов выполнения работ в стройке, ускорять восстановление после травм в медицине, увеличивать конверсию в ретейле, эффективность курсов в образовании и так далее.

На формирующемся рынке ценность продуктов доказать особенно сложно. Несмотря на то что выгоду от внедрения дополненной реальности уже понимают многие, к реализации приступает лишь 5%. В середине прошлого года Junk Reality придумали, как погрузить в дополненную реальность широкую аудиторию: благодаря маскам и фильтрам в Instagram и Facebook. "Поддержка AR социальными платформами стала мощным толчком для нашего развития, сейчас маски команды Junk Reality набирают миллиард взаимодействий за несколько недель, — говорит Андрей Волков. — Бренды заинтересовались нашим контентом, как раз в июне у нас предстоит несколько крупных запусков, в том числе уже состоялся запуск жизнерадостной маски в виде блинов "Теремка".

Будущее не за горами

В России, как и во всем мире, дополненная реальность захватывает рынок быстрее виртуальной. "Это связано с доступом к устройствам. Для того чтобы получить полноценный доступ к виртуальной реальности, сейчас требуются мощный компьютер и шлем. Устройства постепенно дешевеют, так что в будущем этот рынок будет огромным, — говорит Николай. — А для доступа к дополненной реальности достаточно только мобильного телефона, что и определяет ее популярность".

Скорость проникновения VR и AR в бизнес зависит от менталитета, экономического состояния страны и готовности общества принимать новшества. "Компании, которые работают на рынках с большой конкуренцией, гонятся за технологиями, — говорит Андрей. — Но я уверен, что многие бизнесы, которые сегодня существуют, в перспективе 10 лет трансформируются кардинально и начнут производить товары и услуги для виртуальной реальности. Этому будет предшествовать виртуализация ценностей их клиентов".

По оценкам компании Accenture, с 2016 по 2025 год цифровизация принесет предприятиям около 298 млрд евро дополнительной выручки благодаря повышению производительности, снижению энергопотребления и других операционных затрат.

"К сожалению, не все игроки российского рынка понимают, что цифровизация стала ключевым условием конкурентоспособности и движущей силой для экономики. Согласно нашему последнему исследованию, проведенному совместно с ЦСП "Платформа", 76% опрошенных экспертов подтверждают отставание России от других стран — США, Китая, Японии, Германии и т. д. Однако не трактуют его как необратимое, называя диапазон от 1 года до 5 лет", — говорит президент Schneider Electric по России и СНГ Йохан Вандерплаетсе.

В качестве ключевых причин отставания он называет консервативность российских компаний и осторожность во внедрении нового и к технологическим экспериментам как таковым, нестабильность экономической ситуации. "В–третьих, это слабая конкуренция на внутреннем рынке, которая существенно демотивирует процесс цифровой трансформации. В–четвертых, инертность персонала крупных компаний, которые могут не осознавать важности цифровизации и пассивно реагировать на то, что происходит на внешнем рынке. Также свою роль играют низкая IT–грамотность населения и нормативно–правовая база, которая у нас развита крайне неравномерно. В одних секторах регулярные меры дают толчок к развитию, в других с этим труднее, а где–то и вовсе используются нормативы, разработанные еще во времена СССР", — говорит Вандерплаетсе.

Прогнозировать резкий рост спроса на услуги фабрик виртуального контента со стороны бизнеса в самое ближайшее время, наверное, не стоит, говорят эксперты. Однако в перспективе 3 лет такие компании будут появляться, как и будет расти спрос на такие услуги от клиентов, понимающих, зачем и что им нужно оцифровывать для роста бизнеса. Основные заказы, впрочем, будут получать те, кто уже успел заявить о себе на рынке и завоевать доверие.

"Я позитивно оцениваю перспективы российского рынка цифровых решений, ведь это один из основных драйверов для глобального роста экономики. Внедрение решений, базирующихся на подобных технологиях, в конечном счете неизбежно, — говорит Вандерплаетсе. — Уверен, что в перспективе финансирование сегмента цифровых технологий будет расти, а на рынке все активнее будут появляться новые решения, в том числе те, в которых используются возможности искусственного интеллекта".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама