Дмитрий Маракулин, Наталья Бурковская Все статьи автора
18 июня 2019, 09:09 447

Переходящее "Красное знамя". Экс–владелец Инвест–Экобанка блокировал продажу одного из зданий фабрики

Фото: Сергей Ермохин

Экс–владелец Инвест–Экобанка блокировал продажу одного из зданий фабрики "Красное знамя"

Бывший владелец банка Богатыр Капаров оспорил в Арбитражном суде СПб и Ленобласти торги, которые проводил Российский аукционный дом (РАД). Заявитель просит признать их недействительными. Обращение пока не рассмотрено: как следует из картотеки арбитражных дел, о претензиях не извещена, в частности, государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов" (АСВ), по чьему поручению РАД организовывал торги.

Чужая земля плохо проводит электричество. ФСК судится с владельцами и арендаторами земли, где хочет построить ЛЭП

Чужая земля плохо проводит электричество. ФСК судится с владельцами и арендаторами земли, где хочет построить ЛЭП

967
Дмитрий Маракулин, Павел Никифоров

Недвижимость реализовывалась в рамках дела о принудительной ликвидации Инвест–Экобанка, которая началась после отзыва Центральным банком лицензии финансового учреждения. Регулятор принял такое решение из–за высокорискованной кредитной политики банка. По оценке ЦБ, Инвест–Экобанк был вовлечен "в проведение сомнительных транзитных операций и операций по выводу денежных средств за рубеж в крупных объемах". Оспорить отзыв лицензии банку не удалось.

Это кредитное учреждение является семейным бизнесом: среди его бенефициаров члены семьи Капаровых. Добавим, что Даниял Капаров, сын Богатыра Капарова и совладелец банка, в мае прошлого года был признан Арбитражным судом СПб и Ленобласти банкротом.

РАД в апреле этого года провел электронные торги, на которые было выставлено здание (9,56 тыс. м2) на ул. Красного Курсанта, 25В, пом. 18Н, 22Н. Оно входит в комплекс ткацкой фабрики "Красное знамя". Лот имеет обременение, так как является выявленным памятником "Комплекс построек чулочно–трикотажной фабрики В. П. Керстен".

В РАД отметили, что было подано пять заявок от потенциальных покупателей. "Минимальная цена актива могла составить 97 млн рублей, однако нам удалось его продать за 161,9 млн (победителем стало ООО "Аврора". — Ред.). Это очень хороший результат и реальная возможность погасить долги перед кредиторами", — заявили аукционисты. К слову, сайт Росреестра указывает кадастровую стоимость проданного объекта в сумме 260,127 млн рублей.

Учитывая хорошую локацию, объект может быть приспособлен под общественно–деловую функцию (бизнес–центры, гостиницы, торговые центры и пр.) и многоэтажную жилую застройку высокого класса, считают в РАД.

Руководитель группы антикризисного управления и банкротства "Дювернуа Лигал" Карина Епифанцева отмечает, что электронные торги — это рынок, существующий по своим правилам: человеку с улицы зарегистрироваться на торги ликвидным имуществом практически невозможно.

Sic transit. Балтинвестбанк выставил иски к прежнему совету директоров на 1,1 млрд рублей

Sic transit. Балтинвестбанк выставил иски к прежнему совету директоров на 1,1 млрд рублей

9475
Дмитрий Маракулин, Евгений Петров

"Торги обжалуют в каждой процедуре банкротства, где есть конфликт. Причин в основном две: недопуск потенциального участника и занижение начальной продажной цены, по которой зачастую имущество и уходит", — добавляет Карина Епифанцева. При этом, отмечает юрист, проще добиться отмены торгов не в арбитраже, а в антимонопольном ведомстве: "У нас есть успешный опыт оспаривания торгов от потенциального участника в ФАС".

Право оспорить торги дает законодательство о банкротстве: приостановить процесс ликвидации юрлица возможно, если кто–то заявит о своем желании погасить его задолженность. Такое желание изъявил Богатыр Капаров, но проведение аукциона это не остановило: в случае отказа произошло бы нарушение прав участников торгов. Теперь, как следует из законодательства, Богатыр Капаров получает 3 месяца на погашение задолженности. Однако на это же время вводится мораторий на заключение сделки купли–продажи недвижимости с победителем торгов.

"Сейчас мы рискуем потерять инвестора, а вместе с ним и возможность получения средств для погашения долгов. В данном случае препятствовать заключению сделки — значит нарушать интересы кредиторов и мешать оздоровлению финансовой системы нашей страны", — сетуют в РАД.

Вместе с тем эксперты видят ситуацию несколько иначе. "В данном случае цена продажи, равная размеру кредиторской задолженности — 161 млн рублей, наводит на следующие мысли: имущество стоит дороже, можно заработать на его перепродаже. Видимо, у АСВ было понимание, что по цене меньше 160 млн продавать нельзя, поскольку банк не банкрот, кредиторскую задолженность надо погасить. Капарову в такой ситуации как учредителю ничего бы не досталось, поэтому, конечно, он заинтересован сам отдать эти 160 млн рублей и получить имущество, которое стоит дороже", — полагает Карина Епифанцева.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама