Георгий Вермишев Все статьи автора
28 мая 2019, 06:10 286

Европа волнуется раз. О выборах в Европарламент

Перемен требуют не только наши сердца. Европейцам тоже обрыдли их политики, и вот вам результат: 20% мест в Европарламенте забрали правопопулисты, выступающие против иммиграции, ислама и олигархии. И все это на фоне резко выросшей активности избирателей — явка на выборы оказалась самой высокой с 1994 года (50,4%).

Прости нас, Юра. Почему "Эфир" дороже OneWeb
Авторская колонка

Прости нас, Юра. Почему "Эфир" дороже OneWeb

332

Что происходит на самом деле, из нашего окна в Европу видно плохо. На первый взгляд, конечно, большой скандал. Во Франции победила–таки Марин Ле Пен, сильно усложнив жизнь выдающемуся евроинтегратору Эмманюэлю Макрону. В Италии верх взял вообще «правый фанат Путина» (выражение немецкого издания Bild) Маттео Сальвини. Российские пропагандисты шутят, что теперь Европарламент «наш». Не замечая другого любопытного факта: во многих передовицах Россия и США оказались по одну сторону баррикады. А по другую, стало быть, — гордая единая Европа.

На самом деле избиратели до сих пор довольно смутно представляют себе роль Европарламента. Одно дело дать правым популистам больше мест в эфемерном наднациональном институте, и совсем другое — посадить в Елисейский дворец. И потом, нужно понимать, что сегодняшние националисты — это не евроскептики. Та же Ле Пен ради победы прекратила разговоры о выходе Франции из ЕС и евро. Исключение составляет Британия, решительно поддержавшая «Партию Брекзита», но это другая история.

У прошедших выборов есть и еще одна любопытная особенность — возросшая популярность партии зеленых (10% мест). До выборов доросли миллениалы, отличающиеся интересом к экологии. Зеленых поддержал каждый третий молодой избиратель. Это новая политическая реальность, с которой придется считаться в том числе и нашим политтехнологам.

Глобально расстановка сил сохраняется, изменилась только партийная палитра. Так что открывать Шпенглера и шампанское противникам европейского проекта пока рановато. Даже наоборот — честные выборы, политическая конкуренция (словосочетания у нас подзабытые) могут подтолкнуть евробюрократов к повышению эффективности. В конце концов, демократия — наихудшая форма правления, если не считать все остальные.

Георгий Вермишев, обозреватель

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама