Светлана Белогубцева Все статьи автора
22 мая 2019, 10:47 3375

Ловушка для рака. В Мариинской больнице ввели в практику бестравматичные операции

Хирург Мариинской больницы Дмитрий Ильин
Хирург Мариинской больницы Дмитрий Ильин
Фото: Архив "ДП"

Врачи Мариинской больницы Санкт–Петербурга провели бестравматичную операцию на почке. Вмешательство, которое раньше требовало открытого разреза, многодневного лечения и реабилитации, теперь делают так, что уже через 1–2 дня после операции при условии наблюдения врачом пациент может идти домой.

Наука все время бежит наперегонки с раком: ученые и врачи изобретают новые способы и методы борьбы с онкологическими заболеваниями. Но, едва удастся укрепить рубежи в одном месте, опасность неожиданно может подстерегать в другом. Скрининг, позитронно–эмиссионная и компьютерная томография, роботические технологии, успехи фармакологии и вакцинопрофилактики — чего только не изобретено для совершения рывка в этой сфере. Серьезного рывка, правда, по–прежнему нет. Но каждая новая технология повышает вероятность его приближения.

Прибыльный вирус. Импортные вакцины против гриппа все активнее вытесняются с российского рынка

Прибыльный вирус. Импортные вакцины против гриппа все активнее вытесняются с российского рынка

1120
Светлана Белогубцева

Робот плюс навигация

В Мариинской больнице при оперативных вмешательствах на почках решили использовать новую технологию УЗИ. Если прежде исследование проводили через брюшную стенку, то теперь есть возможность смотреть непосредственно почку. И точность определения границ опухоли возрастает многократно.

"Хирургия идет по пути минимально инвазивных вмешательств, когда врачу надо не только удалить опухоль, но и сохранить функцию органа, сохранить больше жизнеспособной ткани, снизить риск осложнений, величину кровопотери, интенсивность болевого синдрома после операции. И использование УЗИ во время операции — один из способов, позволяющих лучше решить эту задачу", — говорит хирург Мариинской больницы Дмитрий Ильин.

Суть технологии в том, что она объединяет, с одной стороны, возможности робота, с другой — сверхточную интраоперационную навигацию. И теперь если опухоль расположена глубоко в тканях внутреннего органа (например, почки), то во время лапароскопической или роботической операции, когда врач работает через проколы в брюшной стенке без непосредственного контакта руки с органом, он может максимально точно увидеть размер опухоли, ее форму и границы.

Если бы такого аппарата в арсенале больницы не было, выполнить резекцию органа, удалив опухоль и сохранив оставшуюся (здоровую) часть почки, можно было бы только открытым способом.

Один монитор вместо двух

В начале года в Мариинской больнице оперировали почку молодой девушке. Новообразование размером около 3 см находилось на границе средней и нижней трети почки.

Клетку загнали в угол. Государство хочет получить монополию на рынке стволовых клеток

Клетку загнали в угол. Государство хочет получить монополию на рынке стволовых клеток

905
Светлана Белогубцева

"Когда все подготовлено для выполнения резекции — удаления той части, где расположена опухоль, — мы предварительно уточняем границы, чтобы дальше уверенно рассекать ткани в нужном месте. Сначала мы детально все смотрим на УЗИ: изучаем форму, размер, локализацию опухоли. Размечаем границы будущей резекции. Преимущество этой технологии еще и в том, что изображение с аппарата УЗИ выводится на консоль к хирургу — ему не приходится отвлекаться на два экрана поочередно", — рассказывает Дмитрий Ильин.

На итоговую стоимость операции использование современного УЗИ–аппарата не влияет. А вот на исход дела и судьбу пациента — даже очень.

Если бы эту девушку оперировали по старинке, то, скорее всего, пораженную почку пришлось бы удалить. Довольно часто в дальнейшем у таких пациентов развивается хроническая болезнь почки. Бывает, при худшем сценарии, пациенты даже попадают на диализ: кровь фильтруется в клубочках почки.

У здорового человека, как известно, две почки. Если удалить одну из них, вся нагрузка по фильтрации падает на другую. И она быстрее изнашивается: со временем клубочки замещаются соединительной тканью, начинает развиваться хроническая болезнь почек. А это, в свою очередь, влечет за собой риск развития сердечно–сосудистых осложнений — инфаркта миокарда, инсульта.

Эффект соединения

Интраоперационная навигация активно используется в Мариинской больнице и по другим направлениям: оборудованием пользуются нейрохирурги, абдоминальные хирурги. Аппарат универсален, и к нему, как к любому другому, можно подсоединить разные датчики, в том числе и тот, который используется для робот–ассистированных операций. Поэтому, когда в 2018 году в Мариинскую больницу пришли роботические технологии, появилась идея два эти направления законнектить.

Стоит такой УЗИ–комплекс порядка 10 млн рублей. Но в больнице считают это не затратами, а скорее инвестициями. Сама операция, конечно, стала стоить дороже, но в целом для страховой медицины, пациента и даже его работодателя законченный случай лечения обходится во столько же или дешевле, чем открытое или лапароскопическое вмешательство.

Все дело в том, что нетрудоспособность, связанная с открытым оперативным вмешательством, дороже открытой операции. Уже в первые сутки после операции с использованием нового оборудования пациенты встают и ходят. Через неделю — могут полноценно работать.

"Современные технологии внедряются быстро. То, что еще вчера выходило на арену как передовое и суперновое, завтра перестанет нести сиюминутный медийный смысл и станет рутинной практикой. И это хорошо. Это будет вкладом нашего поколения врачей в историю развития медицины", — добавляет Дмитрий Ильин.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама