Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
22 апреля 2019, 06:19 370

Корпорация "Росбанкрот". Идея о создании органа по санации малых и средний компаний вызвала сомнения

Начальственная идея о создании спецоргана по санации малых и средних предприятий вызвала сомнения даже у самого начальства

Предложение устроить очередную корпорацию "Росбанкрот" в небоскребе по соседству с офисами "Росполет" и "Роспрорыв", прозвучавшее в верхней палате российского парламента, укладывается в общую начальственную логику. В ее рамках, как известно, решение любой проблемы начинается с создания уполномоченного органа с бюджетом и секретаршами. Но стоит ли городить огород, чтобы помочь среднему бизнесу избежать расплаты с кредиторами? Не лучше ли ограничиться традиционными мерами поддержки? Субсидиями, отсрочками, в крайнем случае — новыми кредитами. В свою очередь, авторы идеи объясняют свои мотивы самыми благими намерениями: необходимо, мол, в сложных условиях защитить предприятия от банкротства, чтобы сохранить рабочие места.

Досчитаем — будем жить. Рост инвестиций в России вдвое меньше заявленного Росстатом

Досчитаем — будем жить. Рост инвестиций в России вдвое меньше заявленного Росстатом

2827
Дмитрий Прокофьев

Не поверите — идея о том, что должников нужно защитить от кредиторов, уже звучала в России ровно 10 лет назад. Самый богатый россиянин по версии Forbes–2008, оказавшийся в 2009–м обладателем исключительно больших корпоративных долгов, предложил тогда вообще поменять российское законодательство о банкротстве. Сделать так, чтобы менеджеры предприятий (они же и владельцы в российских реалиях) были защищены от кредиторов в период реструктуризации. Законодательство тогда не поменяли, но и своих активов должник–миллиардер не лишился.

На самом деле, скажут экономисты, угроза банкротства, результатом которого оказывается лишение должника собственности, — это сильнейший стимул, подталкивающий хозяев предприятия к ответственному экономическому поведению. Если владелец уверен, что, не возвращая взятый кредит, ничем не рискует, то какой смысл ему рассчитываться по своим обязательствам? Но и кредитор в этой ситуации не хочет рисковать. Вы не задумывались о том, что высокие ставки по российским кредитам — это производная от степени сложности взыскания долгов? Это обывателю, имевшему несчастье задолжать несколько тысяч по кредиту "до зарплаты," коллекторы могут бросить в окно бутылку с зажигательной смесью. Социально значимому топ–менеджеру будут помогать, реструктурировать долги — только издержки по этому процессу банкиры не возьмут на себя, а переложат на рядовых граждан, живущих даже не от зарплаты до зарплаты, а от кредита до кредита.

Скажу больше: как именно будет работать потенциальный "государственный санатор малого бизнеса", экономисты хорошо себе представляют. Опыт работы самозваных радетелей за предпринимателя описан во всех книгах, посвященных Великой депрессии 90 лет назад.

Там система работала так. К должнику–фермеру где–нибудь на нищем американском Юге приходили солидные люди и говорили: парень, у тебя все плохо, знаем, твою ферму продают с молотка за долги. Но горю можно помочь! Приходи завтра на аукцион и смело называй цену в один доллар. Мы отвечаем — твою ставку никто не перебьет.

На следующее утро собравшиеся видят, что кроме жителей местной округи и представителей банка к аукциону присоединилась компания крепких ребят с карабинами в руках. Начинаем торги! Даю доллар, кричит банкрот. Будут ли другие предложения? Крепкие ребята щелкают затворами карабинов. Других предложений нет. Один доллар, раз–два–три, продано!

Но это еще не конец. Когда счастливый фермер, подписав купчую, возвращался в свой дом, он обнаруживал там тех ребят с карабинами. Вот видишь, говорили они, мы свое дело сделали, ферма твоя. А теперь решим, сколько ты нам должен за помощь. Нет денег? Ну у тебя же ферма есть!

Но это еще не самое неприятное. Оно начиналось, когда фермеры из той округи приходили в банк за кредитами. "Джентльмены, вы из того самого графства, где ферму нашего должника вчера продали за доллар? — уточнял банковский клерк. — Простите, ничем не можем помочь. Для вас денег нет. Попробуйте поговорить с тем предприимчивым соседом, может, он вам поможет".

Интересы общества касательно банкротства заключаются в том, чтобы собственность оказывалась в руках того, кто распоряжается ею эффективно, в том числе и выполняя свои обязательства. А вот защита интересов работников — это совсем другая проблема, которая решается системой велфэра лучше, чем поддержкой должников–миллионеров.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама