Александр Пелевин Все статьи автора
16 апреля 2019, 09:07 2530

О краудфандинге и комиксах. История одной улицы в детской книге о блокаде

Фото: Издательство "Пятый Рим"

Детская книга о блокаде Ленинграда собрала полмиллиона рублей на краудфандинге и вызвала массу споров в сети. Одни возмущаются "комиксом о блокаде", другие требуют, чтобы авторы непременно упомянули, как "Жданов ел пирожные". Но востребованность проекта говорит сама за себя: нужную сумму собрали буквально за сутки.

Московское издательство "Пятый Рим" 18 марта запустило краудфандинг на создание детской иллюстрированной книги о блокаде Ленинграда. Требуемую сумму — 350 тыс. рублей — удалось собрать уже в первые сутки после старта. К середине апреля, за неполный месяц кампании, собрано уже 648,7 тыс. рублей, проект поддержали более 600 человек.

Лучше новых двух. Расширив старый Музей блокады, власти могут отказаться от нового

Лучше новых двух. Расширив старый Музей блокады, власти могут отказаться от нового

947
Юрий Игнатьев

Что на самом деле интересно людям

"Честно говоря, я никогда не хотел заниматься детской литературой, — говорит главный редактор издательства "Пятый Рим" Григорий Пернавский. — Но саму литературу, поскольку я отец, наблюдал и приходил в печаль. Очень много совершенно адовой халтуры. Исторические книги для детей — либо тот же фотошоп с "Википедией", либо переиздания западных книжек. Когда сыну было лет десять-одиннадцать, я ему купил переиздание "Дороги жизни" Нисона Ходзы (книга 1984 года выпуска. Ред.). Оказалось, что все, что в этой книге было, — работает. Но это книга рассказов, которые сопровождаются пояснительными рисунками и фотографиями. А дети сейчас пошли не такие, как мы. Они не воспринимают черно-белые фотографии и кинохронику. Нужна яркая картинка и меньше текстов. Они читают много на самом деле, но не как мы. Там кусочек, там кусочек. Что-то заинтересовало, идут рыть интернет. В общем, процессы идут, но картинка в фундаменте. И тогда у нас родилась идея сделать вот такую книгу, основанную на картинке, которая должна послужить таким стартом для дальнейшего поиска информации".

Краудфандинговую кампанию издательство решило запустить не только для сбора средств, но и для пиара проекта.

"В издательском бизнесе все устроено, как правило, так: на момент выхода книги из типографии издательство несет убытки — мы потратились на книгу, заплатили гонорары или авансы, расплатились с типографией, а средства из торговли возвращаются очень медленно. Идеальная ситуация — это когда у тебя на данный конкретный проект есть деньги. Но это чаще всего похоже на сказку", — говорит Пернавский.

Результаты кампании оказались неожиданными: нужную сумму собрали чуть более чем за сутки. Прошло меньше месяца с начала кампании, а деньги продолжают поступать. Средства собраны на 185%.

"Тут нам повезло, хотя до сих пор пребываем в шоке. Мы собрали нужную сумму за сутки, да и теперь тропа народная не заросла. И, что важно, краудфандинг показывает, что на самом деле интересно людям. Кстати, поражает сколько людей жертвует на наш проект без претензии на то, чтобы хотя бы книгу получить. Низкий им поклон отдельно", — добавил Пернавский.

История одной улицы

Парад завершили "Стрижи" над Дворцовой. В Петербурге отметили 75-летие снятия блокады Ленинграда

Парад завершили "Стрижи" над Дворцовой. В Петербурге отметили 75-летие снятия блокады Ленинграда

1835

Над книгой работают специалисты по военной истории, униформистике, исторической реконструкции. Материалы подбираются из архивных документов, блокадных фотографий, воспоминаний и дневников. Авторы уверяют, что отвечают за каждую деталь интерьера и каждую петлицу на гимнастерке: все соответствует исторической реальности.

Довоенный и затем блокадный Ленинград на страницах книги предстает в совершенно новом для читателя облике — это яркие иллюстрации с подробной детализацией, афишами на стенах, случайными прохожими, усатыми дворниками и греющимися на солнце котами. Уже потом — очереди за хлебом, пожары, бомбежки. Книга показывает, как менялся блокадный город и его жители на примере конкретных улиц и персонажей.

Главный герой книги — сам город, маленькая ленинградская улица, за которой можно наблюдать от мирного июня 41-го до зимы 42-го, через смерть и голод до прорыва блокады.

Меняется город, вместе с ним меняются люди.

Большую часть визуального контента готовит художница Мария Пономарева.

"Основная моя работа в книге — это продемонстрировать на одной улице Ленинграда, как менялся город и его житель во время всей блокады, от самого объявления войны и до окончания блокады", — рассказывает Мария.

Над иллюстрациями персонажей и униформы работает художник Дмитрий Алексеев. Иллюстратор Даниил Кузьмичев рисует карты, а Михаил Левыкин верстает книгу и занимается дизайном. Над текстом работает Григорий Пернавский.

Отдельный упор в книге сделан на соответствие исторической реальности, говорят создатели.

"Мы ищем огромное количество исторических хроник, смотрим фильмы того времени, естественно, копаемся во всех доступных архивах. На некоторых иллюстрациях можно увидеть отсылки к фотографиям блокадного Ленинграда, узнать каких-то людей, вывески. Персонажи, которых замечательно рисует Дмитрий Алексеев, вообще собраны по историческим фотографиям, и там каждая деталька на своем месте, у нас есть референсы на каждый головной убор, обувь, вообще на все, какого цвета, размера и вида это было", — рассказывает Мария Пономарева.

Реальность страшнее фарса

Как часто бывает с подобными темами, книга уже успела вызвать массу споров и нареканий. Особенно часто звучат упреки в адрес создателей: "Как можно делать комикс о блокаде? Это же кощунство!"

Авторы книги терпеливо разъясняют: это не комикс.

"Стиль пока еще не до конца виден на тех артах, что мы выкладываем, потому что картинки еще не закончены. Но да, на них присутствует то, что обычно называют "комиксным стилем" — это черные контуры и цветная заливка. Но если с таким подходом оценивать иллюстрации то, значит, и Мигунов (советский иллюстратор и мультипликатор Евгений Мигунов. — Ред.) всю свою карьеру рисовал комиксы. Комикс — это не стиль рисования, а метод повествования. Не то, как ты рисуешь, а то, что ты рисуешь. Наша книга — это изоиздание, большую часть ее занимают иллюстрации, и там присутствуют как реалистичные изображения, так и графичные схемы и иллюстрации — смесь графики и живописи", — объясняет Мария Пономарева.

Создатели книги рассказывают, что претензии к выложенным иллюстрациям выглядят иногда не совсем адекватно. К примеру, многие пользователи принялись возмущаться солдатом в каске, похожей на британскую: мол, зачем вы показываете нашим детям британских солдат? Тут историкам оставалось только развести руками: на иллюстрации изображен пулеметчик истребительного батальона со шлемом МПВО, который производился в Ленинграде и был точной копией британской каски "Броуди".

Была и претензия к магазину "Гастрономия", изображенному на иллюстрациях. Пользователь соцсети, уверяя, что у него "огромный архив блокадных фотографий", заявил, что в довоенном Ленинграде не было и не могло быть магазина с таким названием. Создатели книги моментально показали соответствующую фотокарточку с вывеской.

"Моя самая, пожалуй, на данный момент любимая претензия — к эскизу иллюстрации, на которой зимой очередь людей стоит к хлебу. Человек посередине, по словам "критика", имеет синее лицо, и это чудовищный фарс и карикатура. А это всего лишь лыжная шапка с прорезями для глаз, чтобы защитить лицо от обморожения. Так что на любую высказанную претензию по поводу историчности в иллюстрациях мы можем ответить с доказательствами", — отметила Мария Пономарева.

Реальность блокады страшнее любого фарса.

Не "Праздник"

Но возмущенные комментарии не прекращались. Появились и воинствующие пацифисты, которые вознегодовали от самой идеи сделать детскую книгу о блокаде. Комментарии примерно такие: "От гриппа делают прививки, а от некрофилии — нет", "Вся эта милитаризация общества напрягает", "Сколько можно носиться с этой древней войной и зачем о ней постоянно говорить детям", "Книг об этой войне уже достаточно".

Авторы книги убеждены: если появляются такие комментарии, значит, недостаточно.

На деле же качественных проектов о блокаде Ленинграда в наше время делают удивительно мало. Не считать же таковым фильм "Праздник" режиссера Красовского (помните?), вызвавший в свое время тоже нехилый скандал? Фильм, к слову, выйдя на экраны, уже через несколько дней основательно забылся, но задачу пошуметь выполнил. Любопытно, что среди негодующих по поводу детской книги о блокаде оказались как раз те, кто считал "Праздник" хорошим и правильным проектом.

Не обошлось и без излюбленной темы иных граждан, поднятой как раз в "Празднике": многие принялись спрашивать, будут ли в книге рассказы о том, как первый секретарь Андрей Жданов во время блокады ел в Смольном пирожные, а высшее партийное руководство питалось икрой, привезенной на самолетах. Авторы моментально ответили: нет, бездоказательных мифов в книге не будет. Следом посыпались обвинения — уже в пропаганде сталинизма.

Так книга о блокаде стала еще одним полем боя за историческую достоверность. Авторы не устают повторять: нет достоверных свидетельств поедания Ждановым пирожных в Смольном, как и нет никаких доказательств, которые говорили бы о пиршествах партийного руководства, оставшегося в блокадном городе.

"Понабежали борцы за правду и с хихиканьем начали рвать на пузиках худи: "А вы будете рассказывать, как жировало начальство, как Жданов ел (нужное вписать) и про каннибализм?" Отвечаем: нет, не будем. Во-первых, потому что, как конкретно (и жировало ли) начальство, науке неизвестно, как и то, чем точно питался Жданов. Во-вторых, потому что каннибализм — это постоянный спутник голода, а голод в Ленинграде был. И страшный", — говорит Григорий Пернавский.

Если речь идет об историческом материале, опираться на слухи — непрофессионально, уверен главный редактор издательства.

"Что касается всех слухов и прочего, тема очень неприятная и скользкая. Слухи существуют всегда. В Ленинграде вообще возникало много слухов, и все они были про еду практически — просто потому, что люди очень хотели есть. Естественно, начальство в этих слухах жрало от пуза, хотя, судя по тому, что известно о том, как питался Жданов и его окружение, они просто более-менее нормально снабжались едой. В реальности никакой точной информации нет до сих пор. Но уж точно руководство города не обмазывалось икрой и не устраивало купания в ваннах с портвейном", — отметил Пернавский.

Над книгой работают медленно и вдумчиво, конкретных дат выпуска пока нет: издательство заявляет, что хочет выпустить в первую очередь качественный продукт. Ожидается, что основная работа будет завершена к сентябрю 2019 года.

Споры в сети и гневные комментарии не прекращаются. Но востребованность проекта уже доказана не словами, а цифрами в краудфандинговой кампании: читателю нужны новые визуальные форматы подачи истории, с вниманием к деталям и без мифотворчества.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама