Лилия Агаркова, Инна Рейхард Все статьи автора
26 февраля 2019, 23:56 14247

Пошли вон. Эксперты назвали законопроект о запрете малых отелей в домах катастрофой для туриндустрии Петербурга

Фото: ТАСС

Премьер–министр Дмитрий Медведев поддержал законопроект о запрете малых отелей и хостелов в домах. В Петербурге закон коснется как минимум 4,5 тыс. малых отелей — а в дальнейшем фактически любого бизнеса, кафе, магазина и парикмахерской в жилом доме, если он не одобрен жителями. Туриндустрия города замерла в ожидании катастрофы. Остальные пока не верят в скорый финал.

Проект, известный как закон депутата Галины Хованской (на фото), рассматривается в Госдуме уже 4–й год. Впрочем, на время Чемпионата мира по футболу в 2018 году парламентарии сделали паузу.

Звезды зажигают. Положение о классификации гостиниц приняли пока без хостелов

Звезды зажигают. Положение о классификации гостиниц приняли пока без хостелов

1204
Лилия Агаркова, Павел Никифоров

Петербург, по данным комитета по развитию туризма, без проблем принял более 500 тыс. гостей, в том числе более 200 тыс. иностранцев, хотя сертифицированных гостиничных номеров в городе всего 45 тыс.

Однако 19 февраля внезапно стало известно, что Хованская хочет освежить положения документа и запретить не только средства размещения в жилом фонде (хостелы и мини–отели), но и коммерческую деятельность в нежилых помещениях в многоквартирных домах без согласия собственников. То есть под угрозой предприятия питания, досуга, сервиса, торговли и т. д.

Исключения делаются только для тех заведений, чье нахождение в доме было предусмотрено проектной документацией.

Эти требования не должны применяться к правоотношениям, возникшим до 1 июля 2019 года. Но после этой даты при окончании договора аренды и желании его продлить начнутся сложности.

Прежний вариант поправок в Жилищный кодекс РФ разрешал деятельность хостелов в жилом фонде при условии согласия 50% собственников дома, прохождения обязательной сертификации и пр.

Но в последние дни тема "чудовищных" перепланировок в жилом фонде в угоду хостелам внезапно набрала обороты и стала активно обсуждаться.

Болельщики поддержат. Отельеры вкладывают миллионы в реновацию гостиниц перед Euro-2020

Болельщики поддержат. Отельеры вкладывают миллионы в реновацию гостиниц перед Euro-2020

1060
Инна Рейхард

В московских СМИ муссируются случаи перепланировок в жилом фонде, которые привели к ухудшению содержания домов и причинению серьезных неудобств жильцам: на крышах открыли бассейны, пристроили сауны и пр. "Такие примеры есть и у нас, — говорит Гульнара Борисова, председатель Ассоциации ТСЖ Центрального района Петербурга, — например, на ул. Рубинштейна в один хостел соединили две коммуналки в соседних домах, пробив несущие стены. Естественно, дом дал трещину и начал разрушаться". Она называет и другие случаи, подчеркивая открытие в центре города множества студий, которые переделывают из комнат коммуналок и эксплуатируют как для краткосрочного, так и для и долгосрочного найма. "Их устраивают уже не только на первом этаже, но и на всех других этажах, причем сантехника легко может оказаться над жилыми помещениями", — говорит эксперт.

Сложность для рынка, однако, заключается в том, что в законопроекте говорится о коммерческой деятельности в целом, то есть хостелами дело может даже не ограничиться. Сфера согласования жителями потенциально расширяется на несколько десятков тысяч ресторанов, кафе, парикмахерских, фитнес–студий, детских развивающих центров, организаций досуга и прочей городской инфраструктуры, не менее 40% которой расположено в жилом фонде.

Отель в каждом доме

Считается, что инвесторы мини–отелей помогают Петербургу прощаться с имиджем столицы коммуналок и расселяют казалось бы нерасселяемые квартиры, в том числе площадью 250–500 м2 во дворах–колодцах. Как правило, они не могут быть по разным причинам переведены в нежилой фонд.

Кстати, мораторий на перевод из жилого фонда в нежилой наложен еще экс–губернатором Полтавченко около 2 лет назад.

"Но перевод коммуналок в другие коммуналки (студии) — не путь изменения ситуации, это только способствует разрушению жилого фонда, — настаивает Гульнара Борисова, — идет повышенная нагрузка на сети, перепланировки чаще всего не согласованы".

Однако тысячи петербургских отельеров имеют противоположное мнение. "Мы за то, чтобы выводить малые средства размещения из теневого сектора, но путем регулирования отрасли, а не ее уничтожения. Учитывая специфику региона, это крайне важная мера, — говорит Дарья Ковалевская, председатель секции туризма петербургского регионального отделения "ОПОРы России", — до 85% постояльцев малых гостиниц и хостелов — россияне, в обычных гостиницах, 3–4 звезды, в сезон, летом, они не смогли бы позволить себе останавливаться, цена номера в трех–четырехзвездочной гостинице в сезон в Петербурге доходит до 10 тыс. рублей и выше. Такой закон нанесет ущерб внутреннему российскому туризму".

Ковалевская также является генеральным директором Sokroma hotels group и в этом качестве открыла 50 мини–отелей и хостелов за 10 лет. Все они расположены в старом фонде.

"Стоимость коммунальной квартиры 100–120 м2 в центре составляет около 9–12 млн рублей, — говорит владелица хостелов, — на ремонт потребуется 7–8 млн с учетом согласования перепланировок и получения дополнительных энергомощностей. Окупаемость объектов — 7–8 лет. Все это бизнес и инвестиции в недвижимость — по сути, инвестиции в Петербург".

"Очень часто, — продолжает она, — малым отельерам вменяют, что они оплачивают коммунальные расходы по общим тарифам, что недостаточно, и обкрадывают обычных жильцов, дают дополнительную нагрузку на инфраструктуру (лифты и пр.). Но никто ведь не против установки других тарифов для отелей и оплаты по ним".

Кроме того, эксперты отмечают, что сейчас деятельность хостелов подпадает под закон о патенте и предпринимателям достаточно купить патент (его стоимость зависит от площади), чтобы быть в поле видимости налоговой и выйти из тени.

Консолидация рынка

Отельеры уверены, что закрытие 4,5 тыс. малых отелей и хостелов в Петербурге приведет к резкому повышению цен на номера в оставшихся гостиницах — до 50% зимой и до 30% летом.

"Сейчас, например, номер с душем в малом отеле на Невском проспекте или его дворах, — рассказывает Сергей Морев, владелец сети хостелов "Друзья", — может стоить всего 1,5 тыс. рублей в сутки. Это очень низкая цена по сравнению с предыдущими годами. Цены упали в кризис 2014–2015 года, и им пора вернуться к нормальному уровню".

Владельцы малых отелей по–разному ждали принятия закона о запрете хостелов: кто–то переводил свои гостиницы из жилых домов в отдельные строения (например, Сергей Морев перевел в нежилые здания 85% своих хостелов и мини–гостиниц). Но большинство просто надеялось на то, что до полного запрета не дойдет и с парламентариями как–нибудь договорятся заинтересованные стороны.

"В итоге этот проект пролоббирован московскими застройщиками, — считает Тамара Буйлова, вице–президент Ассоциации малых гостиниц Петербурга, — им не нужны хостелы в элитных, да и в обычных жилых комплексах. Это первая причина возможного принятия этого закона, а во–вторых, там, в Москве, легче что–то снести в центре города и строить на этом месте гостиницы. Это совершенно невозможно в Петербурге — сносить исторические здания целыми кварталами, ведь именно на них и приезжают посмотреть туристы".

Как ранее писал "ДП", благодаря Чемпионату в город продолжают возвращаться иностранные туристы, а сами отельеры возлагают большие надежды на грядущие матчи Чемпионата Европы по футболу, которые пройдут в Петербурге в июне 2020 года. В результате единственный российский город, который вновь примет тысячи болельщиков, может оказаться без хостелов и мини–отелей. По данным систем бронирования, даже в обычные дни до 35% туристов останавливаются в отелях в жилых домах.

Сергей Морев считает, что законодатели проморгали ситуацию с хостелами лет пятнадцать назад — когда они стали только появляться. "А сейчас уже ненормальная ситуация — в каждом жилом доме свой хостел или отель, независимо от того, нужен он там или нет, какие там соблюдены стандарты", — говорит отельер.

Скоро все случится

В карточке законопроекта на сайте Госдумы значится, что документ включен в примерную программу решением Госдумы на апрель 2019 года.

На вопросы корреспондента "ДП" депутат Галина Хованская отвечать отказалась. Однако ранее, на заседании думского комитета по ЖКХ 21 февраля, она заявила, что документ, принятый в первом чтении, также получил положительное заключение правового управления администрации президента, "а так, в принципе, и был пригоден к принятию во втором чтении".

Тем временем петербургские отельеры начали собирать подписи под письмами на имя врио губернатора Александра Беглова, спикера Госдумы Вячеслава Володина и заместителя председателя Совфеда РФ Андрея Турчака.

"ДП" будет следить за развитием событий.

Как ИП я могу выбрать патентную систему, а одна из статей патента предполагает возможность сдачи в аренду жилых и нежилых помещений, принадлежащих ИП. Выходит, что сегодня мы хороним весь арендный рынок Петербурга? Думаю, этот законопроект также нарушает наше конституционное право распоряжаться собственным имуществом и право сдачи жилья в аренду. Я имею право сдавать его, дарить, продавать и пр. Что есть хостел, они в этом законе тоже не поясняют. Есть у него какие–то технические характеристики? Или мне запретить въезжать гостю, если у него больше двух чемоданов? Пока что мы ничего не предпринимаем, но при случае будем судиться и отстаивать свои гражданские права. Думаю, снова появятся серые деньги, а мы вернемся в 1990–е.
Александр Пономарев
Александр Пономарев
сооснователь сети отелей "Питер Пэлэс"
Стоит отметить, Петербург строился как доходный город, и с конца XVIII века квартиры и комнаты, а также углы (вариант сегодняшнего хостела) сдавались в аренду. Например, Пушкин жил на Мойке как раз в съемной квартире. У него были свои имения, но квартиру в Петербурге он снимал. Князь Мышкин, герой Достоевского, тоже жил на съемной квартире. Часть собственных площадей сдавали в аренду даже чиновники. Что касается мирового опыта, например, в Милане, в богатом кондоминиуме, во втором дворе есть хостел, который приносит доход жильцам. Рим также во многом состоит из малых гостиниц в жилых домах, это туристическое обременение европейской столицы и великого города.
Татьяна Лукьянова
Татьяна Лукьянова
главный архитектор архитектурного бюро "Аэроплан"
Я только что вышла из Минэкономразвития, там как раз было совещание по этому поводу. Думаю, что у закона будут региональные поправки, или же для урегулирования ситуации введут длительный каникулярный период для тех предпринимателей, кто ведет легальный на сегодня бизнес в жилом фонде. Минэкономразвития рассчитывает на помощь регионов в этом вопросе. Сейчас мы не контролируем те помещения, которые были переведены в нежилой фонд ранее, поэтому на него и был наложен мораторий. Если и разрешат перевод, то целевым образом, то есть под конкретный вид деятельности. Самое главное для нашего города — сохранить туристическую индустрию и ее потенциал. Поэтому мы поддерживаем малых отельеров.
Нана Гвичия
Нана Гвичия
зампредседателя комитета по развитию туризма

В контексте

Мы, конечно, за свободный бизнес без всяческих запретов. Не столько сердцем, сколько мозгами: рабочие места, налоги и свобода передвижения для людей с небольшим бюджетом.

Но если над нашей квартирой угнездится какой–нибудь бомжатский хостел, а даже если и не бомжатский, а вполне себе приличный проходной двор, жар поддержки поубавится. И тогда, вслед за премьером Медведевым, придется согласиться с запретом на гостиничное размещение в многоквартирных домах. Или все же стоит еще подумать?

Ведь есть вполне экономический путь ограничения открытия сомнительных ночлежек в жилых домах. Причем не один единственно верный, а множество. Наверное, не настолько простые, как запрет, но они не скукоживают пространство для бизнеса, а расширяют.

Первый и самый актуальный, если следовать указам нашего президента, — нужно повысить жизненный уровень работающего гражданина РФ настолько, чтобы он и не посмотрел в сторону хостела. Он должен иметь возможность заселиться пусть не в пятизвездку, но в крепкую трешку. Кстати, задача вполне решаемая. Нужно только не запрещать и давить, а создавать нормальные условия для развития и свободной конкуренции. Конечно, мы не скоро достигнем уровня рабочего Швейцарии или пенсионера Японии, но это путь к процветанию. Причем не только нескольких сотен успешных форбсов, а десятков миллионов представителей среднего класса, которым сегодня все труднее разглядеть перспективы.

Путь усложнения сертификации сродни запретам, но цивилизованный. Как и путь гибкой аренды, если помещение не в собственности. А для собственников нежелательных бизнесов можно повысить налоги, только одновременно сделать так, чтобы налоговые послабления распространялись на необходимый для жителей окрестных домов бизнес. Таковой всегда найдется, если грамотно оценить потребности. Одним нужно иметь возможность выскочить в тапочках, чтобы купить молоко и хлеб, другим — постричь собаку, третьим — научить детей чему–то полезному.

Практика показывает, что запреты на все обретают все большую популярность у нашей законодательной власти. И если она не остановится на достигнутом и возьмет новые высоты (а трудностей для своих граждан она точно не боится), то в пустующих помещениях на законных основаниях поселятся тараканы и крысы. А теневой бизнес будет плодить коррупцию, изобретать нелегальные схемы и ухудшать условия существования своих покупателей, постояльцев и клиентов. Разве в такой обстановке есть победитель? Нет, это одинаково не выгодно ни власти, ни бизнесу. Но, похоже, власть считает иначе, и, как говорил незабвенный Шариков, я на своих 16 аршинах здесь сижу и буду сидеть.

Борис Мазо

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама