Александр Пирожков Все статьи автора
9 ноября 2018, 07:43 6002

Кризис на горизонте. Кого коснутся финансовые потрясения

Рассуждая о наступлении нового финансового кризиса, большинство экспертов по макроэкономике говорят не "если", а "когда". То есть точные сроки никто назвать не может, но вероятность такого события растет и уже достаточно велика, чтобы начать к нему готовиться прямо сегодня.

Как рассказывал в конце июля текущего года журналистам Константин Бобров, председатель правления банка "Уралсиб", аналитики этого банка полагают, что на горизонте 10 лет с вероятностью более 50% российскую экономику ждет макроэкономическое сжатие, которое будет сопровождаться резким изменением как минимум одного из трех параметров: курс рубля, процентные ставки и фондовые индексы. Правда, в ближайшие 2–3 года таких потрясений в "Уралсибе" не ждут. Но такой вывод эксперты банка делают исходя из тех факторов, которые они знают сейчас. А ведь в любой момент могут поступить новые вводные.

"То, что мы сейчас наблюдаем в мире, имеет явную негативную тенденцию, — констатировал банкир. — Даже просто обмен заявлениями о санкциях и торговых войнах между странами с крупнейшими экономиками негативно влияет на всех. А если они схлестнутся по–настоящему, мало никому не покажется".

Геополитическое противостояние имеет под собой понятную экономическую основу. Экономика циклична, и периодические кризисы в ней неизбежны, потому что экономические субъекты склонны к надуванию пузырей на различных рынках. Когда потребители начинают верить в будущий рост доходов или видят снижение ставок по кредитам, они увеличивают потребление. В ответ производители расширяют выпуск товаров и услуг, попутно наращивая инвестиции. Финансовый сектор снижает требования к заемщикам, чтобы увеличить кредитование. Циклический рост длится несколько лет, но заканчивается кризисом перепроизводства. Финансовые регуляторы, чтобы предотвратить разрастание пузырей до катастрофических размеров, проводят превентивное увеличение ставок, но потребители и производители какое–то время предпочитают не замечать этого и продолжают гонку за новыми объемами потребления и производства.

Последний период низких ставок длился довольно долго. ФРС США 7 лет сохраняла базовую ставку близкой к нулю и только 3 года назад начала ее плавно увеличивать. До большинства экономических субъектов в США и остальном мире пока не доходит, что обстановка ухудшается. Тем более что президент США Дональд Трамп старается пришпорить свою экономику налоговыми льготами и протекционистскими мерами, наплевав на растущую при этом геополитическую напряженность. Однако сколько веревочке ни виться, а конец будет.

Главная опасность низких ставок в том, что они позволяют набрать большое кредитное плечо. "При низких ставках кредитная нагрузка может быть почти бесконечной, — поясняет Константин Бобров. — Естественным ограничением является срок активной человеческой жизни. Мы можем взять взаймы не больше чем на 30–35 лет с учетом предполагаемого роста доходов и увеличения суммы долга за счет процентных платежей. Когда вы это плечо выбираете при низких ставках, любое их повышение фактически делает вас некредитоспособным. Сразу большое количество кредитов в системе становятся невозвратными". Некоторым плюсом для России может стать то, что она сейчас дистанцируется от мировой экономики. А значит, воздействие кризиса на нас будет несколько меньше, чем могло бы быть. "Но во время ядерного взрыва нельзя остаться невредимым. Просто где–то кого–то убьет, а нас, возможно, только оглушит и ранит. Субъектов, которых это вообще не затронет, не будет", — предсказывает глава "Уралсиба".

Новости партнеров
Реклама