Анастасия Жигач Все статьи автора
30 августа 2018, 23:31 357

По–свински. Роджер Уотерс отметился в Петербурге политизированным шоу в традициях старой школы

Вечером в среду в СКК промокших до нитки любителей Pink Floyd ждала прекрасная длинноволосая девушка. Она любовалась морем перед собой, сидя спиной к зрителям на огромном экране концертной арены. Из колонок лилась легкая медитативная музыка, которая, наверное, подошла бы для разогрева Борису Гребенщикову. Но все ждали другого: живую легенду мирового рока, автора главных хитов Pink Floyd британского музыканта Роджера Уотерса.

Он начал без опозданий. Девушка, крича, погибла вместе с занятым ею пейзажем под потоками лавы, и наконец экран оккупировала огромная луна. Шоу стартовало с песни Speak to Me с альбома Breathe.

Все выступление было построено на визуальных эффектах — смене изображений на плазме и лазерном шоу. Например, луна на экране вскоре превратилась в маленький серебряный шар — образ, который будет преследовать нас до финала концерта. Пока же она зависла над электростанцией Баттерси — символом военно–промышленного комплекса c обложки альбома Animals Pink Floyd. Действие развивалось вокруг этого объекта.

Зал начал неистово хлопать уже на второй минуте шоу. Все наконец поверили, что попали туда, куда мечтали. "Давай классику!" — заорали первые ряды.

Оператор вывел живого Уотерса на плазму: зрители довольно заурчали. Но музыканта быстро сменила смерть в черном балахоне, гуляющая по пустынным продуктовым супермаркетам. На миг нам показали и барабанщика: Джои Варонкер восседал за ударными посреди туч. А уж после — о, как ждали зрители именно этой психоделики все 7 лет с последнего приезда Pink Floyd в Петербург — в толпу наконец вперила взгляд огромная поющая кислотно–зеленая голова Уотерса.

Две блондинки устроили невероятный вокализ в The Great Gig In The Sky. Пели на фоне звездного неба; чтобы подчеркнуть это, глаза девушек были наглухо отмакияжены огромными блестками. Вряд ли они хоть что–то видели перед собой. Подумалось: Роджер явно бережет силы, частенько уходит со сцены. "Двадцать песен все–таки", — заметил кто–то. "Все–таки 74 года", — ответили ему.

Дальше был Welcome To The Machine: на экране обезглавили нарисованного человека, зал насквозь пронзали громкими неприятными звуками — то летящие, жужжащие клавишные Джона Кэрина и Бо Костера играли сольные партии. Дальше были проходные Deja Vu, The Last Refugee, Picture That. Никто не подпевал: это все–таки не Pink Floyd, а сольные песни Роджера.

В зале отчетливо запахло курительными средствами для "расширения сознания". Музыкант усиленно ходил от одного конца сцены к другому, привлекая к себе внимание. На экране — снайперы, солдаты, заключенные. Картинка то чистая, то искажается допотопной компьютерной графикой.

Затем был Wish You Were Here, и зал облегченно вздохнул: ура, перетерпели. Уотерс по–геройски стоял между двух гигантских красных рук, тянущихся друг к другу. На трибунах вместо зажигалок включились фонарики телефонов.

Как–то незаметно все спели The Happiest Days of Our Lives и наконец приступили к эпохальному Another Brick in the Wall. На сцену выбежали 10 детей в тюремных робах красного цвета: на каждой свой порядковый номер. "We don`t need no education", — взревел с ними зал. Под робами обнаружились майки с принтом resist. Незабываемое зрелище — Роджер и маленькая девочка, с одинаковой экспрессией орущие: "Hey! Teachers! Leave those kids alone". "Это ваши дети", — внезапно заговорил с залом Уотерс, игнорировавший публику все это время. Выяснилось, что юные артисты — из Петербурга и репетировали выступление лишь раз: сегодня днем.

Бунтарство Уотерса проявилось даже в том, что он устроил антракт в рок–концерте. Ошеломленная публика ушла заливать эмоции горячительными напитками. Какой–то папа в толпе втолковывал сыну: "Ну вот, теперь ты знаешь, о чем писать сочинение "Как я провел лето". "Внимание: после антракта концерт продолжится. Внимание", — заботливо ворчали репродукторы. Но все и так догадывались, что второе отделение будет убойным.

После антракта пространство зала перечеркнула огромная, разрезавшая толпу напополам электростанция Баттерси. Собственно, ожидаемая стена, только другой формы. Группа оказалась где–то сбоку, на нее уже никто не смотрел. На стенах засветились плакаты: "Помогите, мы в ловушке". В итоге буквы безжалостно расстреляли невидимые военные. Звучала композиция Dogs.

Затем вся группа оказалась в масках животных, явно намекая на "Скотный двор" Джорджа Оруэлла. Подходящий момент для песни Pigs. Уотерс в маске свиньи показал толпе средний палец и поднял табличку "Свиньи рулят миром". Музыканты бахнули по шампанскому, блондинки принялись стучать на барабанах, а Уотерс сменил плакат на другой. Его литературно можно было бы перевести как "Пошли эти свиньи к черту".

Экран жил своей жизнью, высвечивая надпись: "Дорогой Бог, что ты натворил?" Под этим вопросом мальчик бросал зажигалку под огромный танк. "Мама, я люблю тебя", — читали мы сразу за этим волнующим кадром.

По хитро улыбающемуся лицу Уотерса было понятно: сейчас–то и будет кульминация. Под песню Money на экранах появился Трамп: то улыбающийся, то блюющий. Трамп с телом свиньи, с накрашенными губами, в ползунках. "Это шоу не поможет нам подружиться с Америкой", — задумчиво констатировал один из моих соседей.

На экране довольный президент Америки сменился Сталиным, Эрдоганом и другими покойными и здравствующими главами государств — а также свиньями в белых наушниках. На стене, уже заляпанной кровью, в это время транслировалось: iLead, iFollow, iTeach, iLearn, iBelieve, iProfit. Сложно представить более жирный намек. Похоже, тотальное доминирование известной компании Уотерса тоже раздражает: тем более что фирма заявляла, что хочет переместить свою штаб–квартиру в Баттерси. Фоном звучала Us and Them из заглавия шоу.

"Как только это разрешили в России?" — спрашивали не верившие своим глазам зрители, глядя на портреты отечественных политиков на экране.

Конечно, не обошлось и без традиционной для концертов Уотерса летающей свиньи с обложки все того же альбома Animals. На ее жирном боку значилась надпись на русском: "Оставайся человеком".

Под песню Brain Damage мастера светового шоу за считаные секунды выстроили в темноте зала гигантскую пирамиду–призму из лучей. В нее ворвался уже знакомый нам шарик луны — на этот раз реальный, пролетевший над головами зрителей. Покрутился внутри и превратил белый луч в радугу. Прямо как на обложке легендарного альбома The Dark Side of the Moon 1973 года.

"Политики подошли очень близко к тому, чтобы разрушить планету", — второй за концерт месседж музыканта в адрес публики. На случай, если кто к этому моменту еще не понял, что седовласый бунтарь противопоставляет политиков и магнатов человечеству, которое погибает от голода, войн, бедности и плохой экологии.

Под звуки финальной Comfortably Numb на зрителей с потолка полился нескончаемый дождь из конфетти. Руки, которые через весь экран так долго тянулись друг к другу, соединились. Экраны посередине зала исчезли, снова соединив зрителей в единую армию фанатов. Но Роджер Уоттерс не был бы Роджером Уотерсом, если бы на каждой из маленьких розовых бумажек не было бы написано resist. Сопротивляйся.

Новости партнеров
Реклама