Георгий Вермишев Все статьи автора
26 августа 2018, 23:35 30

Феникс, восставший из пепла

Рывок в производстве автомобилей стал главным сюрпризом рейтинга промышленников Северо–Запада 2017 года. Тем интереснее разобрать причины — рост кредитования и отложенный спрос.

Крупные автомобильные компании заняли лидирующие позиции в рейтинге промышленных компаний Северо–Запада, составленном "ДП" по итогам прошедшего года.

Это не сугубо петербургская история. Объемы росли также и в Калининграде, и в Ленобласти. Причем в 2018–м лидеры рынка настроены продолжить рост. Hyundai, который по объемам производства и без того лидирует, даже обещал новые достижения.

Примечательно, что обновлять рекорды автоконцерны готовы только сейчас, спустя год бурного, но восстановительного роста. До этого отрасль 2 года дышала на ладан из–за санкций, девальвации и падения доходов граждан, так что громкими цифрами хвастаться последний раз доводилось вообще в 2012–2013 годах. Для примера: "Автотор" тогда производил машин на 70% больше.

Правда, и сложность производства 5 лет назад была иная. Сейчас увеличилось число электронных компонентов, тестовых испытаний, сильно выросла локализация. Так что качественно автокластер стал сильнее. Не случайно главную премию в рейтинге "ДП" взял "Мобис Модуль СНГ" — производитель компонентов для Hyundai. За 2017 год компания смогла нарастить выручку сразу в 1,5 раза и за счет высокой прибыли вышла на положительные капитал–резервы.

Кредиты застряли в автопроме

Отложенный спрос и дешевые кредиты — именно эти два фактора удачно совпали, обеспечив автопроизводителям комфортный 2017 год. Спасибо можно сказать и Центральному банку, последовательно снижавшему ключевую ставку (сейчас — 7,25%). И Минпромторгу — за его льготные программы. И, в конце концов, международной конъюнктуре — напряженные отношения с Западом уже стали настолько привычным делом, что людям несложно в этих условиях решиться на долгосрочный кредит.

В результате в 2017 году в России около половины автомобилей были куплены на заемные средства. "Мы уже вышли на европейский, на американский уровень по доле кредитов на авторынке, — указывает Алексей Калачев, аналитик ГК "Финам". — Эта волна, конечно, не вечная. Но если у населения будут расти доходы, если будут снижаться процентные ставки, то рост автопрома продолжится".

Другое дело, что волшебная палочка потребительского кредитования пока не работает в других сферах. "Снижение реальных доходов и рост инфляции, конечно, тормозят спрос. Кроме того, потребители в основном берут кредиты на импортные товары — если не считать автором, это электроника и компьютеры", — напоминает Елена Рогова, декан Петербургской школы экономики и менеджмента НИУ ВШЭ.

В итоге, например, пищевой промышленности даже с учетом продуктового эмбарго все сложнее продолжать бурный рост. Потребитель на всем экономит, покупает товары более низких ценовых сегментов. "Критерий для покупки в большинстве случаев — провокации производителя или ретейлера. Однозначно, не рост, а стагнация", — оценивает ситуацию Анна Шевелёва, директор по развитию ООО "ТД "Балтийский берег".

С оглядкой на Трампа

К старым санкциям подстроились, но на смену приходят новые. Промышленность Северо–Запада все больше зависит от больших политических игр. Так, "Северсталь" лишилась рынка США из–за повысившихся пошлин, введенных Дональдом Трампом. В самой компании, правда, потерю призывают не переоценивать — это всего лишь 2% продаж. Но тренд очевиден: одновременно введены санкции против "Русала", ведутся попытки заблокировать проект "Северный поток-2"…

"Стиль Трампа очень сложный. То повышаются пошлины, то снова начинаются переговоры. Поэтому пока торговые войны еще в предварительной стадии, — считает Алексей Калачев. — Но если начнется всеобщее противостояние, мы увидим замедление мирового роста, упадут цены на сырьевые товары, на промышленные ресурсы, на металлы".

Беда в том, что чем беднее становится казна из–за внешних конфликтов, тем больше откровенно странных предложений появляется в стенах Кремля. Например, отобрать сверхдоходы у крупнейших компаний, что приведет к сокращению их инвестпрограмм и замедлит промышленный рост.

Пилите, Шура, пилите…

Еще одна интересная тенденция, зафиксированная "ДП", — огромные инвестиции в лесопромышленный комплекс. По данным Lesprom Network, только в прошлом году инвестиции в основной капитал в этой отрасли выросли на треть (против 4,5% в целом по экономике). Причем Россия резко (сразу на 60,7%) нарастила импорт станков для деревообработки. Судя по данным из присланных анкет, в 2018 и 2019 годах эти показатели могут продолжить расти.

Объясняется все просто: обработанная продукция ЛПК уходит на экспорт, главным образом в Китай. Вывозить за границу чистый кругляк все менее привлекательно, хотя его доля по–прежнему высока. А вот экспорт пиломатериалов в прошлом году увеличился на 10%. Государство заметило отрасль и будет стимулировать глубокую переработку. При этом ЛПК застрахован от падения цен на нефть — девальвация рубля только увеличивает выручку. Так что, как говорят эксперты, в ближайшие 3–5 лет стабильный рост отрасли точно обеспечен.

Подтягивается и производство мебели. По оценкам Минпромторга, за 2017 год рост составил 8%. Калининградская "Мебель стиль" увеличила обороты на 19,2%, новгородский завод "Икеи" — на 67,3%. А в декабре правительство запретило еще и любые госзакупки у иностранных поставщиков. Так что в 2018 году рост, видимо, только ускорится.

Деньги не проблема?

По словам экспертов, кредит под развитие получить сейчас совсем несложно, если есть активы и хорошие обороты. "У крупных компаний сейчас нет никаких проблем с получением капитала. Им охотно выдают кредиты, причем под маленькие проценты", — говорит старший вице–президент Ленинградской торгово–промышленной палаты Ирина Панченко.

Сами банкиры также позитивно оценивают ситуацию: заемщики берут деньги на инвестиции, а не рефинансируют старые долги. "Поступающие заявки связаны в основном с финансированием новых проектов. Стимулом для развития является, конечно, импортозамещение и наличие государственных программ поддержки бизнеса, в том числе программы субсидирования процентных ставок", — говорит вице–президент, член правления банка "Санкт–Петербург" Вячеслав Ермолин.

Удастся ли вернуть эти кредиты и увеличить выручку, увидим уже в следующем промышленном рейтинге. Аналитики прогнозируют, что конкуренция за места в нем будет высокой.

Новости партнеров
Реклама