Александр Пирожков Все статьи автора
29 июля 2018, 23:33 25

Быть богатым мешает менталитет

Имя Александра Герчика знает, наверное, каждый биржевой трейдер на просторах СНГ, а также многие их коллеги в США и других странах. Знаменитый биржевой гуру рассказал "ДП" о том, в чем заключается секрет прибыльной торговли и какими качествами нужно обладать человеку, чтобы у него были шансы разбогатеть на спекуляциях и инвестициях.

Когда и на чем вы заработали свой первый миллион долларов?

— Это был 2000 год. Я пришел в биржевую индустрию в 1998 году и в первый год заработал почти $300 тыс. А за 2000 год заработал около $2 млн. Причем заработал вовсе не на мощном тренде в доткомах (акции высокотехнологичных компаний, торговля которыми шла в основном на площадке NASDAQ. — Ред.). Я был наемным трейдером в компании Worldco, где нам запрещено было оставлять позиции на ночь, торговать доткомами и торговать на NASDAQ. Хозяином Worldco был сын губернатора Нью–Йоркской фондовой биржи (NYSE, конкурент NASDAQ. — Ред.). Зарабатывал я исключительно интрадейно. За 4 года, с 2000 по 2003–й, у меня было всего 9 убыточных дней. Один из лучших годов у меня был 2008–й, когда рынки обрушились. Тогда я тоже заработал порядка $2 млн.

Вы очень известный преподаватель трейдинга. Сколько людей вы обучили и каковы их успехи в биржевой торговле?

— Тут очень тяжело считать, потому что я долгое время, с 2003 по 2010 год, был управляющим партнером в одной из самых крупных брокерских фирм мира — Hold Brothers. Это была единственная дей–трейдинговой фирма с лицензией участника NYSE. Там я учил очень большое количество людей, все они были сотрудниками фирмы, и учил я их бесплатно. В 2007 году я в первый раз обучил группу людей со стороны: мне позвонили из Москвы и предложили сделать обучающий семинар.

Часто говорят, что я заработал свои деньги в основном на обучении, но, когда я провел свой первый семинар, я уже заработал в трейдинге почти $10 млн.

Суммарно я обучил около 10 тыс. человек. Выживаемость моих студентов гораздо выше, чем средняя по индустрии, потому что каждый день обучения (а семинары у меня длятся по 8 дней) я уделяю не менее 15 минут, чтобы поговорить о дисциплине в трейдинге.

Можно ли научить трейдингу любого человека?

— В идеале да: при условии, что этот человек — робот. Многие люди не могут преуспеть, потому что у них нет торговой системы. А имея систему и не имея психологических противопоказаний в виде отсутствия дисциплины и регулярного нарушения правил, 80% людей могли бы стать успешными в трейдинге. В реальности же успешными становятся 2–3% трейдеров.

У меня есть студент — ему 23 года, очень способный. Он уже год зарабатывает на жизнь только трейдингом. Но мне потребовалось полгода, чтобы заставить его пользоваться автоматической системой риск–менеджмента. Сначала он думал, что сам справится с управлением рисками.

Я в своей компании Gerchik & Co предлагаю клиентам систему риск–менеджмента бесплатно. Думал, что она будет пользоваться огромной популярностью, но вышло наоборот. Люди думают, что они психологически сильнее, чем есть на самом деле. У них есть возможность защитить себя от потерь, а они не пользуются. Это парадокс.

Каковы ключевые качества хорошего трейдера?

— Есть такой трейдер Ричард Деннис, основатель знаменитой команды трейдеров "Черепашки", про которую написана книга "Путь черепах". Его команда в 1980–х годах за несколько лет заработала $200 млн — сейчас эта сумма эквивалентна нескольким миллиардам долларов. Так вот, ему как–то задали такой же вопрос. И он сказал, что для трейдера важны две вещи: работоспособность и адекватность. Работоспособность тут не означает, что вам надо трудиться по 15 часов в сутки. Но нужно обязательно работать над своими ошибками, анализировать сделки. А адекватность — это осознание своих проблем и готовность их решать. Если человек нарушает свои собственные правила, значит, его адекватность нарушена.

Я 17 лет курил по три пачки сигарет в день, понимая, что курить надо бросать. Потом бросил за 1 день. То есть я понял, в чем моя проблема, и внял ей. И не курю уже 13 лет.

Еще я был очень полный: в 2006 году весил 118 кг. Я понимал, что это очень плохо. Но был неадекватен и не мог сесть на диету. Потом бросил курить, занялся спортом, начал соблюдать диету и потерял за год 30 кг. Причем до этого никакой критической ситуации со здоровьем у меня не было — так, чтобы доктор сказал, что нужно срочно бросать курить, худеть и заниматься спортом. Просто я сам осознал свои ошибки.

Как охарактеризовать человека, который осознает, что у него есть психологическая проблема, которому говорят, что нужно установить на компьютер систему риск–менеджмента, а он не ставит? Он неадекватен.

Когда я пришел работать в Worldco, у меня в кармане было $400, которые я задепонировал. Фирма давала трейдерам кредитное плечо, но в обязательном порядке устанавливала им систему риск–менеджмента, чтобы каждый мог рисковать только той суммой, которую задепонировал. По мере накопления прибыли сумма допустимого риска увеличивалась. Когда я заработал $1 млн, у меня и риск был — миллион. Но мне сразу сказали: если ты потеряешь свой депозит, второго шанса не будет.

Проблема многих трейдеров–любителей в том, что у них всегда есть второй шанс. Если ты ходишь на работу и параллельно торгуешь на бирже, то всегда можешь добавить на счет еще 50 тыс. рублей. Поэтому не боишься потерять все деньги на счете.

Вы создали как–то команду трейдеров, торгующих по вашей методике. Удалось ли заработать на этом проекте вам и участникам этой команды? Если не секрет — сколько?

— В 2006 году я решил повторить опыт Ричарда Денниса с его "черепашками": открыл в Туле офис, набрал людей, научил их торговать. Через мою фирму прошло 700 человек. В какой–то момент в команде было больше 100 человек, и были периоды, когда 80% трейдеров показывали прибыль. Потом возникла проблема: когда трейдер зарабатывает большие деньги, он начинает увеличивать свой риск. И начинаются американские горки.

У нас в Hold Brothers тоже было 70–80% положительных трейдеров. Однако были случаи, когда трейдер в течение дня зарабатывал $70 тыс., а уходил домой с минусом на счету $25 тыс. Такое мало кто может выдерживать долго. Трейдеры ломаются. Причем успех убивает трейдера быстрее, чем неудачи. Когда трейдер неуспешен, он не увеличивает свой риск и может долго сидеть и потихоньку торговать.

Трейдеры убиваются не потому, что теряют деньги, а потому, что не выдерживают эти хали–гали. Представьте, вы приходите к доктору и говорите: у меня позавчера давление было 120 на 80, вчера — 160 на 100, а сегодня — 200 на 120. Завтра, может быть, снова будет 120 на 80. Доктор скажет: это очень плохо для организма. В трейдинге то же самое. Поэтому у людей, которые учатся на моих семинарах, все расписано на год вперед: как они растут, но если что–то идет не так, то как они делают шаг назад.

На тульском проекте я заработал не один миллион долларов. И команда суммарно заработала не один миллион. Но потом трейдеры просто перестали работать. Они стали ленивыми. Рынок не всегда дает возможность много зарабатывать. Он меняется, и трейдеры должны это понимать. Они должны продолжать так же много работать за меньшие деньги. Я в 2005 году заработал всего $400 тыс. Но эти $400 тыс. были тяжелее, чем $2 млн в 2000–м: рынок в США просто стоял, был очень низковолатильным. Работать головой приходилось в 3 раза больше.

У нас в России в 2008 и 2009 годах рынок давал очень хорошо заработать. Но потом наступил 2010–й, когда рынок шел очень медленными темпами, и заработки трейдеров упали. А вы представьте себе 20–летнего мальчика, который за день мог заработать $20–30 тыс., но потом рынок поменялся, и он с трудом зарабатывает $3 тыс. в месяц. Что, в общем, тоже неплохие деньги — особенно для Тулы 8 лет назад. Но у человека начинает ехать крыша, он теряет интерес к работе.

Плюс некоторым мешает менталитет. У меня в офисе был парень Миша, очень толковый. Как–то за месяц он заработал себе на новую машину. Но потом смотрю — он практически перестал работать. Спрашиваю, что случилось. Отвечает: "Что–то, Александр Михайлович, я потерял желание зарабатывать". Я говорю: "Что, "Мазда 3" — предел твоих мечтаний? Посмотри на меня, я езжу на "Бентли". У очень многих людей менталитет не позволяет быть богатыми.

Я еще в Советском Союзе деньги зарабатывал, притом очень приличные. Когда пришел из армии, через 8 дней уже работал в кооперативе, а через полгода у меня был свой кооператив. Я никогда не хотел быть как все. Кто меня знает по Одессе — могут подтвердить, что у меня уже в 20 лет было денег больше, чем у всех окружающих.

Хотя у меня есть знакомые, которые зарабатывают $60–70 тыс. в год, — и они не менее счастливы, чем я. Им нравится то, что они делают, квартира, в которой они живут. Им не нужен дом 550 м2, как у меня.

Мне тоже многое уже не нужно. Когда мне было 30 лет, я возомнил себя королем мира. У меня, например, было шесть автомобилей. Но потом я понял, что мне это не надо, что я все тот же Саша Герчик в джинсах, кроссовках и цветных носках, и стал машины продавать. Сейчас у меня всего две машины, и они почти все время стоят. Меняются ценности с годами.

Можете ли вы в нескольких словах охарактеризовать вашу торговую стратегию? Какого она типа?

— Она основана на том, что я ищу преобладание покупателей или продавцов на рынке. Многие преподаватели трейдинга рассказывают про паттерны (фигуры на ценовых графиках, которые, как предполагает теория технического анализа, приводят к тому или иному продолжению движения цен. — Ред.). Я не учу паттернам, я учу понимать рынок. Я могу объяснить поведение цены и обосновать, почему она, скорее всего, пойдет вверх или вниз, исходя из действий крупного покупателя или продавца.

90% успеха моего стиля торговли — это домашняя работа. Мы с учениками тратим очень много времени на домашние задания. Обычно в последний день семинара я торгую вместе с учениками на реальном счету. Это происходит в понедельник, а в воскресенье мы где–то 6 часов все вместе делаем домашнюю работу. По каждому инструменту строим сценарий и работаем только по нему. Если, к примеру, ты решил, что завтра будешь покупать "Аэрофлот" по такой–то цене, ты должен сделать это, что бы ни случилось на рынке.

Как вы относитесь к пассивному инвестированию, то есть тактике "купил и держи"?

— Очень хорошо отношусь. Это очень здорово, если твой характер позволяет стать пассивным инвестором. Я никогда не мог этого сделать, потому что все равно активно меняю те позиции, которые у меня есть. Например, я сыну своему построил портфель еще в начале 2000–х годов. Но в 2008–м я очень сильно его поменял. И с 2008 года этот портфель упятерился в цене. И позже я не раз улучшал портфель. Недавно продал акции Amazon и потом откупил на 25% дешевле.

Но, если человек пассивно инвестирует, он должен понимать, что может попасть в ситуацию 2008 года, когда акции подешевели на 80%. Или может случиться застой, как в Японии, где рынок акций стоял на месте 20 лет. Волатильность акций была в пределах 10%, и инвесторы ничего не зарабатывали.

У меня есть знакомый, с которым мы вместе работали. Он каждый месяц часть зарплаты (по–моему, 5%) инвестирует в акции. Покупает только бумаги первого эшелона, по которым платятся дивиденды. Он так пережил и 2008 год, и 2009–й. Сейчас его портфель уже приносит приличные дивиденды. Их он тоже реинвестирует. У него определенная цель: через 15 лет дивидендов должно быть достаточно, чтобы на них жить.

Но таких людей, мегадисциплинированных, единицы. Обычно люди увидят, что бумага в их портфеле подешевела на 40%, — и у них начинается катастрофа. Человек должен верить в то, что он делает, и верить в рынок, тогда от пассивного инвестирования будет толк.

Новости партнеров
Реклама