Дмитрий Губин Все статьи автора
28 июля 2018, 16:23 454

Очаровательное тело, очаровало ты меня. Чем хорош новый бестселлер про анатомию

Пару лет назад издательство "Эксмо" схватило за хвост очередную удачу: приобрело лицензию на книгу Джулии Андерс "Очаровательный кишечник". Везение было в том, что монополию на нон–фикшен во всем мире держат американцы, поставившие на поток производство книг что по космосу, что по медицине. Лишь изредка (вероятно, из сострадания) они допускают присутствие на рынке братьев своих меньших по языку — англичан. И почти никогда — французов и прочих шведов.

А Джулия Андерс, несмотря на имя, — микробиолог из Германии. Она решила написать популярную книгу о том, как устроен наш пищеварительный тракт, отчего у нас бурчит в животе и почему после салатика, хоть таз его слопай, голод не утихает — в отличие от стейка. Попытка удалась на 200%. "Очаровательный кишечник" вошел в топ книжного рейтинга журнала Stern, рванул в переводах по всему миру, а в России стал невероятно модным чтением даже среди девушек в строгих очках, которые, знаете, печально потягивая смузи на открытой веранде, читают исключительно Борхеса или Кундеру.

Более того, в России книга про кишечник дала старт книжной серии, устроенной на простой идее. Не знаешь, отчего на лбу прыщ? Вот тебе "Что скрывает кожа" Йаэля Адлера. Хватаешься за грудь, задыхаясь от любви? Вот "Тук–тук, сердце!" Иоганна фон Борстеля. Хватаешься за грудь, занимаясь любовью? Вот Viva la vagina Нины Брокманн и Эллен Даль.

"Путешествие хирурга по телу человека" — в этой серии новейшая книжка. На первый взгляд, она бесстыжее маркетинговое надувательство, поскольку Гэвин Фрэнсис, шотландский врач общей практики, к хирургии никакого отношения не имеет. Однако, как любой врач общей практики, он имеет доступ не только к телам, но и судьбам. Д–р Фрэнсис умеет хорошо сочетать одно с другим: так сказать, скрещенье рук, скрещенье ног, судьбы скрещенья. В оригинале книга называется Adventures in Human Being — "Путешествие по человеческому бытию".

Главы у доктора Фрэнсиса расположены в соответствии с расположением частей тела, однако анатомический атлас от этой книги куда дальше, чем рассказы доктора Чехова или записки юного врача Булгакова.

Вот рассказ о крепком старике, всю жизнь дымившем как паровоз: понятно, дается описание работы легких. "Если растянуть мембраны легких человека, они займут площадь более 90 м2. С помощью стетоскопа можно услышать, как поток воздуха проходит через эти мембраны; этот звук напоминает шелест листьев. Вот что хотят услышать врачи, проверяя дыхание". Но потом следует возвращение к старику, который бросает курить тогда, когда в доме появляется кислородная подушка. А она появляется вместе с диагнозом "рак легких". У этого рака часто ураганное течение, и доктор описывает последние дни старика, как Толстой описывает их в "Смерти Ивана Ильича", то есть глазами уходящего.

А вот история работяги, случайно вбившего гвоздь в кисть руки. Это уж точно сюжет из юного Булгакова — или из юности христианства, когда прибивание кистей к крестам было рутиной. Кстати, церковная история противоречит анатомии. Распять человека, как на иконах, не получится: "Ткани порвутся, и рука освободится, хоть и останется изувеченной и функционально бесполезной". И доктор Фрэнсис рассказывает нам об экспериментах по этому поводу, которые проделывал в 1930–х годах французский хирург Пьер Барбет, имевший неограниченный доступ к телам, которым врач уже не поможет. Или вот еще — почти святочная история о девушке, уколовшейся шипом розы, занесшей стафилококк и почти умершей. Однако она воскресла, поскольку печень восстановила свою функцию. Но доктор фиксируется не только на этом, но и на том, что в новой жизни девушка примирилась с матерью, от которой сбежала.

Что тут сказать? Идеальное пляжное чтиво. Потому что можно и вздохнуть, и всплакнуть за темными очками, и по всяким раздетым телам провести взглядом, сопоставляя картинку у воды с описанием на бумаге.

Новости партнеров
Реклама