Фото: Zuma\TASS

Осторожная победа: участники сирийской войны готовятся разбираться между собой

Кампания против исламских радикалов в Сирии и Ираке вышла на финишную прямую, боевики разгромлены и потеряли почти все. Наступает время для дележа плодов победы — то есть для мародерства и предательства.

После того как сирийские войска при поддержке российской авиации выбили боевиков ИГ ("Исламское государство", запрещено в России) из провинции Дейр Эз-Зор, крупных очагов сопротивления исламистов не осталось. Главные города, которые они удерживали, были взяты раньше: Мосул — летом, столица ИГ Ракка — в середине октября; последний укрепленный пункт ИГ в городе Рава иракские части возьмут вот-вот.

Почему так много русских в Сирии
Блоги "ДП"

Почему так много русских в Сирии

752

До конца года о победе над ИГ, которое называли главной мировой угрозой на протяжении 5 лет, наверняка будет объявлено официально. Но пока все заявления осторожны. Президенты России и США Владимир Путин и Дональд Трамп после встречи во Вьетнаме на днях в своем заявлении говорят о победе лишь в будущем времени.

Спорная победа

Враг разбит, и теперь наступает время для мародерства и предательства. Пока преданными выглядят главным образом курды: их стремление к независимости игнорируют и Москва, и Вашингтон. Они могли бы немного утешиться траншем в $1,3 млрд, который "Роснефть" спешно перевела властям иракского Курдистана в счет поставок, однако Багдад тут же заявил, что подобные сепаратные сделки незаконны. Другие тоже могут почувствовать себя обманутыми, учитывая, сколько разнообразных интересов пересекается в Сирии.

Никто пока не может сказать, что одержана окончательная победа. Неизвестно, продолжат ли исламисты войну путем терактов и партизанских нападений. То есть продолжат наверняка, но где и в каком объеме — вопрос. Непонятны будущие отношения Дамаска и сирийской оппозиции: есть перспектива продолжения гражданской войны. У победы слишком много отцов: Алеппо брала армия Асада при российской поддержке, Ракку — как раз силы оппозиции при поддержке американцев, Мосул — иракские подразделения, опять при поддержке США. Взятие Мосула получилось очень тяжелым, штурмующие потеряли до 40% состава.

Ни Дональд Трамп, ни Владимир Путин до вьетнамского заявления долгое время не говорили ничего о возможном будущем Сирии и Башара Асада. Немного романтическое заявление на первый взгляд внушает оптимизм: лидеры стран говорят о выборах под наблюдением ООН, переговорах, деэскалации конфликта и решении гуманитарных проблем.

Но заявлений иногда бывает мало для мира. Ключевой момент ситуации — будущее режима Башара Асада. Путин и Трамп одновременно заявили о признании суверенитета и независимости Сирии — а выборы под контролем ООН легко могут быть расценены Дамаском как нарушение этого суверенитета. До сих пор ООН контролировала выборы лишь в странах с разрушенной государственной властью, как в Камбодже. В большинстве других случаев дело ограничивалось консультациями и технической помощью. Кроме того, еще только предстоит решить, как организовывать выборы при наличии огромного количества беженцев: Башар Асад наверняка захочет не учитывать их, так как многие бежали именно от его режима.

Не левак, а так: почему фестиваль молодежи в Сочи не повторил советского успеха

Не левак, а так: почему фестиваль молодежи в Сочи не повторил советского успеха

2808
Михаил Шевчук

Стоит заметить, что Amnesty International только что обвинила Асада в преступлениях против человечности. Правозащитники напоминают, что вопрос совсем не закрыт.

Меморандум о создании зоны перемирия на юго-западе Сирии, заключенный между Россией, США и Иорданией, предусматривает вывод иностранных войск из этой зоны. Сейчас подразумевается, что в виду имеются подразделения "Хезболлы" и прочих отрядов, связанных с Ираном, но, по идее, со временем должен встать вопрос и о выводе подразделений как американской, так и российской армий. Об этом уже говорил президент Турции Реджеп Эрдоган; правда, его только что состоявшиеся в Сочи переговоры с Путиным закончились вполне на дружеской ноте, но эта тема впоследствии, безусловно, всплывет. Все заключающиеся сейчас союзы можно считать временными и ненадежными, Эрдоган по-прежнему враг Асада.

Между тем министр обороны США Джеймс Мэттис уже заявил, что американские войска в той или иной степени останутся в Ираке и Сирии до окончания мирных переговоров.

Богатство интересов

Существует несколько параллельных переговорных площадок. Россия, Турция и Иран обсуждают свои планы в Астане, Запад — в Женеве; конгресс сирийского национального диалога планируют вскоре провести в Сочи, но и Саудовская Аравия сообщила о планах провести у себя расширенную конференцию сирийской оппозиции. Набор участников — всегда камень преткновения; если американцы готовы, к примеру, видеть на них курдов, то турки — нет. Все может испортить Башар Асад: неизвестно, до какой степени он намерен цепляться за власть.

Цель саудитов — в первую очередь не допустить роста влияния Ирана в сирийском регионе. В этом желании они единодушны с США. Отчасти это соответствует и интересам России, которой важно остаться единственным достойным собеседником США на Ближнем Востоке. Тегеран при этом вовсе не собирается отказываться от так удачно завоеванных позиций: BBC со ссылкой на источники в разведке сообщает, что иранцы, наоборот, приступают к созданию постоянной базы неподалеку от границы с Израилем. Израиль, естественно, пообещал пресекать подобные поползновения в зародыше. Но Тегеран вполне может получить и официальное приглашение от старого союзника Асада.

Что касается России, то она выглядит единственным участником, находящимся в определенном цейтноте. У Владимира Путина на носу выборы, и во время предвыборной кампании было бы крайне выгодно предъявить избирателям внятные плоды сирийской кампании: будет хуже, если этих плодов до весны не будет заметно, но совсем плохо, если результаты получатся совсем не такими, как их видели в Кремле. Если вдруг окажется, что в результате выборов Башар Асад перестает быть президентом Сирии, а к власти приходят какие-нибудь проамерикански настроенные персонажи, вся российская кампания покажется не то что совсем бессмысленной — ИГ все-таки победили, — но выглядеть будет так, что на нашем горбу кто-то въехал в рай. Впрочем, до марта выборы в Сирии организовать вряд ли получится.

Кроме того, для Москвы пути решения сирийского вопроса важны в том смысле, что они наверняка станут для Запада вдохновляющими в решении и вопроса украинского. Если в Сирии удастся организовать и провести устраивающие всех выборы под наблюдением ООН, то по тому же шаблону наверняка предложат провести выборы и в Донбассе. Плодотворное сотрудничество с Вашингтоном в Сирии может привести к компромиссам в Восточной Украине, а конфронтация — наоборот.

Михаил Шевчук Все статьи автора
14 ноября 2017, 16:17 1185
Новости партнеров
Реклама