Фото: PWC.RU

Глава PwC: "У Петербурга в рукаве не один инновационный туз, однако в мире об этом мало кто знает"

Президент международной сети PriceWaterhouseCoopers Боб Мориц приехал в Петербург в годовщину Октябрьской революции, чтобы отметить 100–летие со дня закрытия офиса PwC в столице Российской империи. В 1989 году сеть фирм возобновила работу уже в СССР, сейчас у нее 2,5 тыс. сотрудников в 10 городах России. В беседе с "ДП" Боб Мориц рассказал о том, как дроны изменят работу аудиторов и консультантов, и о том, как сделать российскую экономику клиентоориентированной.

Заметили ли вы какие–либо черты, отличающие Петербург от других городов, от Москвы, к примеру?

Посол США в России Джон Теффт: У американца взятки не попросят

Посол США в России Джон Теффт: У американца взятки не попросят

2152
Максим Васюков

— Я в России в этом году уже в третий раз. Посоветовал бы Петербургу, да и другим городам страны, заняться маркетинговыми кампаниями: нужно разжигать желание туристов приехать сюда. Петербург — очень красивый город, и у него в рукаве не один инновационный туз, однако в мире об этом мало кто знает. Например, сейчас у нас здесь партнерская конференция, на которую съехались около 200 партнеров из стран Центральной и Восточной Европы. И — удивительно! — выясняется, что многие из них еще ни разу не были в Петербурге. Так что для них это отличная возможность узнать город. Возможно, им захочется приезжать сюда снова и снова. Чем больше город сможет себя разрекламировать, тем больше укрепит свои позиции в будущем.

А что власти могли бы сделать для этого? Размещать рекламу в аэропортах?

— Власти должны сформулировать основные преимущества города с точки зрения работы, проживания и туризма и продвигать это в рамках рекламных кампаний. Очень важно рассказывать о возможностях для инвестирования — это во–первых. Наша рекомендация властям любого города — составить план действий с акцентом на долгосрочный внутренний рост. Во–вторых, в интересах тех, кто хочет жить и работать здесь, необходимо, насколько это возможно, снизить уровень неопределенности в сфере налогового и юридического регулирования. Люди должны иметь точное представление о том, как здесь организовано ведение бизнеса. В–третьих, необходимо обеспечить наличие востребованных специалистов, обладающих актуальными для будущего роста и развития навыками и компетенциями, — в городе и в стране в целом. Таких специалистов, составляющих рабочую силу будущего, должна готовить система образования.

Чем ваши российские клиенты отличаются от клиентов из других стран?

— Я бы сказал, что в каких–то направлениях изменения здесь происходят даже быстрее, чем в других странах. Один из примеров — это значительная трансформация, которая происходит сейчас в российской налогово–юридической практике вследствие внедрения новых технологий.

Однако нельзя не признать, что во многих отношениях Россия оказалась в изоляции после крымских событий. С вашей точки зрения, как изменился российский бизнес после 2014 года?

— Один из основных трендов, определяющих лицо мировой экономики сегодня, связан с демографическими изменениями. Растет средний класс и увеличивается численность населения стран Азиатско–Тихоокеанского региона. Ускоряются темпы урбанизации — появляются новые города. И возникает вопрос, как защищать свои национальные интересы: все чаще они утверждаются за счет национализма и принципа "своей земли". Иногда это происходит в ущерб глобальному сотрудничеству. Примеры стран, стремящихся сбалансировать свои потребности с учетом вышесказанного, — Россия, Китай.

Директор филиала "Открытие Брокер" в Петербурге о том, как клиенты пережили переход "Открытия" под крыло ЦБ

Директор филиала "Открытие Брокер" в Петербурге о том, как клиенты пережили переход "Открытия" под крыло ЦБ

102
Александр Пирожков

В случае с Россией мы по–прежнему видим сильную экономику, имеющую большой потенциал для диверсификации. Россия становится очень важным игроком в регионе, поэтому для PwC важно играть здесь значительную роль. Если отбросить политику, с точки зрения перспектив ведения бизнеса здесь есть огромные возможности для позитивных изменений.

В России немало примеров передовых проектов, опыт реализации которых находит применение во всем мире.

В каких направлениях, на ваш взгляд, могла бы диверсифицироваться российская экономика?

— Диверсификации могла бы способствовать работа по двум направлениям.

Первое связано с развитием творческих индустрий, и здесь есть позитивные сдвиги, вместе с рядом других спикеров я говорил об этом на минувшем ПМЭФ. Доминирование сектора энергетики, нефтегазовой отрасли, на мой взгляд, заставляет задуматься о развитии более "мягких" креативных предприятий. Речь идет об индустрии развлечений и СМИ, искусстве, науке. Они несут возможности для экономического роста, содействуют развитию городов, повышая их привлекательность для жизни и работы.

Второе направление — оптимизация секторов финансовых услуг и здравоохранения: необходимо добиться повышения качества обслуживания всех граждан РФ вне зависимости от места их проживания. Для этого нужно использовать новые технологии, так же как это делают другие страны — Индия и Китай. Я думаю, у России в этой области также есть значительный потенциал.

Руководители крупнейших российских корпораций, таких как "Газпром" или "Роснефть", если судить по их публичным высказываниям, не видят серьезной угрозы своему бизнесу в массовом распространении электромобилей или широком использовании возобновляемых источников энергии. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Думаю, все энергетические компании — не только здесь в России, но и повсеместно — должны найти верный баланс между движением к возможному будущему, где активно используются альтернативные источники энергии, и удовлетворением тех потребностей, которые существуют сегодня. Порой компании тратят много времени на обсуждение возможностей и угроз, которые таят в себе наступающие изменения. Прямо сейчас эти риски, возможно, и не выглядят такими уж серьезными. Но резервировать денежные средства для инвестирования в будущие бизнес–проекты на тот случай, если они станут более существенными, уже пора. Я не уверен, что перемены будут такими масштабными, как это все прогнозируют, но тенденция налицо, и мы должны быть готовы к развитию событий по нескольким сценариям, а не по одному. Я рекомендую уделять равное внимание как существующим, так и новым моделям ведения бизнеса, а также заниматься диверсификацией портфеля услуг, создавая задел на будущее.

Если говорить непосредственно о вашем бизнесе, как вы думаете, не может ли в один прекрасный день возникнуть некий стартап, который поставит под сомнение глобальное лидерство "Большой четверки"?

— Может. Люди, обладающие прорывным мышлением, есть во всех отраслях экономики, в том числе и в нашем бизнесе. Есть те, кто, обладая значительным капиталом, стремится осуществить коренные изменения в работе своих компаний, переосмыслить ценностные предложения, изменить представление о том, что требуется для удовлетворения общественных нужд. И есть еще те, кто обладает как прорывными идеями, так и средствами для их реализации.

Появится ли такой стартап уже через 3–5 лет или нет — еще вопрос, но мы должны быть готовы к этому. Если говорить о PwC, то я вижу свою задачу в том, чтобы мы были в гораздо большей степени ориентированными на прогресс, были активнее, были готовы кардинальным образом перестраивать свою работу. Я бы и другим компаниям такой подход рекомендовал. Всегда есть опасность появления новичка, переворачивающего все вверх дном, действующего иначе. Сегодня это ясно видно на примере автомобильной промышленности, в секторе банковских услуг, в энергетике, в здравоохранении — везде появляются стартапы, пытающиеся переосмыслить правила игры. Все меняется. Ни одну организацию, в том числе PwC, эти изменения не обойдут стороной. Происходящее заставляет нас менять подходы к управлению, найму сотрудников и инвестированию.

Какие именно технологии могут оказаться прорывными для вашего бизнеса? Искусственный интеллект? Роботы, способные заменить людей в качестве бизнес–консультантов?

— Все, что вы назвали. Приведу еще пару примеров. Сегодня технологии маркировки данных могут коренным образом изменить нашу работу: в будущем мы сократим время, затрачиваемое на предоставление рекомендаций нашим клиентам, благодаря более эффективному анализу данных. Другая перспективная технология — дроны: они вряд ли помогут оптимизировать цепочки поставок или капитальные инфраструктурные проекты, зато они, возможно, займутся инвентаризацией запасов при аудиторских проверках.

Все это в целом — Интернет вещей, роботы, анализ данных, искусственный интеллект, дроны — окажет влияние на наш бизнес. Сегодня мы уже тестируем все эти технологии в рамках пилотных проектов. И речь здесь идет скорее не об одной технологии, а об их сочетании. При помощи дрона вы собираете больше данных, при помощи искусственного интеллекта быстрее их анализируете, а при помощи роботов — сокращаете количество процедур. Правильное сочетание перечисленных технологий в перспективе окажет влияние на размер штата сотрудников, на стоимость наших услуг и — в итоге — на укрепление доверия клиентов.

В качестве "глобального интеллектуального партнера" вы помогаете традиционным компаниям приспособиться к работе в условиях новой реальности. Что вы им советуете? Есть ли некие универсальные рекомендации?

— У нас есть ряд общих рекомендаций для компаний, планирующих проекты по цифровизации деятельности. Для начала уровень цифровой грамотности необходимо повысить руководству такой компании. Одно из основных затруднений, с которыми сталкиваются наши клиенты, — это отсутствие представления о том, что происходит в мире высоких технологий. Зачастую они понятия не имеют о том, что в их знаниях об окружающем мире есть серьезные пробелы. Они не знают, о чем не ведают. Необходимо внедрять новые навыки и умения, так как прежние не в состоянии удовлетворить все потребности бизнеса в будущем. Чем больше специалистов со знанием новейших технологий вы привлечете к работе в ваших бизнес–подразделениях, тем эффективнее будет коллективное корпоративное мышление и тем большим будет разнообразие идей в вашей компании. Все, что вы делаете в рамках цифровизации, должно быть направлено на повышение качества обслуживания — будь то сокращение времени предоставления услуг, повышение уровня персонализации предложения, сокращение времени принятия инвестиционных решений и решений, связанных с НИОКР, получение более подробной информации о клиенте для отдела НИОКР или даже для отдела управления цепочкой поставок. Все процессы в организации должны быть клиентоориентированными.

Кроме того, я рекомендую обратить внимание на масштабирование проектов по внедрению инноваций. В передовых компаниях внедряются самые разные решения, вопрос в том, как оперативно нарастить или сократить соответствующие мощности и ресурсы, с тем чтобы обеспечить максимальную гибкость и мобильность организации. Это влечет важные изменения в корпоративной культуре: она должна не только поддерживать инновационный настрой сотрудников, но и обеспечивать возможность оперативно меняться и адаптироваться, быть гибким и корректировать масштаб тех или иных изменений в кратчайшие сроки.

Желание меняться и набор критически важных навыков, необходимых для эффективной адаптации, — неотъемлемые составляющие корпоративной культуры, призванной подготовить компанию к грядущим переменам.

Вы часто делаете прогнозы на будущее, выступаете в роли футурологов. Не могли бы вы поделиться самым ценным, по вашему мнению, прогнозом для тех, кто занимается бизнесом в России?

— Четвертая индустриальная революция, о которой говорилось на Всемирном экономическом форуме в Давосе, предоставляет России большие возможности. Эта революция основана на умении использовать в современном взаимосвязанном и высокотехнологичном мире плоды предыдущих трех революций. Чем больше Россия будет учитывать это, тем большими будут потенциал ее экономического роста, эффективность экономики и инвестиционные возможности населения.

Согласно результатам наших исследований в области промышленности, если компании и страны в рамках четвертой индустриальной революции правильно внедряют цифровые технологии, то увеличивают показатели роста выручки и другие базовые показатели дополнительно на 2–3 процентных пункта по сравнению с теми, кто этого не делает. Для России подобный результат стал бы хорошим дивидендом, который можно повторно инвестировать в обеспечение устойчивого развития страны, экономический рост и стабильность, а также повышение качества жизни граждан, например за счет развития "умных городов". Чем больше Россия сумеет сосредоточиться на "клиенте" — своих гражданах, деловых людях, приезжающих сюда туристах, создавая для них все более привлекательные экономические условия, тем притягательнее будет Россия и как страна.

Если кто–нибудь из ваших знакомых спросит, стоит ли инвестировать в Россию сейчас, в 2017 году, что вы ему ответите?

— Инвестировать в Россию было бы разумно. Однако эти инвестиции должны следовать за ключевыми трендами в демографии, за потребностями граждан и общества. Скажем, в российские нефтегазовый и энергетический секторы инвестируются очень значительные средства. Весь вопрос в том, какой будет экономика нового поколения, растущая и диверсифицированная. Я бы сделал кое–какие ставки на эти зарождающиеся отрасли, но не только на них.

Следует диверсифицировать свой инвестиционный портфель.

Боб" Мориц

> Родился в 1963 году в Нью–Йорке. В 1985 году окончил университет SUNY Oswego (государственный университет Нью–Йорка).
> Поступил на работу в PwC в 1985 году, в 1995 году стал партнером. Три года проработал в японской фирме PwC.
> Начиная с 2009 года Боб Мориц руководил фирмой PwC в США, а в 2016–м был назначен президентом международной сети фирм PwC.


PriceWaterhouseCoopers

>" Согласно годовому отчету PwC за 2017 финансовый год, закончившийся 30 июня 2017 года, совокупный доход международной сети фирм PwC составил $37,7 млрд (+7%). Выручка PwC в Центральной и Восточной Европе выросла на 14,4%, до $776 млн. Общая численность персонала глобальной сети выросла на 6% и составила 236  235 человек. PwC представлена в 158 странах с офисами в 736 городах.


Максим Васюков Все статьи автора
12 октября 2017, 12:37 1464
Новости партнеров
Реклама