Фото: Савостьянов Сергей/ТАСС

Посол США в России Джон Теффт: У американца взятки не попросят

Посол США в России Джон Теффт рассказал "ДП", почему на фоне разногласий между Вашингтоном и Москвой американские корпорации продолжают инвестировать в РФ и в Петербург. Дипломат, которого называют архитектором цветных революций на постсоветском пространстве, поделился рецептами борьбы с коррупцией и объяснил, как добиться отмены санкций.

Приехав в Петербург, вы встретились со многими руководителями американских компаний, работающих в нашем городе. Что они рассказали вам о местных реалиях? Может быть, на что–то пожаловались?

Корзиночка и карпик. Как коррупционеры называют взятки

Корзиночка и карпик. Как коррупционеры называют взятки

5689
Маргарита Кудрявцева

— Я часто бываю в Петербурге и каждый раз нахожу время для того, чтобы посетить американские предприятия, собраться вместе за обедом с членами Американской торговой палаты. Сегодня у нас был очень интересный диалог. Мы обсуждали российскую экономику, и некоторые мои собеседники высказали мнение, что экономика Петербурга будет расти более быстрыми темпами, чем экономика Москвы, — 2% в год против 0,8–1%. Кроме того, сегодня я побывал в местном офисе Dell Software, где мне рассказали о том, как эта фирма производит программное обеспечение для больших российских компаний. Это положительный пример сотрудничества. Потом еще заехал в Тихвин, где работает леспромхоз, принадлежащий International Paper и поставляющий сырье для Светогорского ЦБК. Менеджмент леспромхоза полон оптимизма, у них стабильно растет добыча древесины.

Вообще, знаете, когда выбираешься из Москвы, открывается совсем другой взгляд на Россию и на русский бизнес. Кусочки мозаики собираются вместе.

Как вы оцениваете американо–российское сотрудничество в бизнесе? У него есть будущее или связям нанесен слишком сильный ущерб?

— Я думаю, что у американо–российского делового сотрудничества есть огромный потенциал. Многие хотят заниматься здесь бизнесом, но они недовольны российской экономикой. По их мнению, положительные тенденции есть, однако последние 2 года были совсем нелегкими. Уверен, что вы об этом много пишете в своей газете. Также некоторые политические разногласия блокируют этот процесс.

Наши противоречия с Россией из–за Украины, санкции, наложенные нами и Евросоюзом, конечно, дают замедляющий эффект. Но, возможно, само состояние российской экономики: снижение цен на нефть, рецессия, стагнация, как ни описывай текущую ситуацию, — все это в некоторой степени даже больше влияет на бизнес, чем санкции. И все же огромный потенциал у сотрудничества в сфере бизнеса остается.

К слову, мы как раз пишем и о том, что санкции, которые вы упомянули, не так сильно вредят экономике, как падение цен на углеводороды.

— Думаю, президент Владимир Путин и российские экономисты ясно дали понять, насколько санкции пагубны для вашей страны. Неспособность местных компаний привлечь капитал вредила и будет вредить бизнесу. Кроме того, как абсолютно верно говорят эксперты, среди которых и ведущий российский экономист Алексей Кудрин, стране нужны реформы в самых разных областях, чтобы стимулировать рост.

Глава PwC: У Петербурга в рукаве не один инновационный туз, однако в мире об этом мало кто знает

Глава PwC: У Петербурга в рукаве не один инновационный туз, однако в мире об этом мало кто знает

1271
Максим Васюков

Возвращаясь к политике: необходимо решить проблемы, в частности украинский вопрос. Путь ясен. Нужно выполнять минские соглашения. Россия должна проявить инициативу и стремиться решить эти проблемы, в том числе относительно Донбасса, чтобы мы все могли двигаться вперед.

Если санкции будут сняты в ближайшем будущем, может ли Россия рассчитывать на приток инвестиций из США?

— Может. Это огромный рынок, ведь Россия — это не только большая страна, но и перевалочный пункт для экспансии бизнеса на Дальний Восток и в Центральную Азию. Большая часть американских фирм, которые пришли сюда в 1990–е годы, продолжают свою работу в стране, несмотря ни на что. Им было непросто в последние годы, но они видят здесь потенциал, сопоставляют его с другими странами — Китаем, странами Латинской Америки — и продолжают вести дела в России.

Или все–таки уходят, как это сделал General motors?

— Или, могу я вам ответить, остаются и инвестируют в развитие производства, как Ford. У разных компаний разные взгляды.

Если бы сегодня вам позвонил ваш близкий друг и спросил совета, стоит ли инвестировать в Россию, что бы вы ему ответили?

— Вы знаете, я вспоминаю канадского предпринимателя, который открывал первые рестораны McDonald’s в Москве, и очень мудрого человека (Джорджа Кохона. — Ред.). Он говорил своим русским сотрудникам: в первую очередь от вас требуются кропотливая работа и исследование рынков. В случае с американцем, задумавшемся об инвестировании в Россию, помощь со сбором необходимых данных может оказать специальная структура — U. S. Foreign Commercial Service, которая помогает бизнесменам выходить на новые рынки и принимать взвешенные решения. Второе, что я бы посоветовал, — пообщаться с другими фирмами, в том числе с прямыми конкурентами, и узнать, какими им видятся дальнейшие перспективы. Затем нужно с особым усердием собрать информацию о местном партнере, если подразумевается партнерство, и, как сказал Джордж Кохон, убедиться, что "команда на борту", то есть мотивирована и погружена в бизнес–процессы. Такой последовательности действий следует придерживаться в каждой стране, но в России это особенно важно. Только после этого можно двигаться дальше и инвестировать. Жизнь полна взлетов и падений, бизнес полон взлетов и падений, нужно быть готовым ко всему.

Вы много лет уже наблюдаете за Россией — приносят ли реальный результат усилия властей по улучшению инвестиционного климата?

— Есть еще, конечно, ряд аспектов, нуждающихся в оптимизации. Но я знаю американских инвесторов, которые заходят в страну прямо сейчас, находят здесь партнеров для себя. Хотя таких людей и меньше, чем было в первой декаде века, я в данном вопросе скорее все–таки оптимист, думаю о будущем в позитивном ключе.

Является ли коррупция главной проблемой России?

— Коррупция — это, безусловно, проблема, хотя россияне редко сами считают ее таковой. В США действует очень строгое законодательство в части коррупции — the Foreign Corrupt Practices Act (закон о коррупции за рубежом). Американские фирмы могут быть серьезно наказаны за взяточничество и подобные действия. Я считаю, что это потрясающий закон, он исключает саму возможность совершения преступления. Все о нем знают, поэтому коррупционеры не просят взяток у американских компаний, понимая, что те просто не могут пойти на такое преступление. Мне кажется, другим странам стоило бы последовать примеру США.

А кого–то из российских предпринимателей вы знаете лично?

— Я действительно знаю большое количество людей, поэтому не стоит сильно выделять кого–либо отдельно. Познакомился со многими из них еще тогда, когда занимал должность заместителя посла США в России (1996–1999 годы. — Ред.). А в тот период, когда я ушел с дипломатической службы, я был членом Форума руководителей бизнеса корпорации RAND — стратегического исследовательского центра. Многие видные российские бизнесмены участвовали в его работе, в частности — Виктор Вексельберг, Алексей Мордашов и другие. Это был очень интересный опыт: я не был госслужащим и мог спокойно встречаться с самыми разными людьми и откровенно разговаривать с ними об их проблемах. Я также знаю много американских бизнесменов, которые работали и работают здесь. В мою бытность дипломатом в Москве в 1990–е годы я был тесно связан с Американской торговой палатой и помогал многим предпринимателям начать бизнес в России. Одна из причин, почему сегодня я ездил на предприятие International Paper, — память о масштабной сделке 1998 года (когда американская корпорация покупала контрольный пакет Светогорского ЦБК. — Ред.), которая состоялась при активной поддержке посольства США. И это до сих пор очень успешный бизнес и для россиян, и для американцев. Думаю, что та сделка может быть образцом успешного сотрудничества предпринимателей из США с Россией.

Другой пример — это совместное предприятие Boeing и "ВСМПО–Ависма" по обработке титановых штамповок, выпускающее компоненты для Boeing 787 Dreamliner — самого энергоэффективного самолета в мире. Сотрудничество россиян и американцев на этом предприятии достойно восхищения. Нам нужно больше таких сделок, в результате выигрывают обе стороны.

Вы знаете, в Калифорнии, в Пало–Альто в центре Силиконовой долины, если вы зайдете в бар, то за каждым вторым столиком будет звучать русская речь, — на мой взгляд, это говорит о многом.

Каков же ваш прогноз — что ждет российско–американские отношения?

— Госсекретарь США Рекс Тиллерсон в ходе своего визита в Москву сформулировал абсолютно верно: наши отношения и уровень доверия находятся сейчас на самом низком уровне.

США и администрация Трампа готовы сделать все, что в их силах, чтобы восстановить полноценные отношения, но без ответных усилий со стороны России ничего не получится.

Мы ждем, что в вопросе Украины Россия предпримет шаги к выполнению минских соглашений, чтобы попытаться решить эти проблемы. Тиллерсон обсуждал с российскими коллегами Сирию, эта дискуссия продолжилась в Вашингтоне, когда министр иностранных дел Сергей Лавров встречался с госсекретарем и Дональдом Трампом.

Проводятся переговоры каждый день по Северной Корее. Мы говорим и о многих других проблемах и вопросах, и, я думаю, наше сотрудничество может быть позитивным.

У нас разные интересы, мы не только сотрудничаем, но и соперничаем, но я надеюсь, мы можем двигаться вперед.

Как вы восприняли ликование некоторых россиян после победы Дональда Трампа на президентских выборах?

— Ключевым фактором тут являются кибератаки на США. Не только на Демократическую партию, но и на наши электоральные институты и избирательные комиссии. И это вызвало сильный негативный эффект среди американцев по отношению к России. Эти атаки были направлены в самое сердце главной американской ценности — демократической системы. И сейчас в США не только демократы, но и республиканцы также повсеместно встревожены по этому поводу.

То, что сегодня происходит в Вашингтоне, — это закономерная реакция на вмешательство.

Биография

Джон" Теффт, посол США в России

> Работал заместителем посла в посольстве США в Москве с 1996 по 1999 год и был поверенным в делах с ноября 1996–го по сентябрь 1997 года.
> Служил дипломатом в Иерусалиме, Будапеште и Риме. Был послом США в Литве (2000–2003), Грузии (2005–2009) и на Украине (2009–2013).
> С 2004 по 2005 год работал заместителем помощника государственного секретаря по делам Европы и Евразии, отвечая за отношения США с Россией, Украиной, Белоруссией и Молдавией.
> Российские чиновники в неформальных беседах называют Джона Теффта архитектором цветных революций.


Максим Васюков Все статьи автора
19 июня 2017, 10:52 2139
Новости партнеров
Реклама