Денис Лебедев Все статьи автора
25 мая 2017, 14:23 1322

Подлодка-танкер и приватизация без границ: хроника делового Петербурга 22-28 мая

В мае 2018 года газета "Деловой Петербург" отметит свое 25-летие. Каждую неделю редакция рассказывает о самых интересных событиях, случившихся в городе в те далекие годы, когда Петербург только начинал обретать черты известного нам сегодня мегаполиса и центра деловой жизни. Многие имена и названия компаний, отметившихся на страницах нашей газеты в 1990-х годах, хорошо знакомы и сейчас. Причем не только таким же ветеранам делового Петербурга, как мы, но и новому поколению бизнесменов.

На этой неделе выпуск хроники делового Петербург полностью посвящен самому первому номеру "ДП", который вышел 25 мая 1993 года.

Олимпийские планы и уход Собчака: о чем писал "ДП" более двадцати лет назад

Олимпийские планы и уход Собчака: о чем писал "ДП" более двадцати лет назад

1598

1993 год

25 мая 1993 года впервые выходит газета "Деловой Петербург". Она создавалась как подразделение шведского издательского холдинга "Бонниер бизнес пресс" со 180-летней историей. Формат газеты, скопированный с главной шведской деловой газеты Dagens Industri, пережил все возможные потрясения 1990-х, кризисы нулевых и "стабильность" 2010-х.

Добрую половину статей в первом номере написал Олег Третьяков, первый главный редактор газеты (сейчас возглавляет ИД "Экстра-Балт"). А самую первую статью в номере написала Анна Щербакова – сейчас глава петербургского подразделения газеты "Ведомости": "Атомная подлодка будет перевозить нефть". Несмотря на довольно курьезный заголовок, речь идет о вполне серьезном инвестиционном проекте АО "Росшельф". Его учредили в 1992 году несколько военно-промышленных предприятий России для освоения арктических нефтегазовых месторождений. В числе учредителей были североморский "Севмаш" – крупнейший производитель подводных лодок – и петербургское КБ "Малахит". Оба предприятия разработали и построили в сотрудничестве более 100 подводных лодок, а модная тогда тема конверсии военной продукции для гражданских нужд не вызывала удивления.

Идея подводной лодки-танкера, на взгляд обывателя, не была совсем уж провальной. При цене $210 млн, которую закладывали авторы проекта, подлодка могла бы перевозить до 30 тыс. тонн сырой нефти с арктического шельфа. При этом отказ от дорогостоящей ледокольной проводки обеспечивал существенную экономию, избавлял от рисков ледового судоходства и, главное, позволял круглогодичную навигацию.

К сожалению, этому прорывному проекту так и не суждено было сбыться. Во-первых, цена нефти, еще недавно доходившая до $40 за баррель, рухнула к концу 1993 года ниже $14, и разработка арктического шельфа была отложена до следующего цикла подъема цен – уже в 2000-х. Во-вторых, расчет российских судостроителей делался на иностранных инвесторов, ведь внутри страны в те годы просто не было ни одной силы, способной аккумулировать под один проект требуемые $210 млн. А доверие иностранных нефтекомпаний к российскому ВПК было, мягко говоря, небольшим. Сейчас нам остается радоваться, что "Малахит" и "Севмаш" хотя бы вышли более-менее сухими из шторма всех российских кризисов и продолжают заниматься своей профильной деятельностью – проектировать и строить подлодки. Многие их коллеги были вынуждены сворачивать производство, распродавать оборудование и сдавать в аренду цеха.

"Росшельф" же позже перешел под контроль "Роснефти", затем к "Газпрому", а сейчас контролирует добычу компанией "Газпром Нефть шельф" сырья на Приразломном месторождении. Кстати, буровую платформу для Приразломного строил именно "Севмаш".

Из небольших заметок в первом номере "ДП" – открытие пятизвездочного отеля "Невский палас". В середине 1990-х он попал в очень интересную историю. Реконструированный отель принадлежал СП "Гермес", учредителями которого были австрийская фирма ABV (10%), КУГИ Петербурга (51%) и "ДСК-2" (39%). Этот домостроительный комбинат находился на Парнасе и был широко известен производством комплектов для домов 137-й серии. К сожалению, в середине 1990-х у него наступили трудные времена. Австрийская компания, которая являлась владельцем гостиничного оператора Marco Polo, через "Гермес" попыталась выкупить паи "ДСК-2". Они были оценены в 3 млрд рублей (около $600 тыс. по актуальному курсу). "Гермес" перевел первый транш в 450 млн рублей (они пошли на покрытие долгов по зарплатам сотрудникам ДСК), но дальше австрийцы отказались платить, и сделка была отменена.

Иностранцы в Петербурге и финансовая оттепель: о чем писал "ДП" 20 лет назад

Иностранцы в Петербурге и финансовая оттепель: о чем писал "ДП" 20 лет назад

3966

Чуть позже ДСК продал свои паи в "Гермесе" другой фирме – ООО "Эрмитаж". Она через фирму "ТВЭЛ-инвест" была подконтрольна предпринимателю Игорю Шамису. Права на купленные паи "Гермеса" и долю в "Невском паласе" ему пришлось тогда отстаивать в суде, и спустя 3 года он все же лишился гостиницы. Тем не менее Игорь Шамис, один из учредителей фонда возрождения еврейской культуры "Вечность", впоследствии стал вполне успешным предпринимателем, отметился покупкой ижевского предприятия "Буммаш", а затем вышел на международный уровень, купив несколько металлургических заводов в Чехии, Хорватии и Сербии. К сожалению, это направление бизнеса у него не задалось, и его активы были распроданы за долги.

Что же касается "Невского паласа", он в итоге достался мальтийскому гостиничному оператору Corinthia Hotels International, а "ДСК-2" стал в 1997-м одним из первых промышленных активов будущей "Группы ЛСР".

Необычное для сегодняшнего дня событие: в мае 1993 года в Петербурге начала работу первая частная телебашня. Она была установлена на крыше здания Института робототехники на Тихорецком проспекте и принадлежала хорошо известной тогда фирме "Русское видео". Так появился петербургский "11 канал". До этого "Русское видео", основанное еще в 1989 году, транслировало свои передачи с главной телебашни, но компания жаловалась на перебои в работе. На своей частоте, которую принимали почти все телевизоры в городе, новый телеканал транслировал фильмы и передачи, снятые "Русским видео" (например, "Афганский излом" Владимира Бортко), новостные выпуски BBC, CNN и других иностранных новостных каналов, а также мультфильмы, сериалы и музыкальные программы.

В 1997 году "11 канал" вошел в состав холдинга "Медиа-Мост" Владимира Гусинского и начал транслировать на Петербург сигнал телеканала ТНТ. Однако годом позже весь холдинг перешел под контроль структур "Газпрома", который позже выделил свои медийные активы в "Газпром-медиа".

Само "Русское видео", к слову, не ограничивалось телевизионным бизнесом. В состав холдинга, во главе которого формально стоял Дмитрий Рождественский, входили самые разные активы, в числе которых назывались даже причалы Ленинградской ВМБ в Ломоносове. Компания активно занималась внешней экономической деятельностью, имела филиалы в Выборге и Финляндии. Сам Дмитрий Рождественский с партнером по "Русскому видео" Владиславом Резником (сейчас депутат Госдумы) упоминается в числе сооснователей хорошо сейчас известного банка "Россия" – одного из первых частных банков СССР. Уже в 1998-м Рождественский стал одним из фигурантов "квартирного дела Собчака" – расследования Генпрокуратуры в отношении экс-мэра. Рассказ о "Русском видео", одной из самых интересных и загадочных компаний Петербурга 1990-х, достоин отдельной публикации.

В 1993 году полным ходом идет так называемая "малая" приватизация – распродажа городской недвижимости. С начала года прошли десятки торгов. В статье первого номера "ДП" говорится, что 80% победителей аукционов представляют "трудовые коллективы". По закону это фирма, в штате которой значится 1/3 работников приватизируемого предприятия. У них невероятные преимущества перед сторонними покупателями: они платят лишь 30% от названной на торгах цены, а на остальную сумму получают длительную отсрочку и льготные кредиты. Более того, по недавнему указу президента РФ, 80% стоимости выкупаемых помещений должно оплачиваться ваучерами. А они пока очень сильно недооценены: в январе курс ваучера – 7-8 тыс. рублей, а в апреле – 4-5 тыс. рублей. Фонд имущества, проводивший аукционы, был крайне недоволен необходимостью принимать эти бумаги по номиналу – 10 тыс. рублей. Однако уже к концу 1993 года рыночная цена ваучера сравняется с номинальной. А на пике массовых чековых аукционов в середине 1994-го курс ваучера вырастет до 50 тыс. рублей.

Пожалуй, самый обаятельный герой первой страницы первого номера "ДП" – Борис Морозов, директор фирмы "Галлайт". Газета рассказывает об истории успеха предпринимателя. При СССР он работал в ЦНИИ "Центр" начальником отдела по разработке систем гибкого автоматизированного управления. Затем – директором советско-сингапурского СП. В 1992 году он вернулся на родину и первым в России запустил собственное производство галогенных ламп.

К маю 1993 года объем производства достигал 5 тыс. ламп в месяц. При цене 10-20 тыс. рублей за штуку ежемесячная выручка могла достигать 75 млн рублей – около $75 тыс. по актуальному на май 1993 года курсу. Для сравнения: зарплаты самых востребованных в то время людей – главных бухгалтеров с опытом внешнеэкономической деятельности и коммерческих директоров в крупных торговых фирмах – судя по объявлениям составляли около $400 в месяц. А прожиточный минимум в Петербурге на май 1993-го был установлен на уровне 11,7 тыс. рублей. Световым оборудованием Борис Морозов занимался потом еще очень долго, а его фирма была одним из лидеров в этой отрасли. В начале 2000-х он активно конкурировал с ГУП "Ленсвет" в программе художественной подсветки городских объектов.

Еще один герой рубрики "Профиль" – ювелир Андрей Ананов. Уже в 1993 году он был признанным мастером, в его мастерской работало 80 человек. "ДП" рассказал о непростом пути, который с 1981 года пришлось пройти советскому ювелиру-частнику. По его собственным словам, в какой-то момент он был готов даже к тюрьме за свою работу и готовил речь для "последнего слова".

Сейчас Андрей Ананов – один из самых титулованных ювелиров мира, обладатель почти всех возможных профессиональных регалий. Кстати, спустя год после публикации "ДП" он лично преподнес одно из своих украшений королеве Великобритании Елизавете II, когда она приезжала в Петербург.

В рубрике "Приватизация" "ДП" рассказал о нескольких предприятиях, которые недавно выпустили акции и стали частными. Самые известные из них – "Невская косметика" и Балтийский завод. Владимир Плесовских, который возглавлял крупнейшее городское предприятие по выпуску косметики еще с 1988 года, рассказал, что главная проблема, с которой он столкнулся, – логистика. Предприятию пришлось озаботиться выстраиванием собственной сбытовой сети, в которую к маю 1993-го входило уже 900 оптовых покупателей по всей стране.

Олег Шуликовский, глава Балтийского завода, рассказывал, как ему приходилось преодолевать сопротивление федеральных чиновников, не желающих отпускать в свободное плавание оборонное предприятие. Притом что объем госзаказа на заводе рухнул в 1992 году в 10 раз, а собственно военные заказы обеспечивали лишь 8% от общего объема производства. По его словам, лишь личное обращение к главе Госкомимущества РФ Анатолию Чубайсу сдвинуло дело с мертвой точки.

Как мы сейчас знаем, после нескольких смен собственников Балтийский завод не так давно вновь вернулся под контроль государства. В частных руках, даже очень близких к Кремлю, такое предприятие не сумело стать финансово состоятельным. Владимиру Путину пришлось личным решением при передаче завода государству выводить его ликвидные активы и персонал в новое юрлицо, оставив на старом – том самом ОАО "Балтийский завод", что акционировалось в 1993 году, – многомиллиардные долги. А последний владелец предприятия, банкир Сергей Пугачев, сейчас находится в бегах за границей. Олег Шуликовский ушел из судостроения и занимается девелопментом.

В первом номере "ДП" обсуждал перспективы развития транспортного узла города: начало строительства Высокоскоростной магистрали (РАО "ВСМ"), расширение аэропорта и строительство новых портов за пределами городской черты. Так или иначе, все эти планы были воплощены в жизнь, хотя и гораздо позже, чем планировалось.

Построить ВСМ планировалось уже к 1999 году, причем без участия государственных денег. Это сейчас РАО "ВСМ" – это синоним какой-то мутной авантюры и бездонной пропасти для бюджетных средств, увенчанных огромной ямой у Московского вокзала. А тогда петербуржцы верили, что уже вот-вот иностранные инвесторы вложат сотни миллионов долларов в строительство скоростной ветки.

В итоге вместо сильно устаревшего проекта "Сокол" на полностью обновленную (а не построенную заново) трассу встал немецкий поезд "Сапсан". На месте запланированного отдельного вокзала для скоростных поездов на Лиговском проспекте появился торговый комплекс "Галерея". Зато грузовые поезда были выведены, как и планировалось, с "главного хода" магистрали Петербург – Москва, и скоростное движение все же удалось организовать.

Для развития аэропорта требовалось, как тогда казалось, совсем немного: построить новый терминал и взлетную полосу, разделить ФГУАП "Пулково" на аэропорт и авиакомпанию и обновить авиапарк. Все эти задачи были решены, но уже в 2000-х. Правда, аэропорт оказался на много лет передан в управление международному консорциуму с участием немецкого капитала, а петербургская авиакомпания, по сути, перешла под контроль московского "Аэрофлота".

Необходимость строительства новых портов в Ленобласти была вызвана потерей прибалтийских портов, через которые при СССР уходили на экспорт наиболее востребованные на западе грузы: нефть, удобрения, металлы. В качестве решения этой проблемы правительство РФ решило построить новые порты: в Усть-Луге для – "чистых" грузов, под Приморском – для нефти и нефтехимии и в бухте Батарейная под Сосновым Бором – для темных нефтепродуктов. Причем характерная черта тех лет – едва ли не основными заказчиками нефтяных портов должны были стать Татарстан и Башкортостан: "После того как Москва в целях ослабления сепаратистских настроений предоставила этим республикам колоссальные экспортные квоты, они стали искать пути их вывоза", – пишет "ДП".

Порты в Приморске и Усть-Луге в 2000-х все же были построены и уже доказали свою состоятельность на транспортном рынке, переваливая десятки миллионов тонн грузов в год и серьезно подвинув петербургских портовиков.

Кстати, инициатором проекта строительства порта в Усть-Луге выступил один из самых примечательных бизнесменов тех лет – Илья Баскин. Кроме всего прочего, он был к 1993 году депутатом Верховного совета РФ от Ленобласти. Борис Ельцин разгонит этот орган через 4 месяца после выхода в свет первого номера "ДП". А пока Илья Баскин инициировал обсуждение строительства порта в Усть-Луге на уровне правительства РФ и Верховного совета.

Вообще, масштаб личности Ильи Баскина из нашего 2017 года уже не так заметен, а тогда он был поистине космическим. Достаточно сказать, что в ноябре 1992 года он финансировал (в партнерстве с банком "Санкт-Петербург") запуск первого частного космического спутника. Проект назывался "Космический перелет "Европа-Америка-500", был приурочен к 500-летию открытия Америки Колумбом, а со стороны США организовывался предпринимателем Бобом Уолшем (инициатором Игр доброй воли).

Ракета-носитель "Союз" вывела с космодрома Плесецк в открытый космос капсулу диаметром около 2 м. После 7 дней пребывания на орбите спутник приводнился неподалеку от Сиэтла и был с необычайными почестями доставлен в США. Сейчас он находится в музее авиации в Сиэтле. В капсуле находилось множество важных, как тогда казалось организаторам, вещей: картины российских художников, послания президенту США Биллу Клинтону от Бориса Ельцина и Далай-ламы, православные иконы и даже два обручальных кольца, предназначенных для русской пары молодоженов в США. Весь этот проект задумывался в рамках программы развития деловых контактов между США и Россией. В первом номере "ДП" Илья Баскин умалчивает обо всех остальных участниках проекта (кроме банка "Санкт-Петербург" и ЦСКБ "Рубин") и рассказывает, что большей частью груза стала рекламная продукция 50 российских компаний и послание Бориса Ельцина.

Наши журналисты рассказали и о пути, которым Илья Баскин пришел к такому триумфу. Начинал он в СССР как частный портной. Затем выиграл в США инвестиционный конкурс. На полученные деньги арендовал бывшую солдатскую казарму и запустил производство детской одежды. А уже эти заработанные деньги он вроде как и инвестировал в недвижимость, нефтяную и газовую промышленность и прочие отрасли, включая куплю-продажу вычислительной техники.

У истории взлета Ильи Баскина, депутата и космического магната, есть несколько версий, многие из которых выставляют его не в самом приятном свете. Но куда важнее, что в те годы описанная в "ДП" история успеха казалась совершенно реальной, на нее хотели равняться тысячи начинающих предпринимателей. А Илья Баскин действительно много сделал для развития предпринимательства в нашей стране. Достаточно сказать, что рамках той самой программы, увенчанной запуском ракеты, на стажировку в США отправились 3 тыс. российских предпринимателей, и для многих из них это стало отличным стартом для развития своего бизнеса. Порт в Усть-Луге, правда, в итоге построили уже без Ильи Баскина.

О развитии предпринимательства в Петербурге в первом номере "ДП" рассказывает и Александр Ходачек. Тогда он был начальником профильного отдела в комитете по экономическому развитию городской мэрии, а сейчас возглавляет петербургское подразделение Высшей школы экономики. В статье "ДП" он рассказывал о приходе в город крупнейших мировых компаний: "Кока-Кола", "Икеа", "Проктер энд Гамбл", "Тетрапак", а также зарубежных банков. Все это, по словам Александра Ходачека, должно способствовать развитию бизнеса в Петербурге и созданию новых рабочих мест. Если в 1991 году в Петербурге насчитывалось 17 тыс. предпринимателей, то к выходу первого номера "ДП" их было уже более 50 тыс.

В качестве примеров, на которые стоит равняться, в первом номере "ДП" рассказывалось о нескольких успешных предпринимателях, которые поднимали бизнес в Петербурге на новый уровень. Не такой, как у Ильи Баскина, но тоже с серьезным размахом.

К примеру, завкафедрой русского языка для иностранцев СПбГУ Александр Филиппов организовал с партнерами одну из первых в городе консалтинговых компаний "Бизнес-Линк" – по западным образцам, ориентируясь на Ernst&Young, KPMG и Price Waterhouse. Приходящим в Петербург иностранным инвесторам остро не хватало компетенций для работы в условиях местной специфики. И в короткое время Александр Филиппов получил заказы от Procter&Gamble и Coca-Cola, подбирал персонал для Gillette и торгпредства Норвегии. Чуть позже подписал соглашение о сотрудничестве с Ernst&Young и консультировал в Петербурге British Petroleum и Maersk. К сожалению, меньше чем через год после публикации Александр Филиппов погиб в автокатастрофе.

Кстати, именно с "Бизнес-Линком" сотрудничал в те годы и Юрий Молчанов, тогда проректор по международным связям ЛГУ. Во многом благодаря его работе в Петербург пришли крупные иностранные инвесторы, в частности Сoca-Cola. С поста проректора Юрий Молчанов ушел в 1995 году, уже после смерти Александра Филиппова. И сейчас фирма "Бизнес-Линк" ассоциируется уже с бизнесом семьи Юрия Молчанова.

Благодаря своему опыту он сделал хорошую карьеру как чиновник, став ключевым вице-губернатором в команде Валентины Матвиенко. Покинув Смольный, он перешел на работу в банк "ВТБ".

Еще одна история успеха – на последней полосе первого номера "ДП". Рассказ о начале бизнес-пути Николая Ботки – одного из самых успешных предпринимателей Ленинградской области. Уроженец Белоруссии, он уехал учиться в Ленинград, а оттуда – на БАМ. Заработав там 10 тыс. рублей, открыл в 1988 году кооператив "Оредеж" – изначально это была придорожная шашлычная. Правда, "ДП" не пишет, что перед кооперативом он успел поработать замдиректора Гатчинского мебельного комбината и Сиверского леспромхоза. На БАМе он был начальником участка в Северо-Байкальске, а перед этим работал замначальника АОПП "Пулково". Затем, продолжает "ДП", Николай Ботка стал торговать фруктами, но позже решил полностью сменить профиль и начал ремонтировать дороги.

"Песка и щебня вокруг поселка Сиверский, где он живет, было в избытке, асфальтовый завод – рядом", – объяснялось в статье. Именно оттуда выросла крупная дорожно-строительная компания "БиК", успешно работающая и сейчас. В дальнейшем, как говорят благодаря знакомству Николая Ботки с супругой губернатора Александра Яковлева, "БиК" получал выгодные контракты на поставку тротуарной плитки и работы по мощению улиц Петербурга: Малой Садовой и Малой Конюшенной, мостовых около храма Спаса на Крови и перед зданием Российской национальной библиотеки на Московском проспекте. Когда предпринимателя заподозрили в не совсем честных заработках при обустройстве пешеходных зон, Николай Ботка объяснял слухи кознями другого не менее известного петербургского депутата и предпринимателя Сергея Шевченко.

Некоторое время спустя после выхода первого номера "ДП" Николай Ботка стал депутатом Госдумы от Ленобласти, членом комитета ГД по энергетике, транспорту и связи. СМИ приписывали ему финансирование предвыборной кампании кандидата на пост губернатора Ленобласти Вадима Густова. Депутатом Николай Ботка проработал до 2003 года и отметился участием в законопроектах о дорожных фондах, транспортном налоге, а также занимался вопросами регулирования оборота лома цветных металлов.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама