Фото: Дмитрий Грозный

"Грозный обзор". Ресторан "Чеми"

Дмитрий Грозный сходил в ресторан "Чеми", чтобы оценить тамошнюю грузинскую кухню.

Если что–то будет непонятно, вот тут у нас шпаргалка есть, — говорит официантка нового грузинского ресторана "Чеми", указывая на стаканчик с салфетками, из которого и вправду торчат "книжные закладки", исписанные словами. Сотрудники заведения уже, видимо, язык сломали, объясняя всем и каждому, что такое дифы (крем–соус из овощей), гоби (деревянная тарелка для закусок), диди (большой) и патара (маленький) — а ведь с этих слов меню в "Чеми" только начинается.

Street Food Bar №1. Главное здесь — колбаски, сосиски и бургеры

Street Food Bar №1. Главное здесь — колбаски, сосиски и бургеры

823
Дмитрий Грозный

Если вдуматься, везде можно найти символизм. В этих стенах много–много лет работал ресторан "На Елисейских полях". Мода на французскую кухню за это время сменилась модой на кухню братских республик. И немудрено, что причастные к появлению "Чеми" Тимур Дмитриев и Михаил Соколов на этот раз решили отвлечься от тиражирования итальянских и бельгийских заведений.

Проверено: почти на любом грузинском пейзаже присутствуют зелень и горы. Создатели интерьера "Чеми" не стали развешивать картины, а просто взяли и соорудили "горы", вернее, барные стойки, засыпав камнями каркасы из металлических сеток. Роль зелени выполняют деревья, подпирающие потолок: по сути, большая часть гостей трапезничает под их кронами. Прямых грузинских намеков не много — разве что узоры на потолке. Но как можно ошибиться в национальной специфике заведения, когда дородный джигит то и дело при помощи палок вытаскивает из круглой печки тонэ свежеиспеченные лепешки. Их правильнее всего именовать шоти.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Музыку в "Чеми" используют тоже необычную, порой ее хочется назвать грузинским рэпом.

В меню, пожалуй, есть все то, за что мы любим кавказскую кухню, за исключением разве что хинкали — они в проекте. В карте напитков грузинские вина (от 240 рублей за бокал) занимают примерно половину. Лимонад "Тархун" делают на месте — сначала удивляешься его зубодробительной кислоте, потом привыкаешь к ней, начинаешь ею в буквальном смысле упиваться, а затем на дне обнаруживается сладчайший сироп.

Официантка рассказывала о блюдах без особого жара, зато почти первым делом сообщила, что шеф–повар "Чеми" победила в грузинской версии телешоу "МастерШеф". Ирина Келехсашвили — улыбчивая блондинка в зеленой футболке — и сама с явным удовольствием выходит в зал, чтобы между делом рассказать, как трудно в Петербурге найти хорошую айву (да и все остальное тоже). Грузинская кухня у нее получается не совсем привычной, можно сказать, что это ее нежная версия. Гебжалия напоминает моцареллу и формой, и вкусом: это круглые шарики сулугуни, начиненные мятной аджикой и плавающие в мацони. Пхали из шпината (330 рублей) здесь не маленькие круглые котлетки, а кусок зеленого "мха", посыпанный зернами граната. Пхали здесь четырех видов, а ассорти нет, и, если хочется попробовать все, придется заплатить больше 1000 рублей. Сыра для мегрули — то есть хачапури по–менгрельски — здесь совсем не жалеют, вот только он был такой молодой, что результат напоминал ватрушку с творогом.

Зато супы в "Чеми" — настоящая поэма, и никак не меньше! Вроде что может быть проще чихиртмы — кисленького куриного бульона с яйцом (290), но каждая новая ложка повышает настроение. Харчо (естественно, с говядиной — с бараниной в Грузии его не готовят) источает столь богатые пряные ароматы, что предвкушаешь нечто.

И как же радостно было не обмануться в ожиданиях: впечатление примерно такое же оглушительное, как от распевного грузинского хора.

Ресторан Beer Family. Если формулировать аккуратно: кухня пока находится в процессе становления

Ресторан Beer Family. Если формулировать аккуратно: кухня пока находится в процессе становления

694
Дмитрий Грозный

Половину горячих блюд здесь готовят на мангале: уверяют, что он настоящий, с углями. Выступая за аутентичность гастрономических терминов, люля–кебаб здесь называют кабаби: мясные колбаски вышли до странности сухими, непонятно, зачем под них подкладывали лаваш, который призван впитывать жир. Аджабсандалу, пожалуй, не хватило яркости: это были просто тушеные болгарские перцы, помидоры и баклажаны.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Говядина, томленная в саперави, действительно выглядела очень винной, с запекшейся "танинной" корочкой, но вот во вкусе саперави почувствовать не удалось. Ту самую айву здесь запекают и подают с карамелью, шариком ванильного мороженого и орехами. Идея хорошая, но мороженое можно еще поискать.

Я уже знаю, что закажу в следующий раз. Это будет "Бомби". А вы знаете, что такое бомби?

Дмитрий Грозный Все статьи автора
21 апреля 2017, 13:16 2597
Новости партнеров
Реклама