Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
21 апреля 2017, 12:22 3561

Карго–культ. Почему не нужны декларации о доходах

 

Каждый год в феврале жители острова Танна в Тихом океане собираются на большой просеке, которую они прорубили в джунглях, и ходят строем, потрясая бамбуковыми палками. Они ждут Джона Фрума. Чудесный человек должен прибыть на самолете, нагруженном разными полезными и вкусными вещами, которые островитяне называют словом "карго". Джон Фрум обязательно прилетит, надо только поддерживать в исправности "взлетно–посадочную полосу" и махать деревянным "ружьем". Что и делается на острове 70 лет подряд. И ученые–этнографы придумали для этого определение "карго–культ".

Грошовая ложь. Из–за чего начинаются войны

Грошовая ложь. Из–за чего начинаются войны

1477
Дмитрий Прокофьев

А в России 9 лет подряд миллион должностных лиц подают в апреле декларации о доходах. Среди них — граждане, занимающие политические посты, государственные служащие, судьи, депутаты, даже ректоры вузов и директора школ. После чего досужие люди пересчитывают, насколько разбогател (или обеднел) депутат или министр, сколько лимузинов и автоприцепов стоит в начальственных гаражах и сколько футбольных стадионов и космодромов можно построить за заборами чиновных поместий.

Зачем все это делается? Вот карго–культ в чистом виде, совершение ритуала, внешне похожего на действия "белых людей", но лишенного всякого содержания. Вы слышали хоть об одном случае, чтобы недостоверные данные в такой декларации послужили поводом для каких–то неприятностей? Нет. Разве что местный прокурор вынесет представление о лишении мандата муниципального депутата, напутавшего в описании своего имущества. Вот если чиновника снимают с должности или устраивают у него обыск, то сразу находятся какие–то коробки с деньгами, джипы или золотые ручки. Но в декларации–то было все нормально.

Борьба с незаконным обогащением дело похвальное, но есть одно важное обстоятельство. Откуда берутся "незаконные миллиарды"? Для того чтобы что–нибудь ненужное продать, нужно что–нибудь ненужное купить, объяснял кот Матроскин из деревни Простоквашино. Чиновник ведь не может просто так взять и выписать себе денег из государственной кассы. Для того чтобы обогатить несколько человек на условный миллион, затевается бессмысленный проект на 50 млн. Ей–богу, всем нам было бы лучше, если бы чиновник просто взял себе этот миллион и убрался восвояси. По крайней мере остальные 49 млн не были бы бессмысленно растрачены.

Кстати, каковы размеры ущерба, который российская экономика несет от коррупции? Триллион рублей? Звучит ужасно, но даже если принять в качестве верхней планки $100 млрд "коррупционных потерь" в год (а это, разумеется, сильно преувеличенная цифра), то это меньше одной десятой российского годового ВВП. Нормальное развитие малого (даже не среднего!) бизнеса могло бы приносить экономике триллион долларов ежегодно. Слушайте, давайте заплатим начальникам, чтобы они оставили нас в покое, — больше сэкономим.

Хотите победить коррупцию — убирайте государственное вмешательство в экономику. Да, в России воруют — но никто не говорит о большом воровстве в российских частных корпорациях. Как только дело доходит до частного бизнеса, выясняется, что собственник быстро наводит порядок в компании и находит способы мотивировать своих людей так, что воровство прекращается как–то само собой. Это не значит, что в российском частном секторе идеальный порядок, — но уровень воровства там намного ниже, чем в государственном.

Да, по факту сложилось так, что в России существует привилегированное сословие чиновников–миллионеров, сословие во многом наследственное, фактически "раса господ", сыновей, и внуков, и правнуков разных сталинских "командиров производства", лагерных начальников и их технической и интеллектуальной обслуги. Нам это может не нравиться, но так есть, и эти люди контролируют сейчас 80% экономики страны, сконцентрировав в своих руках огромные богатства. Но эти богатства остаются "нелегализованными", а значит, являются своего рода "токсичными активами". Никто не знает, что будет, если кто–то вдруг начнет всерьез проверять чиновничьи декларации, а также выяснять, на какие "сэкономленные копейки" были куплены дворцы, часы и акционерные пакеты. Поэтому эти миллионы спрятаны, вместо того чтобы работать. И сейчас нам нужна форменная сделка — признание чиновных богатств в обмен на свободу бизнесу и гражданам и независимый суд. И никакого карго–культа.

Новости партнеров
Реклама