Андрей Архангельский Все статьи автора
21 апреля 2017, 14:30 448

Банальность добра. Фильм "Жена смотрителя зоопарка" режиссера Ники Каро

Фото: Кинопоиск

 

С кино о Холокосте есть проблема эстетическая, переходящая в этическую. Холокост — худшее, что случилось с человечеством. Это "не укладывается в голове" — и именно такая реакция зрителя и будет единственно правильной. Но кино на эту тему с каждым годом все больше: тем самым тема нивелируется, размывается, превращается в штамп. Режиссер Сергей Лозница недавно снял документальный фильм "Аустерлиц" о туристах, которые посещают мемориалы на месте бывших концлагерей и, кажется, даже не помнят, куда попали.

Спасибо, что живой. Рецензия на фильм "Спасти Пушкина"

Спасибо, что живой. Рецензия на фильм "Спасти Пушкина"

585
Андрей Архангельский

Главная проблема фильма "Жена смотрителя зоопарка" (в основе — реальная история о смотрителях Варшавского зоопарка Яне и Антонине Жабинских, во время оккупации давших убежище 300 евреям) в том, что эта история рассказана наскоро, из–за чего мы не успеваем пережить ужас. Авторам нужно многое нам рассказать — и из–за большого количества информации ужас превращается в статистику.

Причем мы не можем упрекнуть в данном случае сценарий: в нем есть, например, весьма тонкие конфликты. Например, между Антониной Жабинской и директором Берлинского зоопарка, нацистом Лутцем Хеком, которого — по версии авторов фильма — всю оккупацию герои использовали в качестве прикрытия. Ради этого героиня даже вынуждена принимать ухаживания нациста. В ее верности муж вряд ли может сомневаться, но это только усиливает моральную интригу. "А какие у нас еще есть варианты?.." — отвечает жена мужу вопросом на вопрос (в главных ролях — Джессика Честейн и Йохан Хелденберг). Мы знаем, что в этот момент на территории зоопарка укрываются десятки еврейских семей с детьми.

Словом, актерам тут есть что играть, но мы даже не успеваем увидеть человеческого преображения самих героев, потому что им уже нужно "бежать" дальше, по сюжету. И в результате все пограничные ситуации, на грани жизни и смерти, разрешаются как бы скороговоркой. Впрочем, в таком случае нужно было бы сделать акцент именно на "банальности" морального выбора, если перефразировать Ханну Арендт.

Нужно было снять фильм о том, что экзистенциальное решение люди вынуждены принимать словно бы незаметно даже для самих себя — так в жизни, кстати, чаще всего и бывает. Никакого звона колоколов, карканья ворон или раскатов грома в этот момент не случается: просто люди в какое–то мгновение принимают решение вести себя так, а не иначе. Оставаясь на стороне человечности — или оказываясь по другую сторону. Можно было бы сделать акцент в фильме именно на заурядности принятия фундаментальных решений.

Но авторы избрали половинчатую тактику с самого начала: фильм не претендует на драматическую глубину (это не авторское кино, что и понятно), но в то же время это и не голливудский размах с акцентом не внешние эффекты — нечто среднее. И вот это "среднее" фильму на такую тему как раз и противопоказано.

Это превращает фильм в еще одну историю про Холокост, хотя сам материал, безусловно, заслуживает большего. Хотя, с другой стороны, может быть, это единственный на сегодня вариант рассказать эту историю людям, которые вообще об этом ничего не знают, не слышали?.. У автора, честно говоря, нет окончательного ответа.

Новости партнеров
Реклама