Андрей Архангельский Все статьи автора
21 апреля 2017, 14:30 345

Банальность добра. Фильм "Жена смотрителя зоопарка" режиссера Ники Каро

Фото: Кинопоиск

 

С кино о Холокосте есть проблема эстетическая, переходящая в этическую. Холокост — худшее, что случилось с человечеством. Это "не укладывается в голове" — и именно такая реакция зрителя и будет единственно правильной. Но кино на эту тему с каждым годом все больше: тем самым тема нивелируется, размывается, превращается в штамп. Режиссер Сергей Лозница недавно снял документальный фильм "Аустерлиц" о туристах, которые посещают мемориалы на месте бывших концлагерей и, кажется, даже не помнят, куда попали.

Преступление и покаяние. Рецензия на очень русский фильм "Последствия", снятый далеко за океаном

Преступление и покаяние. Рецензия на очень русский фильм "Последствия", снятый далеко за океаном

458
Андрей Архангельский

Главная проблема фильма "Жена смотрителя зоопарка" (в основе — реальная история о смотрителях Варшавского зоопарка Яне и Антонине Жабинских, во время оккупации давших убежище 300 евреям) в том, что эта история рассказана наскоро, из–за чего мы не успеваем пережить ужас. Авторам нужно многое нам рассказать — и из–за большого количества информации ужас превращается в статистику.

Причем мы не можем упрекнуть в данном случае сценарий: в нем есть, например, весьма тонкие конфликты. Например, между Антониной Жабинской и директором Берлинского зоопарка, нацистом Лутцем Хеком, которого — по версии авторов фильма — всю оккупацию герои использовали в качестве прикрытия. Ради этого героиня даже вынуждена принимать ухаживания нациста. В ее верности муж вряд ли может сомневаться, но это только усиливает моральную интригу. "А какие у нас еще есть варианты?.." — отвечает жена мужу вопросом на вопрос (в главных ролях — Джессика Честейн и Йохан Хелденберг). Мы знаем, что в этот момент на территории зоопарка укрываются десятки еврейских семей с детьми.

Словом, актерам тут есть что играть, но мы даже не успеваем увидеть человеческого преображения самих героев, потому что им уже нужно "бежать" дальше, по сюжету. И в результате все пограничные ситуации, на грани жизни и смерти, разрешаются как бы скороговоркой. Впрочем, в таком случае нужно было бы сделать акцент именно на "банальности" морального выбора, если перефразировать Ханну Арендт.

Нужно было снять фильм о том, что экзистенциальное решение люди вынуждены принимать словно бы незаметно даже для самих себя — так в жизни, кстати, чаще всего и бывает. Никакого звона колоколов, карканья ворон или раскатов грома в этот момент не случается: просто люди в какое–то мгновение принимают решение вести себя так, а не иначе. Оставаясь на стороне человечности — или оказываясь по другую сторону. Можно было бы сделать акцент в фильме именно на заурядности принятия фундаментальных решений.

Но авторы избрали половинчатую тактику с самого начала: фильм не претендует на драматическую глубину (это не авторское кино, что и понятно), но в то же время это и не голливудский размах с акцентом не внешние эффекты — нечто среднее. И вот это "среднее" фильму на такую тему как раз и противопоказано.

Это превращает фильм в еще одну историю про Холокост, хотя сам материал, безусловно, заслуживает большего. Хотя, с другой стороны, может быть, это единственный на сегодня вариант рассказать эту историю людям, которые вообще об этом ничего не знают, не слышали?.. У автора, честно говоря, нет окончательного ответа.

Новости партнеров
Реклама