Фото: Дмитрий Грозный

"Грозный обзор". Ресторан "Юнга Seafood & Bar"

Дмитрий Грозный отправился на улицу Рубинштейна, на которой открылся очередной ресторан под названием "Юнга".

— Я даже обманывать не буду, — говорит официантка Алена из нового ресторана "Юнга Seafood & Bar" и заразительно смеется. Алена — вообще сама непосредственность: признается, что печень трески извлечена из консервной банки, а барабулька — на самом деле морозулька, то есть прибыла в ресторан в замороженном виде. Именно такая правдивость и вызывает доверие. А что еще нужно, когда переступаешь порог рыбного заведения!

Даже подсчитывать не буду, какая это по порядковому номеру точка общепита на улице Рубинштейна — все равно уже завтра эта цифра будет неверна. Кажется, я когда–то сидел на этой веранде, бывшей в то время восточным рестораном. Но ныне настали рыбные времена: это понятно уже по ручке двери, вернее, выполняющей ее функции руке с зажатой воблой.

Помимо стеклянного павильончика есть основной зал, к потолку которого подвешен лодочный скелет, а стены украшают разноцветные весла. Ни дать ни взять — бар для серферов, если только сменить пейзаж за окном. Уверенно пахнет жареной рыбой или чем–то подобным, через несколько минут к этому привыкаешь (или, может быть, смиряешься), но первого вдоха не забыть. Гардероб есть, но хостес так неопытна, что забывает предложить раздеться. Саундтрек состоит из Dire Straits и другой взрослой музыки, а публика, напротив, юна.

Не успеешь присесть к столу, как перед тобой оказывается рюмка. С таежным чаем. Этот местный комплимент делают из можжевельника, шишек, розмарина и каких–нибудь ягод. В данном случае клюквы, но, говорят, бывает и черная смородина.

Демократичные рыбные заведения сейчас, что называется, в тренде. Хотя это почти оксюморон: ведь в наш приморский город почти вся рыба и прочие морские гады прибывают в замороженном виде, а все остальное признаками демократичности уже не обладает.

Наибольшее количество блюд в "Юнге" готовят из краба (380–990 рублей). Для мясоедов против обыкновения ничего не предусмотрено. Винная карта чрезвычайно игрива. Еще можно представить, какие вина скрываются в разделе "Свежее, как морской бриз" или даже "Поднять паруса!", но как идентифицировать напитки "Чао, бамбино" или "В Петербурге снова дожди"? По бокалам же здесь разливают ровно дюжину вин (250–450). Есть еще настойки и наливки (150), самая необычная из которых — клубника–чили: первое ощущение — будто хлебнул клубничного супа, и лишь потом возникает бодрящее перченое послевкусие. Откровенно радуешься, что в "Юнге" обошлись без слова "брускетта". Здесь просто бутерброды. Тот, что с форшмаком (120), вполне неплох. Жюльен с рапанами и сыром дор блю (270) запекают в раковине морского гребешка. Чтобы блюдо зрительно казалось больше, раковину приносят в ящике, наполненном черными камушками. Сами кусочки рапана в жюльене оказались очень неравноценными: попадались откровенные "стирательные резинки".

Когда видишь тарелку с салатом из камчатского краба, наконец осознаешь, что между всеми блюдами в "Юнге" есть нечто общее. Да, это веточки зеленого гороха, которыми здесь украшают все подряд — и салаты, и закуски, и супы, и горячие блюда! Слишком завидное постоянство! К крабовому мясу прилагается много авокадо, огурцы, черри и листики корна. Еще хорошо чувствуется тархун, он же эстрагон. Сочетание нежное, и все–таки хочется понять, где же обещанная медово–горчичная заправка?

Суп из копченых томатов с адыгейским сыром хорош, но не хватает вкусовых акцентов. Почему бы не добавить, к примеру, тигровых креветок, которые здесь среди прочего коптят на ольхе!

Филе ладожского судака соседствовало c рисом неро и муссом из тыквы. Рис был неожиданно прекрасно сладок благодаря луковому джему, а вот сам судак, к сожалению, пересушили.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Скажу откровенно: особых ожиданий, связанных с кальмаром–гриль (380), не было, но в реальности это оказался суперкальмар, кальмар с настоящей большой буквы. Очень редко получается приготовить его настолько нежным, тем более без сувида.

Десертов в "Юнге" до недавнего времени не было вовсе, а сейчас есть один — ганаш. Это оказался совсем не крем, а плотный шоколадный шарик, зато в сопровождении воздушного чизкейка. К десерту приносят только ложку, но без ножа не обойтись. Ведь третьим основным элементом десерта была груша в вине, просто на редкость деревянная. Так ведь и то правда: настоящий юнга не должен ждать сладкой жизни.

Дмитрий Грозный Все статьи автора
17 февраля 2017, 17:22 1270
Новости партнеров
Реклама