Павел Горошков pavel.goroshkov@dp.ru Все статьи автора
7 сентября 2016, 23:32 172

По праву интеллекта

Фото: Ишкиняева Надежда

В2016 году на правовом поле в сфере интеллектуальной собственности появились новые ростки — 25 административных регламентов предоставления Роспатентом госуслуг. Последний из них (о госрегистрации) вступил в силу в середине августа 2016 года. Еще Роспатент предложил реформировать систему регистрации интеллектуальных прав, заменив предварительную экспертизу процедурой оппозиции. Участники рынка собрались за круглым столом "ДП", чтобы задать свои вопросы представителям Роспатента.

Павел Савицкий, советник Borenius:

Очень интересна была первая половина 2016 года, давшая нам пищу для размышлений в виде новых законодательных инициатив и обращений к профессиональному сообществу за комментариями. Так, Роспатент провел обсуждение возможного изменения существующей ныне экспертизы товарных знаков по существу. Сейчас процедура такова, что Роспатент играет активную роль и проверяет, не нарушает ли новая заявка на товарный знак права других правообладателей. Рассматривается идея о частичной замене такой экспертизы — публикацией заявок для сбора возражений заинтересованных правообладателей. Если нет возражений или если они сняты, товарный знак будет зарегистрирован. Этот механизм известен за рубежом как "процедура оппозиции", он позволяет снизить роль субъективного фактора и ускорить сам процесс регистрации.

Так сложилось исторически, что юридическая фирма Borenius представляет зарубежных правообладателей, они давно привыкли к таким механизмам, их приветствуют и одобряют. Вместе с тем в России нужно внедрять зарубежные юридические механизмы с большой осторожностью, внимательно их обсуждать и готовить рынок заранее. Мы очень рады началу этого обсуждения и хотели бы, чтобы оно прошло с привлечением широкого круга заинтересованных лиц. Этот механизм в определенном смысле уже постепенно внедряется. Законодательство с недавнего времени позволяет направлять в Роспатент возражения против предоставления правовой охраны по заявкам на товарные знаки, и Роспатент теперь обязан учитывать аргументы таких возражений. Мы активно пользуемся данным инструментом, и он работает. Далее о судебной практике. Я бы отметил, что споров по товарным знакам и авторскому праву во много раз больше, чем патентных. Интересная статистика опубликована на сайте Суда по интеллектуальным правам по спорам, рассмотренным в 2015 году. По первой инстанции рассмотрено свыше 500 дел о недействительности или досрочном прекращении товарных знаков и около 60 дел о недействительности патентов и об установлении патентообладателя. В кассации, где пересматриваются решения других судов, показатели иные, но соотношение аналогичное.

Еще один аспект развития практики касается авторского права. И в России, и в ЕС авторскому праву еще есть куда развиваться, так как судебной практики рынку не хватает, а этот вид прав имеет очень большое экономическое и даже политическое значение. Порой мы наблюдаем изменения, которые оказываются в интересах одних групп правообладателей и ущемляют права других групп. Так, осенью 2015 года Верховный суд опубликовал обзор судебной практики по спорам о защите интеллектуальных прав, и нас озадачили неоднозначные выводы ВС по некоторым вопросам. Вопросы вызывает резонансный тезис об авторских правах на персонажи мультфильмов. Этот вопрос имеет принципиальное значение в отношении прав на мультфильмы из так называемой золотой коллекции советского кино. По нашему мнению, судебная практика здесь еще не сложилась, но ВС смело констатирует, что авторские права на персонажи принадлежат киностудиям, не уточняя при этом, как быть с правами авторов произведений на свои работы, которые, по ранее действовавшему законодательству, остаются за авторами. К примеру, если подана заявка на товарный знак с образом известного персонажа, это может привести к нарушению авторских прав. Но каких: только киностудии или также отдельных авторов и их наследников?

Интересно, что и законодатель, и Роспатент, и сами правообладатели постепенно начинают воспринимать объекты интеллектуальной собственности в меньшей степени как простой актив и в большей степени как средство конкурентной борьбы. Все больше патентных споров и споров о товарных знаках между крупными игроками рынка, все выше интенсивность каждодневной работы экспертных отделов правообладателей. Правда, на этом фоне мы наблюдаем рост того, что называется корпоративным шантажом или "гринмейлом". Например, регистрация патентов или товарных знаков с единственной целью заработать на чужом бизнесе, предложив выкупить эти патенты или товарные знаки под угрозой спора об их нарушении. Мы сейчас ведем ряд дел этой категории. Должен сказать, что российские недобросовестные компании становятся все более опытными и изощренными.

Ярослава Горбунова, патентный поверенный "Городисский и партнеры":

Наша фирма специализируется на интеллектуальной собственности, и я сопровождаю сделки с объектами этого вида права, в том числе процедуру их регистрации. Я этим занимаюсь уже 8 лет и вижу, как все развивается. Могу сказать, что сроки рассмотрения заявлений — это действительно больное место для тех клиентов, которые к нам обращаются.

Когда я говорю им, что это займет 2–2,5 месяца, я слышу в ответ вопрос: "Сколько?! А можно ли это как–то ускорить?" И я начинаю объяснять, что никакого ускорения не существует, вот 2 месяца, надо набраться терпения и подождать. Выходят новые административные регламенты, мы приступили к их чтению и видим, что все сроки увеличились. Раньше по регистрации договоров был установлен срок 2 календарных месяца. Теперь в регламенте указано 45 рабочих дней на саму регистрацию плюс на изготовление свидетельства и прочие дополнительные действия — итого 68 рабочих дней.

Тут у меня включился калькулятор: давайте возьмем самый пессимистичный вариант — 31 декабря. По пути мы встречаем новогодние праздники и самый короткий месяц года, в результате запись в реестре мы увидим не раньше 9 марта. А все документы будут готовы и отправлены нам где–то 11 апреля. И мы видим другой вариант, когда государственный орган Росреестр регистрирует переход прав на недвижимое имущество за 10 рабочих дней. При этом там тоже проводится правовая экспертиза документов. При этом момент перехода прав тоже поставлен в зависимость от госрегистрации, то есть даты внесения в реестр, и получается, что в принципе для бизнеса проходит где–то 2 месяца, прежде чем он сможет приступить к использованию приобретенного им товарного знака или изобретения. Это большой срок. А время — деньги. И возникает справедливый вопрос: почему, когда компании вкладывают деньги, пытаются оптимизировать бизнес–процессы, чтобы сталкиваться с вызовами времени, госорганы не пытаются сделать свои услуги более доступными, более эффективными, более оперативными? Кроме того, сейчас нас государство активно призывает и стимулирует подавать заявления в электронной форме, в частности уменьшением пошлин. Это хороший стимул для клиентов. Плюс оперативность для нас — она, безусловно, этого стоит. Соответственно, нам предлагают два варианта подачи: через сайт Роспатента и через сайт госуслуг.

Мы сами переходим на электронный документооборот, и электронная подача документов нам только кстати. Это было заметно в прошлом году, когда мы подали больше 4 тыс. заявок в электронной форме (это 1 / 4 от всех электронных заявок, поступивших в Роспатент в 2015–м). Лицензия на ПО, поддерживающее одну электронную подпись для подачи заявок через сайт Роспатента, обходится примерно в 3600 рублей в год. Оно безальтернативно: нет никакого государственного центра, который бы выдавал такие сертификаты. И за 108 наших патентных поверенных фирма, получается, вынуждена платить деньги коммерческой компании, ООО. Через сайт же госуслуг, не требующий электронной подписи, подать заявление крайне затруднительно из–за обработки персональных данных и общего несовершенства форм в части невозможности корректного указания адреса.

Ирина Иванова, заместитель генерального директора ООО "ЛВЦ":

У нас идет много подвижек в законодательстве по авторскому праву, а также осмысление правообладателей как субъектов экономической деятельности. Сейчас кризис, и субъекты авторского права хотят получать вознаграждение за свои произведения и хотят это вознаграждение отслеживать. Сейчас нам как юристам по интеллектуальной собственности необходимо отслеживать тот момент, когда произойдет сдвиг в законодательстве по коллективному управлению авторскими правами.

В конце июля 2016 года был официально зарегистрирован Российский авторский союз, который позиционирует себя как организация, которая будет достаточно открыто предоставлять сведения о собранном вознаграждении и о его распределении. Потому что всем давно известное Российское авторское общество своим правообладателям при начислении авторского вознаграждения в автоматическом режиме такую информацию не предоставляет. Только перечисляет, без указания, за что, за какие произведения.

И это многие годы является большой проблемой. Потому что таким образом правообладатели как создатели произведения лишаются возможности контролировать свое вознаграждение.

Сейчас юридическим компаниям в сфере интеллектуальной собственности надо отслеживать изменения, которые происходят. Есть тенденции по отмене обязательной аккредитации авторских сообществ, общества будут объединяться тем или иным образом. огу сказать, что интеллектуальная собственность является орудием конкурентной борьбы и способствует развитию конкуренции.

Дмитрий Травников, начальник управления организации предоставления госуслуг Роспатента:

Сегодня наша главная задача, на которую мы тратим большие силы, – это создание единого регулятора в сфере интеллектуальной собственности на базе Роспатента. С чем это связано? В настоящее время полномочия в сфере интеллектуальной собственности разделены между несколькими органами госвласти. И так получается, что для каждого из этих органов, кроме Роспатента, полномочия в этой сфере не являются основными. Им не уделяется необходимого внимания. Если такие полномочия будут объединены в едином органе Роспатенте, эффективность госрегулирования в этой области повысится.

Еще одна инициатива – институт предварительных заявок. Чем это хорошо? Данный механизм поможет заинтересованным лицам зафиксировать приоритет в отношении технической разработки. Достаточно подать в Роспатент документ, в котором будет раскрыта сущность технического решения, и затем в течение года вы сможете воспользоваться этим приоритетом при подаче заявки на изобретение или полезную модель. Таким образом, например, научные организации, для которых важно скорейшее опубликование своих достижений, смогут зафиксировать приоритет, подав предварительную заявку.

В течение последних двух лет мы много внимания уделяли разработке подзаконных актов, которые регулируют представление государственных услуг в сфере ИС. За это время разработаны, направлены на госрегистрацию в Минюст, зарегистрированы и опубликованы административные регламенты и сопутствующие нормативно-правовые акты по 25 госуслугам. Это на самом деле достаточно серьезная большая работа, которую мы в данный момент уже завершаем. Остался только один регламент, который необходимо принять, – это административный регламент по патентным поверенным.

Сейчас проходит большая работа по внедрению административных регламентов, обеспечению их надлежащего применения при предоставлении государственных услуг, а также осуществляется проведение сопутствующих мероприятий – в первую очередь актуализация сведений на Едином портале государственных услуг и обеспечение возможности обращаться за получением государственных услуг в электронной форме через данный портал. В ближайшее время мы планируем обеспечить возможность получения в электронной форме всех 26 государственных услуг Роспатента. Но, разумеется, есть еще возможность подачи заявки с использованием нашего сайта.

К сожалению, с вопросами судебной практики в части нарушений интеллектуальных прав мы сталкиваемся не часто: нас очень редко привлекают в качестве третьих лиц, но складывающаяся практика действительно интересная. По поводу авторского права – в полномочия Роспатента эта сфера долгое время не входила, но сейчас Григорий Ивлиев, который в последние годы занимался вопросами авторского права в Министерстве культуры, возглавляет Роспатент. Теперь эти вопросы для нас тоже важны, и мы будем уделять им все больше внимания. В особенности, если будет создан единый регулятор в сфере ИС на базе Роспатента, в компетенцию которого будут входить вопросы авторского права.

Действительно интеллектуальная собственность в последнее время все чаще используется как инструмент конкурентной борьбы, но мне кажется, что это следует из самой сути этого института. Товарный знак не только индивидуализирует товар, но и способствует передаче потребителю информации о предполагаемых качествах, конкурентных преимуществах товара. Поэтому правообладатель старается поддерживать определенный уровень качества продукции. Изобретения, полезные модели в определенных случаях также позволяют снизить стоимость товара, повысить его конкурентоспособность. Поэтому могу сказать, что интеллектуальная собственность является орудием конкурентной борьбы и способствует развитию конкуренции.

По поводу обществ по коллективному управлению правами и распределения вознаграждений. Мне кажется, главная проблема здесь – это открытость. Понятно, что кто-то в любом случае останется недовольным той частью вознаграждения, которая была определена ему, считая, что эта часть несоразмерна его вкладу или объемам использования его произведения. И главное в этой ситуации – это открытость, внешний аудит, какие-то механизмы, которые позволят авторам следить за распределением собранных авторских вознаграждений. И в этой ситуации все недовольства исчезли бы на корню, если бы авторы могли понимать алгоритм определения размера их вознаграждении.

Говоря об авторском праве, не могу не упомянуть недавно созданный Национальный реестр интеллектуальной собственности (НРИС). Мы поддержали создание НРИС, в состав учредителей которого вошло наше подведомственное учреждение – РГАИС. НРИС позволит не только зафиксировать авторство, но и с использованием технических средств выявлять нарушения авторских прав. Эта система может быть использована как витрина, способствующая заинтересованным лицам в коммерциализации их интеллектуальной собственности. Важно отметить, что базовые опции НРИС будут бесплатными, придётся оплачивать только дополнительные сервисы.

По поводу длительности регистрации договоров. В первую очередь, мы понимаем, что сокращение сроков является одной из наших основных целей. Но и наши пользователи должны понимать, что нельзя с завтрашнего дня в административном регламенте написать «5 рабочих дней» и регистрировать договоры в этот срок. Этот вопрос упирается, прежде всего, в финансирование Роспатента, которое не растет, а наоборот урезается. Но даже в этой ситуации мы стараемся сокращать сроки. Мы чувствуем, что такой запрос от общества по некоторым нашим услугам есть. И, например, по экспертизе заявок на товарные знаки мы до конца года планируем сократить срок до 10 месяцев. По поводу новых сроков регистрации договоров: фактически, срок как был так и остался. В месяце в среднем 22 рабочих дня, было два месяца, стало 45 рабочих дней. Действительно, в новый год и в майские праздники выходит увеличение, но из-за двух раз в году не следует говорить, что сроки в целом существенно увеличиваются.

Роман Захаров, заведующий отделением товарных знаков и промышленных образцов Федерального института промышленной собственности

Тема, которая вызвала много споров — это процедура оппозиции. Поскольку мы обсуждаем этот вопрос в кругу специалистов, все прекрасно знают, что и система которая существует у нас сейчас, и процедура оппозиции — в них нет ничего нового. И та и другая идеи имеют право на жизнь. Другой вопрос — насколько та или иная система благоприятна для делового климата. Насколько удобно регистрировать товарные знаки, насколько эффективно можно оспаривать права на товарные знаки.

Говорить о том, что уже сейчас какое-то решение принято, наверное преждевременно. Но можно сказать, что основной момент вызывающий сомнения у бизнеса — не введет ли переход на процедуру оппозиции необходимость постоянно мониторить подаваемые заявки? То есть, на всю жизнь себя подписать на сервис патентных поверенных, по существу ежегодно платить для того чтобы отслеживать подачу сходных товарных знаков. Как это будет решено на практике — сейчас сказать сложно, но можно точно констатировать, что реакция неоднозначная, и нужно уже ее анализировать и находить способ минимизировать те негативные последствия, которые уже сейчас видны экспертному сообществу.

В принципе речь идет об одной простой вещи — о сроках рассмотрения заявок. Процедура оппозиции рассматривается как механизм сокращения сроков. Для того чтобы принять обоснованное решение о введении процедуры оппозиции, нужно сначала попытаться достичь максимального сокращения сроков в существующей системе. У нас стоит задача до конца года сократить срок рассмотрения заявок до 10 месяцев. Как известно, на начало этого года этот срок составлял 13 месяцев. А к концу 2017 года – до 7 месяцев. После этого исходя из того, получится ли у нас это реализовать, можно будет говорить о целесообразности перехода на процедуру оппозиции. Сейчас в основном принимаются меры организационного характера, мы смотрим слабые места в технологии рассмотрения заявки, ищем пути совершенствования этого механизма, и пытаемся отрегулировать практику, чтобы идти навстречу заявителю, побольше регистрировать знаков, а рынок нас рассудит..

Новости партнеров
Реклама