Александр Сологуб, редактор Все статьи автора
2 июня 2016, 16:19 504

Почему слабый рубль вреден российской промышленности

Фото: Петр Ковалев

Редактор "ДП" Александр Сологуб о том, почему слабый рубль вреден российской промышленности.

Слабый рубль не то чтобы бесполезен, а даже вреден российской промышленности. К такому разрушающему мифы выводу пришли специалисты департамента исследований и прогнозирования Банка России. Ведь в России принято считать, что слабый рубль — это благо: экспорт растет, бюджет наполняется. Однако опыт значительно более развитых и успешных в экономическом плане европейских соседей говорит об обратном.

Обрабатывающая промышленность РФ в августе возобновила рост

Обрабатывающая промышленность РФ в августе возобновила рост

177

Банк России совместно с Институтом экономической политики им. Е. Т. Гайдара опросил 263 промышленников и 109 фермеров. Главный вывод исследователей: "Большинство респондентов высказали заинтересованность в крепком и устойчивом курсе национальной валюты". Респонденты заявили, что крепкий рубль позволит приобрести импортное оборудование для модернизации производства, снизить себестоимость продукции, повысить ее конкурентоспособность на внешних рынках. А для выхода на новые рынки и увеличения экспорта необходимы инвестиции в создание новых производств или улучшение качества товаров. "Заинтересованность предприятий в ослаблении рубля для повышения конкурентоспособности с импортом на внутреннем рынке отсутствует", — резюмируют исследователи.

Сразу почему–то вспомнилась книга "Благосостояние для всех" немецкого профессора экономики Людвига Эрхарда. Главное его отличие от большинства экономических профессоров в том, что этот ученый в 1946 году возглавил министерство экономики Западной Германии, оккупированной Великобританией и США, а в 1963 году стал федеральным канцлером. Послевоенная экономика Германии — если не 100%–ная импортозависимость, то что–то близкое к этому плюс крах денежно–кредитной системы.

Людвиг Эрхард положил конец спорам о том, какой должна быть экономика — плановой или рыночной. Он ни на миг не сомневался, что именно рыночной со свободой предпринимательства. При этом рожденная в 1948 году немецкая марка должна быть сильной и стабильной, а промышленность ориентирована на экспорт. "Я готов убеждать каждого немца, пока он не устыдится, что не поддерживает усилия, направляемые на поддержание устойчивости валюты", — говорил Людвиг Эрхард.

Если вкратце, секрет "немецкого чуда" в том, что немцы покупали за границей оборудование, сырье, комплектующие, перерабатывали у себя и продавали внутри страны и соседям товары высокого качества по конкурентоспособным ценам.

До реального ощущения роста благосостояния прошло чуть более 20 лет. Сами немцы, которые помнят те времена, говорят, что жизнь в стране начала заметно налаживаться в 1970–х, когда большинство людей принялись обновлять жилье, транспортные средства и т. п.

Опыт Людвига Эрхарда вполне может стать полезным для российских элит сейчас, когда экономический совет при президенте РФ в очередной раз определяет судьбу России: то ли напечатать денег и раздать всем желающим на инвестиции, то ли сократить бюджетные расходы, реформировать правоохранительную, судебную системы. Хотя… Последний сценарий плохо стыкуется с нынешней политикой, а первый ухудшит ситуацию: разгонит цены. Поэтому, вероятно, пока все останется как есть.

Новости партнеров
Реклама