Маргарита Кудрявцева margarita.kudryavtseva@dp.ru Все статьи автора
20 апреля 2016, 23:33 26

Попали под нож

Зачем звездам кино вечная молодость — понятно, но, как выясняется, политикам она нужна не меньше.

Политики появляются на публике не реже, чем, скажем, звезды кинематографа. И их не реже, чем актеров и актрис, обвиняют в использовании услуг пластических хирургов. Конечно, наверняка утверждать, что тот или иной политик балуется уколами красоты, никто не станет. В конце концов, может, управление страной такое специфическое и полезное для здоровья занятие, что все к нему причастные враз превращаются в Бенджаминов Баттонов и начинают молодеть прямо на глазах.

Впрочем, иногда в эти истории чудесных превращений просачивается реальность. Так, например, в случаях с бывшим главой Грузии Михаилом Саакашвили и президентом Армении Сержем Саргасяном СМИ удалось узнать даже о стоимости процедур, которые якобы помогли политикам стать немного моложе. Уколы ботокса бывшего лидера Грузии оценили в $11,5 тыс., а стоимость омолаживающего массажа и введения стволовых клеток для армянского президента составила, по оценкам СМИ, примерно $200 тыс.

А вот бывший председатель совета министров Италии Сильвио Берлускони, чей вид последние десятилетия остается неизменным, вообще не сильно–то и скрывал свое увлечение пластической хирургией.

Скрыть нельзя признаться

Кстати, именно к такому поведению призывали всех публичных персон, в том числе и политиков, в 2013 году журналисты одного из старейших американских изданий The Atlantic. В качестве примера автор статьи приводила бывшую первую леди США Бетти Форд, еще 30 лет назад признавшуюся в том, что она легла под нож пластического хирурга.

Идея, предложенная The Atlantic, вроде бы всем хороша. Ведь если результат работы хирургов и так заметен, то почему бы открыто во всем не признаться? Но проблема в том, что после этого политикам, видимо, придется объясниться — зачем они так поступили и за чей счет. И правда, зачем?

Когда речь идет о кинозвездах и телеведущих, здесь все ясно. Изменения внешности помогут им не выйти в тираж с появлением первых признаков старения. В конце концов, их действительно хотят видеть вечно молодыми. Другое дело — политики. Свежий вид не влияет на качество управления страной. А слишком юный вид государственного деятеля, напротив, может сыграть против него — его начнут подозревать в неопытности.

По мере необходимости

Правда, известны случаи, когда у политиков действительно были серьезные причины прибегнуть к услугам пластических хирургов. Так, говорят, что чилийский революционер Луис Корвалан смог нелегально вернуться на родину в начале 1980–х, до падения режима Пиночета, именно благодаря пластическим операциям, изменившим лицо политика до неузнаваемости. Кроме внешности пришлось изменить и имя. В противном случае противника режима опознали бы, и тогда ему грозили бы заключение или смерть.

Тот же Сильвио Берлускони был вынужден прибегнуть к услугам пластических хирургов после инцидента в 2009 году, когда житель Милана кинул статуэтку собора Дуомо прямо в лицо политику. В результате покушения у Берлускони был сломан нос, выбиты несколько зубов и повреждена губа. Справляться с последствиями нападения бывшему премьеру пришлось при помощи пластических хирургов.

Но случаи, когда внешние обстоятельства вынуждали политиков прибегнуть к операциям, крайне редки и не имеют ничего общего с омолаживающими процедурами. А вот значение последних в жизни политиков действительно остается загадкой. Вот, например, есть мнение, что пластические хирурги трудились и над внешностью ливийского лидера Муаммара Каддафи. А сам он якобы даже признавался, что не хотел, чтобы народ видел, как он стареет. Казалось бы, зачем руководителю революции вечная молодость? Но если задуматься, то в случае, когда речь идет о тоталитарном режиме, желание бессменного лидера выглядеть моложе вполне объяснимо. Ведь стареющего диктатора будут ассоциировать со слабостью, а это в итоге может привести к нежелательным последствиям — волнениям, свержению режима. Кроме того, когда лидер у власти уже несколько десятилетий, народ может начать беспокоиться из–за несменяемости власти. Но десятилетия будут подсчитывать не все, а вот заметно постаревший политик, которого многие помнят совсем юным, точно не даст забыть о том, как долго он уже находится у власти.

Новости партнеров
Реклама