Лев Лурье, историк Все статьи автора
2 апреля 2016, 12:48 2482

Историк Лев Лурье про судейский квартал

Фото: Кульгун Андрей

Историк Лев Лурье описывает метаморфозы судейского квартала. По поводу откуда ни возьмись появившегося проекта историк приводит слова Никиты Явейна: "Трудно представить, чтобы такой суд построили в Европе и даже в Азии. Может быть, в Северной Корее"

Меньше чем через 2 недели, 11 апреля, Совет по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга рассмотрит концепцию застройки Ватного острова. Ее предлагают архитекторы Евгений Герасимов и Сергей Чобан. Это уже третий проект квартала на этом участке. Предыдущие два воплощены не были: гиблое место.

Историк Лев Лурье о новой Национальной гвардии

Историк Лев Лурье о новой Национальной гвардии

1715
Лев Лурье, историк
Историк Лев Лурье о новой Национальной гвардии

Историк Лев Лурье о новой Национальной гвардии

1715
Лев Лурье, историк

Между "Юбилейным" и Биржевым мостом прежде стоял оборонный институт "Гипрохим". Его снесли, "ВТБ Девелопмент" во главе с Сергеем Матвиенко должен был возвести жилье, проектировали его все те же Герасимов и Чобан. После отъезда Валентины Ивановны в Совет Федерации площадку выкупило Управление делами президента РФ. В 2013 году был объявлен конкурс на постройку здания Верховного суда (который должен переехать из Москвы в Петербург) и Театра балета Бориса Эйфмана. Конкурс выиграло архитектурное бюро Максима Атаянца.

У проекта Атаянца было немало поклонников в архитектурном сообществе. Доллар стоил 32 рубля — дорогущий замысел казался вполне реальным. Однако наученные горьким опытом двух знаменитых долгостроев — "Газпром–арены" и второй сцены Мариинского театра — жители начали роптать. Петербуржцы помнили, чем закончилась предпринятая Управлением делами попытка создать в томоновской Бирже площадку по торговле углеводородами. Военно–морской музей так и не оправился от переезда в Крюковские казармы, Биржа до сих пор пустует. Отдавать последний незастроенный участок центра, обок с Ростральными колоннами и Петропавловской крепостью, под административный квартал не хотелось. Здесь уместнее всего смотрелся бы парк, замыкавший зеленое полукольцо между островами, Кронверком и Петровской набережной. За пару недель 17 тыс. человек подписали письмо с требованием отказаться от стройки.

В проект внесли изменения, отказались от строительства жилого дома для судейских, увеличили зеленую зону. Но тут вдруг происходит поворот: Управление делами отказывается от предыдущего замысла и без всякого конкурса отдает квартал двум архитектурным бюро — Герасимова и Чобана (заметим, что в свое время эти архитекторы проиграли на конкурсе Атаянцу с разгромным счетом).

На днях новый проект опубликовала "Фонтанка". У Герасимова и Чобана больше зелени, чем в проекте Максима Атаянца. Парк не парк, но вместе с расположенным напротив, через проспект Добролюбова, Князь–Владимирским сквером получается гуманистическое общественное пространство: скамейки для пенсионеров, детские площадки, лают сенбернары и таксы. С набережной Макарова — вид на Князь–Владимирский собор. Вдоль Малой Невы — пешеходная набережная — бульвар. Обещают кафе.

Наибольшие сомнения связаны с архитектурой самого здания Верховного суда. Один из лучших зодчих Петербурга Никита Явейн прокомментировал ее так: "Трудно представить, чтобы такой суд построили в Европе и даже в Азии. Может быть, в Северной Корее. Когда я увидел — вздрогнул. И думаю, не я один. Надеюсь, это переделают".

В ответ на мои личные сомнения в эстетике его Верховного суда Евгений Герасимов ответил: "Не надо быть святее папы римского. Если спросить петербуржцев, что им нравится больше — сталинская архитектура или хрущевки с брежневками, ответ будет однозначным. Я бы на месте Лурье за всех петербуржцев не говорил".

За всех петербуржцев я не отвечаю, но сталинская, хрущевская и брежневская архитектура бывает разной. Думаю, никто бы не возражал, если бы Герасимов представил проект, равный хрущевским Финляндскому вокзалу и ТЮЗу или брежневскому аэропорту Пулково.

Историк Лев Лурье о взаимной ненависти в российской политике

Историк Лев Лурье о взаимной ненависти в российской политике

1362
Лев Лурье, историк

Качественный сталинский ампир (а именно к этому стилю отсылает нас здание Евгения Герасимова) бывает двух сортов — советский уютный бидермейер (скажем, жилой дом, построенный Евгением Левинсоном на углу Пестеля и Фонтанки) или пафосные тоталитарные гиганты. Их семантика — мощь и победоносность государства. И они хороши, когда архитектор в эту идеологию верит — таковы Дом Советов и Кировский райсовет Ноя Троцкого, стадион имени Кирова Александра Никольского. Это — искренняя архитектура.

Но сталинизм породил и фальшивых тяжеловесных уродов — здания "Ленпроекта", Академии легкой промышленности (Суворовский, 52), "Литературный дом" на Невском пафосны карикатурно. Архитектурный проект Евгения Герасимова тяготеет скорее к этим постройкам.

Впрочем, доллар теперь не 32 рубля, а 69. Надеюсь, скорее всего, наши споры об архитектурном проекте судейского квартала будут иметь чисто теоретический характер. Зараженный "Гипрохимом" участок рекультивируют, а суд оставят в Москве: там ему и место. Театр, утопающий в зелени, ветерок с Невы, цепочка кафе вдоль воды: что может быть лучше.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама