Ольга Мягченко, Наталья Ковтун Все статьи автора
30 сентября 2015, 01:15 5385

Среди бизнесменов, осваивающих бюджет, начался естественный отбор

Фото: PHOTOXPRESS

Из–за падения цен на нефть денег в России стало меньше. Среди предпринимателей, которые специализировались на освоении бюджетных средств, начался естественный отбор. Если в 1990–х гремели выстрелы, то теперь многие бизнесмены просто оказались за решеткой.

Сокращение общего количества денег в России, вызванное тем, что с начала 2014 года цена нефти упала более чем вдвое, привело к ужесточению борьбы бизнесменов за кусок бюджетного пирога. Начался естественный отбор в среде предпринимателей, которые строили бизнес на государственных деньгах, считает известный экономист, глава Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Экс-директор Центрального военно-морского музея получил 9 лет колонии строго режима

Экс-директор Центрального военно-морского музея получил 9 лет колонии строго режима

604

В благодатные для российской экономики времена, когда нефть стоила $105–115 за баррель и денег хватало всем, виновные в крупных финансовых нарушениях почти всегда уходили от ответственности. Теперь использовать государственную казну в прежних масштабах уже невозможно, и конкуренты принялись уничтожать друг друга.

В отличие от лихих девяностых, когда конкурентов ликвидировали в буквальном смысле этого слова, сейчас и власти, и бизнесмены прибегают к помощи Уголовного кодекса. Уголовные дела вокруг "Ленэнерго", "Оборонсервиса", Военно–морского музея, банка "Таврический" и другие — лишь начало масштабного передела денежной массы.

"Счастливая неожиданность"

На днях завершилось одно из знаковых судебных разбирательств в Петербурге — спор между Российской национальной библиотекой (РНБ) и компанией "Невисс–Комплекс", которая выступала генподрядчиком строительства 2–й очереди библиотеки. Из–за этого процесса, начавшегося 2 года назад, работы на строительстве РНБ были заморожены.

Глава "Невисса" Александр Швирикасов пытался взыскать с РНБ 411 млн рублей за якобы выполненные и не оплаченные работы по строительству библиотеки и доказать право генподрядчика остаться на объекте.

Как стало известно "ДП", 24 сентября суд принял решение расторгнуть контракт с генподрядчиком, взыскав с него аванс 57,8 млн рублей.

"Теперь проект будет реанимирован. Через месяц будет объявлен новый конкурс на генподряд. Завершить работы в РНБ нужно в I квартале 2017 года. Предстоит инвентаризация возведенных конструкций и технологического оборудования — за время суда оно отчасти устарело, отчасти было утрачено. Здание готово на 90%. Но работы слишком долго не велись", — говорит информированный источник. В проект на данный момент уже вложено 1,5 млрд рублей, для достройки требуется еще 900 млн рублей.

Правительство приняло ключевые решения по бюджету на 2016 год

Правительство приняло ключевые решения по бюджету на 2016 год

261

В июле Александр Швирикасов был осужден на 3 года колонии по делу, связанному с переездом в новое помещение Военно–морского музея, где "Невисс" также выступал генподрядчиком. Бывший директор этого музея Андрей Лялин приговорен к 9 годам лишения свободы за то, что он за взятку обеспечил "Невиссу" получение контракта на 1 млрд рублей.

Арест Швирикасова стал для проекта РНБ "счастливой неожиданностью", говорит источник. Если бы этого не произошло, суд по библиотеке затянулся бы на неопределенный срок и не факт, что удалось бы избавиться от подрядчика, занимавшего крайне агрессивную позицию в этом споре.

Громкие посадки

Текущий год ознаменовался и целым рядом громких посадок. Так, в марте этого года экс–сенатор Александр Сабадаш был приговорен к 6 годам заключения по делу о покушении на мошенничество. В сентябре заключен под стражу экс–председатель правления банка "Таврический" Сергей Сомов. До этого подписал явку с повинной и подписку о невыезде экс–глава "Ленэнерго" Андрей Сорочинский: вместо того чтобы финансировать инвестпрограмму "Ленэнерго", он размещал деньги на депозитах "Таврического". Бывший владелец ГК "Размах" Игорь Тупальский не спешит возвращаться из–за границы, куда он отбыл в прошлом году. На родине его неминуемо ждет арест: он является фигурантом уголовного дела о заказном убийстве.

"Шалости" выросли

Власти приводят эти громкие дела как доказательство государственного курса на борьбу с коррупцией. Сотрудники правоохранительных органов устраивают показательные аресты чиновников разных уровней и рассказывают в СМИ о создании секретных спецподразделений, которые призваны искоренять коррупционеров.

"Нам хотят показать, что неприкасаемых нет. Но на деле расследования останавливаются на довольно низком уровне власти и дальше не идут. Иначе цепочка приведет к самому верху. Показательный пример — дело "Оборонсервиса", которое, по сути, рассыпалось, а ущерб государству, первоначально исчислявшийся десятками миллиардов рублей, свели к нескольким сотням миллионов", — говорит адвокат одного из петербургских фигурантов уголовного расследования о крупном экономическом преступлении. Бывшая сотрудница "Оборонсервиса" Евгения Васильева хоть и получила срок этой весной, но сразу же освободилась. А ее шеф экс–министр обороны Анатолий Сердюков вообще проходил в деле как свидетель.

Пожалуй, исключение составляет только дело главы республики Коми. Однако и тут некоторые эксперты подозревают, что смысл этого скандала в том, чтобы отвлечь внимание от дела другого губернатора — Андрея Турчака.

Впрочем, раньше подобные нарушения обычно даже не становились достоянием гласности. А если и просачивались в прессу, то почти никогда не заканчивались посадками. Например, развалилось знаменитое трубное дело. А ранее не менее одиозное дело 2001 года о пропаже 1 млрд рублей из Дорожного фонда Петербурга так и не получило уголовного продолжения. Контрольно–счетная палата Петербурга обнаружила, что эти деньги были выведены со счета комитета финансов, возглавляемого Виктором Кротовым. Куда они делись, Кротов так и не объяснил. Но к ответственности не привлекли ни его, ни его подчиненных.

Скандал вокруг неудавшегося проекта РАО "Высокоскоростные магистрали" (РАО ВСМ), разгоревшийся в 2002–м, не помешал карьере бывшего главы этой компании Алексея Большакова. Тогда Счетная палата РФ (СП) подсчитала, что на строительстве железнодорожной ветки между Москвой и Петербургом было нецелевым образом израсходовано 3 млрд рублей. На эти деньги РАО снесло три дома рядом с Московским вокзалом в Петербурге и вырыло котлован. СП усмотрела в действиях руководителей РАО ВСМ признаки мошенничества — это грозило 10–летним сроком в колонии. Но Алексей Большаков не только не пострадал, а даже пошел на повышение — 2 года он был вице–премьером правительства РФ.

"То, что раньше воспринималось как маленькая шалость, сейчас преподносится как разрушение системы. За это начинают карать. Люди к этому пока не привыкли и продолжают вольно пользоваться бюджетными деньгами. Умные сократят аппетиты как минимум вдвое и выживут. А глупых ликвидируют теми или иными способами, и вместо них придут новые", — прогнозирует Михаил Делягин.

Эта борьба отличается от классического передела рынка, сопровождающего любой экономический кризис, говорят в юридической компании "Борениус". В сфере частного бизнеса сокращение денежной массы приводит к ослаблению и уходу с рынка одних игроков и укрупнению других. Когда же речь идет о компаниях, которые зарабатывают на государственных деньгах, конечные интересанты находятся в верхах власти, и им удобнее и надежнее использовать для конкурентной борьбы Уголовный кодекс.

В России не только кризис ликвидности, но и кризис судебной системы. Сегодня суд — место, где решаются судьбы бизнеса. У нас нет независимых судей. Их решения всегда зависят от чьей–то воли и чьих–то денег. Рейдерство через суд — самая популярная его разновидность. На любого человека при желании можно завести дело о мошенничестве, посадить в тюрьму или вынудить его уехать. Поэтому все сложные дела бизнесмены стремятся решать не в судах РФ, а в Высшем суде Лондона. Там судят по закону. Все это ведет к распаду страны. Но мы сами это заслужили и сами расхлебываем.
Игорь Тупальский
экс–владелец ГК "Размах"
За те 20 –25 лет, которые прошли со времен "лихих девяностых", в России выработались цивилизованные юридические пути отъема бизнеса. Сейчас бизнесменам не приходится отстреливать друг друга. Они просто могут скупить долги ослабевшей фирмы и в итоге обанкротить конкурента либо вынудить его к слиянию с другой компанией. Можно вести агрессивную PR–кампанию против конкурентов, что в конце концов приведет к их ослаблению. Конечно, юридические инструменты не всегда используются корректно. Это как скальпель в руках врача: с его помощью можно вылечить, но можно и зарезать.
Майя Петрова
партнер юридической фирмы "Борениус"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама