Валерия Лебедева Все статьи автора
6 мая 2015, 16:56 2412

Леонид Белуга: "Вручную контролируем матрицу"

Региональному торговому бизнесу обычно приходится очень трудно после прихода крупных сетевых игроков. Однако в Петрозаводске даже после прихода петербургской "Ленты" местные гипермаркеты продолжают развиваться. Владелец и президент холдинга "Лотос" Леонид Белуга, которого называют самым богатым человеком Карелии, рассказал "ДП" о том, что позволяет местному торговому бизнесу оставаться на рынке, что служит "парашютом" для его холдинга и почему нынешний кризис по сравнению с 90-ми — просто грипп рядом с онкологией.

Торговый холдинг "Лотос" создан в 1989 году. Его оборот — 2,5 млрд рублей, число сотрудников — 1950. Первый в Карелии супермаркет самообслуживания, первый гипермаркет розничной торговли и единственный в регионе супермаркет премиум-класса открылись под эгидой сети. На данный момент в холдинг входят торгово-развлекательный центр "Лотос Плаза" в Петрозаводске и "Лотос Сити" в Кондопоге, ТЦ "Лотос Центр", два гипермаркета "Сигма", три супермаркета и магазины у дома, предприятия общепита и сферы услуг.

Принято считать, что там, куда приходят крупные сетевые игроки, весь другой торговый бизнес умирает по всей округе. Примеров много и в Петербурге, и в других городах. Как вам удалось занять и сохранить долю на рынке?

Получилось так, что наш первый серьезный конкурент — гипермаркет "Лента" — открылся спустя 3 года после аналогичной "Сигмы", а федеральные операторы формата "магазины у дома" еще позже. Когда Олег Жеребцов был акционером "Ленты" и начинал развивать сеть в Петербурге, я приехал, познакомился с ним, посмотрел формат "Ленты". Потом изучил формат "О'Кей" и магазинов в ближайшей Финляндии. Мы просчитали локацию, предпочли открыть гипермаркет на 8 тыс. м2 на объездной дороге между двумя спальными микрорайонами, вместо того чтобы строить на 4 тыс. м2 в центре города. Взяли кредит и быстро построили его. Так, пока Олег Жеребцов строил гипермаркеты в миллионниках и не обращал внимания на Петрозаводск, мы все быстро построили. В результате первый гипермаркет окупился за 4 года вместо 6-7 лет, на которые мы рассчитывали.

После прихода "Ленты", конечно, стало тяжелее: они открыли гипермаркет недалеко от центра города, где у нас был пробел. Чтобы застолбить локацию, мы открыли еще один гипермаркет в центре площадью 7 тыс. м2 на первом этаже крупнейшего на тот момент торгового центра в городе в 50 тыс. м2. В результате у нас получилась позиция выгоднее отдельно стоящей "Ленты": посетители нового ТЦ закупаются у нас. Мы расширили нашу первую "Сигму" до размеров "Ашана", сейчас она занимает 12 тыс. м2. В совокупности наши площади в регионе сейчас больше, чем у "Ленты". Однако второй гипермаркет пока не окупился, он оказался менее эффективным проектом: из-за прихода новых сетей к этому моменту уже сложилась очень жесткая конкуренция, сейчас в динамике "Магнит" и "Дикси".

Кто сейчас ваш основной конкурент?

По доле оборота "Магнит" стал основным конкурентом, по формату гипермаркетов основным остается "Лента". "Магнит" сейчас придушил всю местную региональную торговлю. От этого, конечно, страдают магазины у дома.

Что вы предпринимаете для того, чтобы сохранить клиентов?

Мы лучше знаем потребности регионального покупателя. Преимущество в том, чтобы напрямую работать с местными фермерскими хозяйствами. Мы прямо здесь, без согласования в Петербурге с ними сотрудничаем: утром фермер произвел продукцию, в обед она уже у нас. Такая система может быть отлажена только в ручном режиме, когда каждого фермера знаешь в лицо и хорошо знаком с местным производством. Так мы работаем с рыбоводческими хозяйствами, а также молочной продукцией, хлебом, мясом. Можно сказать, что стараемся не отказывать никому из местных производителей. Если же у них завышенная себестоимость, мы стараемся представлять их, не выкупая и беря на отсрочку платежа.

Практически вручную контролируем торговую матрицу: объезжаем магазины и смотрим, что можно немедленно поправить. Решение о смене поставщика у нас принимает совет по закупкам.

Также мы работаем над акциями и дополнительными услугами: это, например бесплатное такси при покупке товаров от 5 тыс. рублей, бесплатная чистка рыбы, скидки пенсионерам 10% до 14:00 по будням и т. п.

Вопрос об эмбарго. Успешно ли проходит импортозамещение в гипермаркетах и других розничных магазинах в Карелии?

Когда это случилось, мы решили, что наш покупатель без молока Valio и других европейских продуктов чувствует себя некомфортно. Мы начали срочно искать другие модели, сделали даже пару опросов, чтобы лучше представлять, чем заменять конкретный продукт. Поговорили с местными фермерами: сказали, что предоставим полку, только производите сыры, чем вы хуже французов? Потом даже появились новые местные производители, к примеру Ладвинская сыроварня, которая сейчас нам поставляет свежие сыры моцарелла, рикотта, кочетта. Труднее всего было с овощами и фруктами: например, бананы, цена на которые сильно выросла, заменить невозможно.

Нас также сориентировали крупные федеральные оптовые компании, с которыми мы работали. Все стабилизировалось только месяц назад. Мы заместили импортных поставщиков сыров российскими (ротировали ассортимент), расширили ассортимент сыров из Белоруссии. Говядину частично заменили на бразильскую. В целом увеличили объем закупок говядины и свинины от российских производителей, в том числе от местных фермеров.

Как сейчас меняется стратегия холдинга в связи с кризисом?

Сохранение всех торговых точек для нас не принципиальный подход. Если федеральные сети могут себе позволить платить большую арендную плату, чем прибыль от торгового бизнеса, то мы отказываемся в пользу прибыли.

Знаете, иногда говорят: вот, бизнесмен держится за какую-то последнюю точку, а она уже ему кроме убытка ничего не приносит. А он все равно держится и думает: "Как же я буду без этого?" Мы не считаем, что это правильная позиция. Отдаем под основные фонды, привлекаем банковские кредиты, помещение осталось наше, помещение приносит прибыль. Также от малоэффективных магазинов у дома мы переводим капитал в гипермаркеты и в магазины с большой проходимостью.

Торговый бизнес в нашем холдинге составляет около 60%, а 40% — это инвестиции в недвижимость: строительство офисов с подготовкой под ключ на продажу и элитного жилья на берегу Онежского озера, как у вас на Крестовском (ЖК "Аквамарин"). Подготовка офисов под ключ приносит от 10 до 15% всей прибыли холдинга. Если все будет совсем плохо с торговым бизнесом, инвестиции в недвижимость станут "парашютом". В таком случае холдинг можно сравнить с непотопляемым катамараном среди лодок.

Как вы думаете, наступающий кризис можно будет сравнить с тем, что было в 90-х?

Тогда приходилось платить 200% годовых, сохранились только оптовые направления. Сейчас говорят о кризисе — и мы платим 20% годовых. Это просто грипп по сравнению с онкологией. Конечно, с обвалом нефти нас холодной водой окатило, но сейчас она вроде начала немного подниматься. Думаю, что уже при таком уровне можно выживать. Главное, чтобы наш и мой любимый Путин контролировал хотя бы банки с государственным участием — Сбербанк, ВТБ и Россельхозбанк, чтобы они не увеличивали процентные ставки по ранее выданным кредитам, так как у бизнеса источников на это заложено не было, тем более во времена кризиса.

Многие предприятия уже получили уведомления о том, что процентные ставки поднимаются даже на долгосрочные инвестиционные кредиты.

Вас привлекает петербургский рынок?

2 года назад я купил в центре Петербурга, на Полтавской, 12, офис площадью 200 м2. И это был пример неудачной инвестиции. Одна компания по недвижимости взяла его в аренду под 1 тыс. рублей за 1 м2, поарендовала только полгода. И уже 1,5 года я не могу этот офис никому сдать под 1,2 тыс. рублей за 1 м2, хотя этим активно занимаются риелторы и место проходное — напротив известного караоке-клуба. Я планирую его продавать. В Петрозаводске 80% таких же офисов в гостинице "Северная" разошлись минимум под 1,3 тыс. и даже под 1,7 тыс. влет. Выходит, что здесь у меня 3 тыс. м2 разошлось по цене от 1,3 тыс. до 1,7 тыс., а в Петербурге я не могу найти арендатора офиса 200 м2 под 1,2 тыс. рублей! Это конкретный пример, который показывает, почему меня сейчас не привлекает петербургский рынок.

Каков объем инвестиций в ваш новый ТЦ "Лотос Плаза"?

Инвестиции в проект уже составили более 2,6 млрд рублей, еще потребуется 1 млрд вложений. Это самый крупный семейно-досуговый и торговый центр в Карелии, а по ландшафтному исполнению он в числе лучших на Северо-Западе. Его площадь сейчас составляет 90 тыс. м2, с вводом второй очереди мы сможем смело расширить его до 120 тыс. м2. Вторая очередь — это спортивный комплекс, в том числе бассейн, фитнес-клуб, танцевальные и спортивные залы, уже сейчас открыт крытый ледовый каток. Срок окупаемости составит 12-15 лет. Первичная зона охвата — порядка 200 тыс. человек. Планируемая посещаемость — 35 тыс. человек в день. Нам пришлось пойти на приличные расходы при планировании и открытии ТРЦ, чтобы проект был на уровне. Дизайн и архитектуру комплекса создавала международная команда ChapmanTaylor, а консультантом по брокериджу выступила крупнейшая консалтинговая компания Colliers.

Как вы думаете, в ближайшем будущем могут в Карелии появиться подобные крупные проекты?

Другому инвестору придется строить что-то не меньше 150 тыс. м2. По подсчетам аналитиков, к которым мы обращались, в ближайшие 10 лет никто ничего крупнее в Карелии не построит, потому что рынок уже его не вместит, проекты крупнее уже будут неокупаемы. С такой ставкой рефинансирования и с низкой покупательской способностью в Карелии это будет просто в убыток. Общая численность населения Карелии меньше миллиона (633 тыс. в 2014 году), глобальных операторов торговли привлечь практически невозможно. С одной стороны, регион дотационный с низкой покупательской способностью, с другой — покупатель избалован близостью Петербурга и Финляндии. Тем не менее мы смогли привлечь таких "якорей", как MediaMarkt, H&M, Reserved, которые не стали бы участвовать в меньших ТРЦ.

Власти в Карелии поддерживают крупный бизнес?

Кредитная ставка под 16% уже неподъемна. А арендные платежи в торговле ниже, чем в любом другом бизнесе. Насколько я знаю, во многих регионах, включая Новосибирскую область, Республику Алтай, Бурятию и др., инвесторам компенсируют две трети ставки рефинансирования на время окупаемости проекта. У нас в Карелии такие законы приняты тоже, но денег Минфин не закладывает по причине экстраэкономного бюджета, хотя льготы по налогам дают, но этого недостаточно для окупаемости проекта при столь высоких банковских ставках. В республике существует конфликт ведомств: Министерство экономики поддерживает инвестпроекты, рекомендуя субсидировать процентные ставки, а Министерство финансов говорит, что пока не время.

Получается, что, с одной стороны, говорят, что нужно привлекать инвесторов, а с другой — ставка неподъемная. Инвесторы ходят вокруг Карелии. Нас обещали поддержать с первой и второй очередью "Лотос Плаза", но пока ничего по компенсации процентной ставки не делается. У нас готов инвестпроект, но мы не знаем, сможем ли мы построить вторую очередь, а это еще 500 рабочих мест.

В какие отрасли Карелии инвесторы могут вложиться в перспективе?

На данный момент могу сказать, что можно вкладываться в туризм. Инфраструктура не совсем развита: прокладка маршрутов, авиатакси, подобные вещи. Особенно прибыльные направления — Кивач и "Марциальные воды". Что касается гостиничного бизнеса, то гостиничная программа у нас обеспечена, есть гостиница "Северная", "Онего Палас". Ниша торговли перегрета, промышленность лесная в основном. В этих сферах уже только схема "один второго купил", они подзагружены.

Что вы думаете о политической ситуации в Карелии, в частности о том, что предприниматель Попов был вынужден уехать из России из-за уголовного дела, которое завели на его жену, а оппозиция собирает подписи за отставку Худилайнена?

У нас очень мирные горожане и очень хороший губернатор. Вся эта история — ложка дегтя в бочке меда. Есть несколько бизнесменов, которые совмещают политическую активность и бизнес. Они, когда прокуратура говорит: "Соблюдайте закон!" — не понимают, покупают по 1 тыс. рублей на душу автобус бабушек, плакаты, привозят, выставляют и потом говорят, что это позиция народа, а потом еще финансируют десяток газет. Это не позиция народа, это позиция отдельного бизнесмена, который заботится о своих интересах. Везде есть бизнесмены, которые подгибают под себя власть, сейчас такая ситуация произошла в Петрозаводске. Лидер партии "Яблоко" профинансировал выборы "своего" мэра. Многие бизнесмены ограничены в получении земельных участков, расторгаются договоры аренды.

Повод при желании можно найти всегда. Тем, кто поддерживает партию "Яблоко", говорят: идите сюда, голосуйте, как мы говорим, и у вас будет все хорошо. От какой бы партии ни был выбран мэр, он должен со всеми горожанами и предприятиями выстраивать ровные, развивающие город отношения. Позиция нашей компании — заниматься только бизнесом и относиться с уважением к любой власти как к гаранту стабильной ситуации в регионе.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама